Accessibility links

ПРАГА---Сегодня в рамках рубрики «Некруглый стол» мы обсудим ситуацию на российском финансовом рынке и ее влияние на соседние государства, в частности, на Грузию. У нас на линии прямой связи из Тбилиси экономист, эксперт в банковских вопросах Лия Элиава и политолог Георгий Хухашвили.

Дэмис Поландов: У меня нет под рукой такой статистики за 14 лет, какая была у нашего сухумского корреспондента Виталия Шария, я буду говорить о текущих вещах. Сегодня произошло некоторое восстановление на российском финансовом рынке – индекс РТС вырос на 14%, рубль укрепился до 62 рублей за доллар. Однако два дня – в понедельник и вторник – было серьезнейшее обрушение, когда индекс РТС падал даже на 20% в течение дня, доллар на торгах поднимался выше 80 рублей, а евро – выше 100 рублей за одну единицу. Лия, насколько фундаментальны те факторы, которые сегодня влияют на Россию, и вообще, насколько долгим может оказаться этот финансовый кризис, по вашему мнению?

Лия Элиава: По моим предположениям, ситуация в России развивается, скорее всего, по паническому сценарию, т.к. я не вижу серьезных объективных предпосылок для такого резкого падения курса рубля, и, скорее всего, это продлится недолго. У экономики есть свои законы. Так же, как и падение цены на нефть, – это не очень долгосрочный процесс, и она обязательно начнет расти. Я полагаю, что в целом в России экономика стабилизируется и таких спекулятивных атак на местную валюту станет меньше, и это будет в более легких формах. Так что я предполагаю, что это продлится недолго, хотя то, что сейчас происходит, естественно, очень болезненно как для самой страны, так и для населения, особенно бедного населения, которое явно страдает от высоких цен.

Дэмис Поландов: Я бы все-таки хотел уточнить по поводу вашего прогноза по ценам на нефть. Сегодня в экономических кругах все-таки превалирует другое мнение: я читал много прогнозов, что цены на нефть в ближайшей и среднесрочной перспективе могут остаться примерно на текущем уровне – 60 долларов за баррель. На чем основан ваш прогноз?

Лия Элиава: Я объясню свою точку зрения. Страна может пойти на политические уступки и потерять часть денег в определенный период времени, но эти уступки не могут продолжаться долго. Страна, которая привыкла получать много за проданную нефть и которая уже рассчитывает все свои расходы, исходя из высокой цены, она долго низкую цену держать не будет, потому что у всех стран есть свои обязательства перед народом – это социальные выплаты, разного рода государственные траты, которые обязательно должны происходить.

Дэмис Поландов: Но это не рынок продавца все-таки. Вы думаете, что Россия и вообще продавцы нефти могут таким образом диктовать покупателям цены? Мне кажется, сейчас действуют и другие факторы.

Лия Элиава: Я полагаю, что в основном превалируют политические факторы в движении цены нефти вниз. Это, по моему мнению, долго продлиться не может. Нельзя загадать то, что, допустим, через восемь месяцев или год цена обязательно начнет расти, ведь есть определенные пределы ее эффективности, т.е. затрат на ее добычу, производство и продажу. Не может цена падать вечно. Хотя были в истории периоды, когда нефть стоила, кажется, 7 или 11 долларов, но, к сожалению, история и, тем более, экономика не имеют обратного хода. Она никогда не возвращается к своим начальным позициям, и то, что выросло в цене, очень редко возвращается к своей исходной точке.

Дэмис Поландов: Георгий, что вы думаете о текущей ситуации, насколько долго это продлится и, вообще, какие последствия могут быть у текущего финансового кризиса в России?

Георгий Хухашвили: Я думаю, что нестабильность российской экономики, исходя из того, что за последние годы степень интеграции России в глобальную экономику существенно выросла и сейчас большая часть глобальной экономики как бы задействована в санкционной политике против России, может продлиться довольно-таки долго. Я частично согласен с тем, что это не может длиться бесконечно, но это довольно внушительно может воздействовать на ситуацию в России. С другой стороны, Россия не та страна, государственность которой строится на экономических факторах, т.е. на благополучии. Рано или поздно с теми странами, которые применяют санкции против такой специфической страны, где идея стоит больше, чем деньги, могут сыграть злую шутку, потому что они могут получить эффект некоего бумеранга, исходя из тех же предпосылок, что та же Европа энергозависима от России и т.д. Да, России надо придержать свои амбиции, но, с другой стороны, есть определенная точка невозврата, где, в принципе, могут возникнуть очень большие, глобальные риски.

Дэмис Поландов: Батоно Георгий, я хотел бы вернуться в наш регион и спросить у вас: какие последствия могут быть для экономики Грузии, если этот кризис затянется, тем более что Грузия в последнее время как раз наращивала объемы торговли с Россией – что с этим сектором будет?

Георгий Хухашвили: Каких-то системных последствий для Грузии я не вижу. Да, будут некие проблемы не для всей грузинской экономики, но для некоторых ее сегментов, потому что все последние годы Грузия отдалялась от России и училась жить без российского рынка. В последние два года отношения активизировались, но мы еще не достигли той точки, когда приостановление этих отношений могло бы вызвать какие-то серьезные изменения. Так что ничего особенного от этого я не ожидаю, будут некоторые потери, но не настолько существенные, чтобы сейчас серьезно обсуждать эту тему.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG