Accessibility links

«Там царит круговая порука»


Югоосетинские правозащитники намерены обратиться к спикеру парламента с предложением создать независимую комиссию по изучению спорных судебных решений. Впрочем, трудно сказать, что это поможет в корне изменить ситуацию, ведь законодательная власть не имеет права влиять на судебную

Югоосетинские правозащитники намерены обратиться к спикеру парламента с предложением создать независимую комиссию по изучению спорных судебных решений. Впрочем, трудно сказать, что это поможет в корне изменить ситуацию, ведь законодательная власть не имеет права влиять на судебную

Число жалоб югоосетинских граждан на несправедливые судебные решения за последнее время значительно сократилось. Об этом генпрокурор республики Мераб Чигоев заявил на этой неделе во время выступления в пресс-центре Госкомитета информации и печати. Югоосетинские правозащитники между тем утверждают, что парламент завален жалобами отчаявшихся добиться справедливости граждан. Они выступают с предложением создать специальный комитет по противодействию судебному произволу в республике.

Радужная картина, представленная генпрокурором республики Мерабом Чигоевым, не соответствует действительности, считает бывший судья Верховного суда Южной Осетии Юрий Кокоев. Он сомневается, что улучшилось качество принимаемых в республике судебных решений:

«Ко мне часто обращаются граждане, я слышу от народа, от людей, сталкивающихся с судебными органами, что парламент наводнен жалобами граждан на судебные решения. Парламент тоже не имеет рычагов воздействия, что усиливает недовольство людей. Председатель комитета по законности, законодательству и местному самоуправлению Олеся Кочиева показывала мне увесистую папку жалоб на судебные решения. Вообще ситуация в республике с правами человека очень негативная, очень плохая. Улучшений нет. А в судах дело обстоит даже хуже, чем в других сферах. Я слушал выступление генпрокурора, но я не вижу улучшений».

Неделю назад несколько жительниц Цхинвала вышли к зданию правительства на акцию протеста против судебного произвола. Впрочем, никто из местных журналистов этого не заметил, говорит Юрий Кокоев:

«Местные СМИ мало уделяют внимания этим проблемам, смирились с тем, что поделать ничего нельзя. Власть не обращает на это внимания, исходит из позиции: пусть себе говорят, пусть возмущаются. Маргиева Фатима собрала этих женщин, но на них внимания никто не обратил, поэтому они собираются идти в парламент».

Югоосетинские правозащитники намерены обратиться к спикеру парламента Анатолию Бибилову с предложением создать независимую комиссию по изучению спорных судебных решений. Впрочем, трудно сказать, что это поможет в корне изменить ситуацию, ведь законодательная власть не имеет права влиять на судебную. Юрий Кокоев считает, что независимость судей в республике – фикция. На деле они лишь оформляют поступающие сверху указания и полностью подчинены исполнительной власти. Кокоев рассказывает, что при прошлой власти из-за несогласия с вышестоящими чиновниками его кандидатуру не утвердили на новый срок.

«С тех пор я жалуюсь, но действующий президент не отвечает на мои заявления, игнорирует, оставляет без внимания», – говорит он.

Правозащитник, член Координационного совета оппозиционных сил Южной Осетии Фатима Маргиева рассказывает, что выйти на улицу людей заставил произвол в прокуратуре и судебных органах. По ее словам, многие протестующие уже 20 лет обивают пороги различных инстанций. Даже когда удается добиться справедливого решения суда, оно не исполняется, говорит она. Сама Маргиева требует пересмотра вердикта суда, приговорившего ее в 2010 году к двум годам лишения свободы условно за незаконное хранение оружия и боеприпасов. Правозащитница отсидела в тюрьме четыре месяца. Обвинительный приговор в отношении Маргиевой эксперты называют политически мотивированным и связывают с ее оппозиционной деятельностью при экс-президенте Эдуарде Кокойты:

«Есть дела, которые годами не расследуются. Более того, Генпрокуратура откровенно игнорирует заявления граждан. Сотрудники прокуратуры не дают нам внятного ответа, почему не рассматриваются наши дела. Также наметилась тенденция неисполнения судебных решений. Суд не следит за исполнением своих постановлений. Судьи, работавшие при предыдущей власти, остаются на своих должностях. Это говорит о том, что с этих людей никто не спрашивает за тот беспредел и игнорирование законов, которые они творили. Изменилась ситуация с тем, что сейчас нас не третируют и не преследует, но в вопросах восстановления законности ничего не изменилось».

Фатима Маргиева рассказала мне, что среди протестующих была и героиня моих публикаций Соня Дзагоева. Женщина более десяти лет пытается обжаловать незаконное увольнение. Дзагоева обращалась к председателю парламентского комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению Олесе Кочиевой, которая направила ее к уполномоченному по правам человека Иналу Тасоеву. К нему она без особого успеха ходит последние два года.

Осетинский правозащитник Руслан Магкаев говорит, что люди уже отчаялись и не верят в возможность добиться справедливости в республиканских судах:

«Правовая ситуация измеряется количеством инвестиций, которые приходят в какой-либо регион, страну. В данном случае люди голосуют деньгами. Если кто-то приезжает в Южную Осетию и вкладывает свои деньги, значит, он верит в тамошнюю правовую ситуацию. Я не вижу, чтобы туда кто-то приезжал, торопился и вкладывал свои деньги, либо свой капитал и бизнес связывал с республикой. А Чигоев врет, потому что в начале работы он говорил, что у него имеется много уголовных дел на предшествующих чиновников, должностных лиц. Наказанными мы никого не видим. К ним не обращаются, потому что люди знают – это бессмысленно. Ситуация, наоборот, ухудшилась, люди впали в пессимизм».

Генпрокуратура возбудила около 80 уголовных дел в отношении чиновников, работавших при экс-президенте Эдуарде Кокойты, но никто из них не был осужден. Руслан Магкаев считает, что со сменой власти в республике система не изменилась:

«Там царит круговая порука. Правящий класс не сменился, ушел только один человек – Эдуард Кокойты, уехал и все. А остальные как были у власти, так и остались, в том числе нынешние первые лица. Тот же Чигоев был у власти, тот же Борис Чочиев. Какая-то должность была и у Леонида Тибилова. А ранее он возглавлял коммерческий банк. И если они начнут копать, дернут за одну ниточку, она в итоге выведет на них самих. Поэтому они ничего не трогают, они ситуацию замазали, сидят и говорят, что хорошо все, потому что понимают, что все ниточки могут привести к ним самим».

По мнению моих собеседников, говорить об улучшении положения в правовой сфере не приходится – генпрокурор не только не смог исправить ситуацию, доставшуюся ему в наследство, но подорвал остатки доверия народа к правоохранительным органам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG