Accessibility links

«Путь к покаянию»


Тенгиз Абуладзе скончался в 94-м году, когда на всем постсоветском пространстве уже воцарилась гласность, но ценность его фильма «Покаяние» от этого меньше не стала

Тенгиз Абуладзе скончался в 94-м году, когда на всем постсоветском пространстве уже воцарилась гласность, но ценность его фильма «Покаяние» от этого меньше не стала

Во Дворце искусств открылась выставка, посвященная 90-летию режиссера Тенгиза Абуладзе. На экспозиции представлены фотографии, письма, награды, афиши и костюмы, сшитые специально для актеров, игравших в его фильмах. В этом году круглую дату отмечает и культовый фильм автора – «Покаяние».

– Эта дорога приведет меня к храму?

– Это улица Варлаама. Эта улица не ведет к храму.

– Тогда зачем она нужна? К чему дорога, если она не ведет к храму?!

Дорога в творчестве Абуладзе наделена особым смыслом: путь от улицы, носящей нарицательное имя Варлаама – символа беспощадности и тирании, до улицы, ведущей к храму – покаянию, должны пройти все. Даже потомки тех, кто когда-то сотворил зло...

«Последней дорогой» в кинокарьере Абуладзе, своего рода завещанием стала именно картина «Покаяние», завершающая трилогию (перед этим были сняты «Мольба» и «Древо желания»). «Покаяние» было допущено к широкому просмотру не сразу. После трехлетнего скитания фильма по кабинетам политиков и чиновников от искусства картина в 1987 году все же была выпущена на большие экраны. «Покаяние» имело эффект разорвавшей умы бомбы: фильм Абуладзе, пусть даже и в иносказательной форме, говорил о том, о чем непозволительно было даже думать.

Фильму, который отхлестал по щекам и тех, кто совершал большое зло, и тех, кто с ним благополучно мирился, сегодня 30 лет. Первые афиши, уникальные черно-белые кадры, на которых запечатлены рабочие моменты на съемочной площадке, и множество наград, которых был удостоен фильм, представлены сегодня в выставочном зале Дворца искусств. Говорит его директор Георгий Каландия:

«Для нас это особая экспозиция, так как мы впервые выставляем так много экспонатов, впервые выставляем костюмы из фильмов Тенгиза Абуладзе. Но самое главное, здесь объединены две коллекции – т.н. государственная коллекция, которая хранится в нашем музее, и коллекция, принадлежащая его семье. Так что на этой выставке посетитель сможет путешествовать по миру, который называется «миром Тенгиза Абуладзе».

Все материалы, имеющиеся в семейном архиве Абуладзе, в выставочном зале Дворца искусств уместиться не смогли. Впрочем, недостатка в уникальных кадрах, доселе неизвестных общественности, не было: на черно-белых раритетных фотографиях рядом с Абуладзе запечатлены Федерико Феллини, Роберт де Ниро, Сергей Параджанов... На открытие экспозиции пришли и поклонники творчества Абуладзе, и те, кто хорошо знал режиссера, – его друзья, коллеги. Среди них – Резо Чхеидзе. Опершись на трость, он сидел посреди выставочного зала в плотном окружении людей – каждый хотел услышать из первых уст, какой была дружба двух корифеев грузинского кинематографа. Резо Чхеидзе несколько раз прерывал свой рассказ – брала верх свойственная его почтенному возрасту сентиментальность:

«Я не могу назвать в нашем поколении человека, которому удалось бы создать фильмы лучше, чем это сделал Абуладзе. Кажется, он был рожден для того, чтобы стать режиссером. Он был очень точным человеком – подготовленным духовно, чистым. Именно поэтому ему удавалось создавать фильмы, имеющие мировую ценность».

О том, каким хорошим режиссером, человеком и профессионалом был Абуладзе, вчера говорили многие. Но для Кетеван Абуладзе – это, в первую очередь, любящий отец и уже потом – великий режиссер:

«Вот здесь говорили, что он был очень хорошим режиссером, а я про себя думала, что он и отцом был очень хорошим – очень тонким, очень глубоким. За советами я к нему не ходила – просто он так говорил, что у меня все ответы уже были», – говорит Кетеван Абуладзе.

Тенгиз Абуладзе скончался в 94-м году, когда на всем постсоветском пространстве уже воцарилась гласность, но ценность фильма от этого меньше не стала. Общество, не способное признать свой грех и покаяться, не имеет будущего, и это – аксиома на все времена.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG