Accessibility links

Принцип «занято» тормозит приватизацию


Число крупных объектов невелико, и большинство из них не используется для ведения хозяйственной деятельности. Например, гостиницы «Абхазия» и «Ткуарчал», которые инвестор приобрел за два миллиона долларов, так и не были восстановлены

Число крупных объектов невелико, и большинство из них не используется для ведения хозяйственной деятельности. Например, гостиницы «Абхазия» и «Ткуарчал», которые инвестор приобрел за два миллиона долларов, так и не были восстановлены

В Сухуме в Ассоциации работников СМИ прошла пресс-конференция Константина Кация, председателя Госкомитета по управлению государственным имуществом и приватизации. Он рассказал о работе своего ведомства, о результатах приватизации и проблемах, которые в этой сфере существуют в Абхазии.

Константин Кация возглавляет комитет по приватизации с 2007 года, за семь лет работы это его первая пресс-конференция, поэтому вопросов у журналистов накопилось немало.

Чиновник рассказал о том, что его ведомство занимается управлением объектами госсобственности, их регистрацией через включение в реестр госсобственности и разгосударствлением таких объектов. Постановление о ведении реестра было принято кабинетом министров Абхазии в 2002 году. С тех пор в него было внесено 1316 объектов, что составляет примерно 10-15% от всего количества объектов госсобственности. Первый закон о приватизации был принят в 1997 году, и по настоящее время приватизировано 976 объектов, из них 160 объектов республиканской собственности и 816 объектов муниципальной собственности. Общая сумма, полученная государством от приватизации, составляет 793 миллиона рублей. О том, как эти средства расходовались, Константин Кация ничего сказать не может, так как их распределением занимается другая организация – Фонд приватизации.

Причину того, что подавляющее число объектов не зарегистрировано в реестре госсобственности, Кация видит в том, что в постановлении не указаны сроки и не прописана ответственность. Процедура оформления пакета документов для регистрации весьма трудоемкая и стоит недешево, а государство не выделяет на это средства. Вот и не спешат руководители предприятий их регистрировать. Константин Кация просит руководителей организаций пройти регистрацию, но не уверен, что на его просьбу кто-то откликнется.

Один из первых вопросов руководителю Госкомимущества был, естественно, о принадлежности ИнгурГЭС. Вот что ответил Константин Кация: «Юридическое лицо ООО «ИнгурГЭС», на которое ссылаются и которое зарегистрировано за пределами Республики Абхазия, никакого отношения к имущественному комплексу не имеет. Сегодня меня никто не ограничивает зарегистрировать пять или шесть обществ с ограниченной ответственностью, то есть негосударственных организаций под названием «ИнгурГЭС». Но это не означает, что я буду иметь права на имущественный комплекс ИнгурГЭС. ИнгурГЭС и каскад перепадных ГЭС являются собственностью Республики Абхазия по действующему у нас закону. Есть постановление кабинета министров, которое упоминает эти два объекта и относит их к республиканской собственности – к ведомству «Черноморэнерго». На этот объект нет реестрового дела, и право «Черноморэнерго» на хозяйственное использование этих объектов нами не подтверждено, то есть не выдано свидетельство о внесении в реестр собственности».

Константин Кация считает, что объекты выпали из имущества «Черноморэнерго» при перерегистрации, потому что не были на тот момент внесены в реестр госсобственности. Руководство госкомпании в свое время не проявило инициативу и не сделало этого.

На вопрос о том, кому принадлежат сегодня два сухумских военных санатория – МВО и ПВО, Константин Кация ответил, что их владельцем является Госкомимущество, никто их не приватизировал и в частные руки не передавал.

Кация в целом положительно оценил итоги проведенной приватизации, так как основная масса объектов была передана под ведение малого и среднего бизнеса в сферу торговли и услуг населению. Они дали рабочие места и налоги в бюджет.

Число крупных объектов невелико, и большинство из них не используется для ведения хозяйственной деятельности. Например, гостиницы «Абхазия» и «Ткуарчал», которые инвестор приобрел за два миллиона долларов, взяв на себя обязательство в течение трех лет восстановить, так и не были восстановлены. В 2008 году разразился экономический кризис, и российский инвестор теперь не в состоянии выполнить свои обязательства. Но эти объекты являются его частной собственностью, и изъять их у него очень сложно. В то же время владельцы платят ежегодно около одного миллиона рублей налогов, что все-таки лучше, чем держать эти объекты в виде госсобственности и не получать ни копейки.

На вопрос о коррупционной составляющей в приватизации, об отсутствии конкурсов и аукционов Константин Кация ответил так: «Тут надо искать корни в конце 90-х – начале 2000-х годов. Первая приватизация была проведена в 2002 году. Пять лет работал закон, но никто ничего не хотел покупать. Причина в том, что у нас с того момента и до сегодняшнего дня сформировался принцип «занято». То есть никто просто не может подойти к объекту, потому что у него есть неформальный хозяин. И в условиях, когда такой неформальный хозяин объявляется, его все знают, он никому не дает подойти к этому объекту и без его разрешения, не согласовав это решение с ним, приобрести объект, как же можно осуществлять приватизацию? Подобные вещи знает история многих государств, чтобы справиться с этим явлением, многие государства принимали очень жесткие и самые крайние меры, которые в наших условиях мы себе позволить не можем в силу нашей малочисленности, в силу нашей политической внутренней и внешней ситуации».

Вопросы приватизации, сказал Кация, не решаются в его кабинете. Эти решения принимаются в парламенте, в администрации президента и в кабинете министров.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG