Accessibility links

Как живется героям войны в мирное время


Военный корреспондент Изольда Беппиева с грустью говорит, что в последние годы «люди больше обеспокоены личным благополучием, они стали равнодушными к чужому горю»

Военный корреспондент Изольда Беппиева с грустью говорит, что в последние годы «люди больше обеспокоены личным благополучием, они стали равнодушными к чужому горю»

Военный корреспондент, подполковник вооруженных сил Южной Осетии Изольда Беппиева в мирное время оказалась беззащитной перед лицом чиновничьего произвола. Разрушенный в 2008 году дом женщины власти восстанавливать не стали. Все эти годы Беппиева латает дыры на собственные средства. Впрочем, югоосетинские чиновники не готовы возместить эти расходы.

«Не спрашивайте меня про мои роли, я хочу, чтобы меня вспоминали как военного корреспондента!» – категорично требует подполковник вооруженных сил Южной Осетии Изольда Беппиева. Длинноволосая брюнетка с обезоруживающей улыбкой – личность в Южной Осетии легендарная. Вся новейшая история республики задокументирована в видеоархиве Беппиевой. Эта хрупкая женщина не расставалась с камерой с начала 90-х, запечатлев на ней трагические события, свидетелем которых стала сама.

Изольда Беппиева небрежно вываливает передо мной кипу черно-белых фотографий. Это немые свидетельства ее некогда успешной актерской карьеры, о которой моя собеседница не любит вспоминать. «Двадцать лет профессиональной актерской работы! А в 40 лет я взяла в руки камеру, чтобы доказать Южной Осетии, что я осетинка», – говорит бывшая ведущая актриса грузинской труппы Юго-Осетинского драматического театра, которая заговорила по-осетински только во время войны. Скороговоркой она произносит: «Всегда играла главные роли: в «Сократе» – Бресеиду, в «Дон Кихоте» – Дульсинею, в «Гураме и Гуранде» – Гуранду, в «Ограблении в полночь» – Цицу…» Театральная карьера Беппиевой канула в лету во время грузино-осетинского вооруженного конфликта в начале 90-х – на улицах Цхинвала стали разворачиваться драматические события под стать античным трагедиям:

«Грузинская труппа театра уехала из Цхинвала, я осталась без работы и не знала, как помочь своему народу. Мы были в блокаде. Как-то зашел мой родственник и предложил работу на телевидении. Там я начала вести программу на грузинском языке, направленную на грузинскую аудиторию, и рассказывала правду о том, что грузины нам устроили блокаду, что они в нас стреляли, убивали. Это был 1992 год. Грузины стали мне угрожать и даже пытались подкупить. Тогда же я взяла в руки видеокамеру и начала все снимать. Все. Со временем стала работать пресс-секретарем президента Чибирова, служила у миротворцев, служила в Минобороны».

В архиве Изольды Беппиевой хранятся уникальные кадры молодых югоосетинских политиков, которых вооруженное противостояние с Грузией вынесло на гребень популярности. Они стали героями войны, им же в мирное время предстояло построить независимое государство:

«На моих кадрах дорогие для всех нас ребята, которые ушли из жизни. Валеры Хубулова на видео ни у кого нет, он кроме меня никого не пускал снимать. А это наш Парпат. Он запечатлен только на моих видеозаписях. Здесь он после переговоров с Галазовым. Недавно у него был день рождения, и никто из молодых людей не отреагировал. У нас есть улица Алана Джиоева, и никто из нынешнего поколения не знает Парпата, даже не помнят, кто это такой…»

Беппиева с грустью говорит, что в последние годы память о погибших за свободу Южной Осетии героях забывается. «Люди больше обеспокоены личным благополучием, они стали равнодушными к чужому горю», – вздыхает она.

Архив Беппиевой пополнился и в августе 2008 года:

«В 2008-м я не уехала из города и продолжала работать. 7 августа я работала, и у меня была информация, что грузины наступают. Я свое удостоверение взяла и держала в руках, ждала, чтобы они меня вовремя избавили, не мучили. Я им скажу: «Да, я работаю! Я Изольда Беппиева, давайте, стреляйте!» Но случилось так, что, когда они «Градом» стреляли 8 августа утром, меня какая-то неведомая сила вынесла из квартиры. Меня спасла Богородица, она меня заставила спуститься в подвал. Моя квартира была разрушена. Мои сослуживцы искали меня в руинах, думали, что я погибла».

В августе 2008 года квартира Изольды была разрушена прямым попаданием снаряда. К ней не раз приходили многочисленные чиновники, комиссии подчитывали ущерб. Впрочем, дальше обещаний дело не шло. Чтобы как-то перезимовать, она своими силами застеклила окна, выложила кирпичом разрушенные стены. Друзья подсказали женщине, что потраченные на восстановление жилья средства ей должно компенсировать государство.

20 сентября во время празднования Дня независимости Южной Осетии Изольда Беппиева, увидев на центральной площади в Цхинвале помощника мэра, подошла, чтобы напомнить о своих проблемах. Однако, вспоминает женщина, он публично оскорбил ее и прогнал со словами: «Нашла время, когда говорить о проблемах. Здесь не время и не место!» Она говорит, что наблюдавший эту сцену мэр Цхинвала Алан Алборов никак не отреагировал на хамство подчиненного. Добавлю, что не смутили зарвавшегося чиновника и многочисленные государственные награды на кителе женщины. Изольда считает, что герои войны в мирное время превратились в изгоев, а об их заслугах в республике предпочитают не вспоминать.

Я спрашиваю, почему она не обращается к бывшим соратникам из правительства Людвига Чибирова, ведь многие из них и сейчас во власти. Сослан Гатикоев, Ахсар Лавоев, да и сам Леонид Тибилов не раз становились героями ее видеохроник. Беппиева обрывает меня на полуслове, объясняя, что бывшие соратники прекрасно знают о ее проблемах, но ходить с протянутой рукой она не станет. Я спрашиваю, не навредят ли ей эти откровения и не опасается ли она последствий:

«Пусть читают! Я уже ничего не скрываю. Пусть грузины тоже знают, что я осталась в живых и вот в таком сейчас положении. Что мне делать?! Я никому уже не нужна! Я знаю, когда я умру, весь город придет оплакивать, устроят пышные похороны, будут произносить красивые речи, но я хочу, пока жива, увидеть что-то. Я работала для родины. Я горжусь этим. Часто бывали моменты, что пули свистели над головой, я прятала включенную камеру, чтобы она продолжала снимать, если я погибну», – говорит после долгой паузы Изольда Беппиева.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG