Accessibility links

Депутат петербургского Заксобрания в 90-е Юрий Шутов скончался в колонии для пожизненно осужденных. В Петербурге остаются так называемые "шутовцы" – очевидцы работы Владимира Путина в органах власти города. С одним из них побеседовал корреспондент РС.

Юрий Шутов скончался 12 декабря в колонии "Белый лебедь" в Пермском крае. "Его смерть носила не криминальный характер", – сообщили агентству ТАСС в пресс-бюро ФСИН.

Николай Андрущенко

Николай Андрущенко

В 80-х Юрий Шутов работал заместителем начальника Центрального статуправления по Ленинграду и области, получил пять лет тюрьмы за поджог кабинета в Смольном и хищения. Освободившись, смог уехать в Германию, а в начале 90-х, вернувшись, ненадолго стал помощником мэра Петербурга Анатолия Собчака. В 1992 г. Шутова арестовывали по делу банды бывшего офицера-афганца, кавалера ордена Красной Звезды Айрата Гимранова, которую подозревали в вымогательстве и уничтожении чужой собственности. Доказать вину Шутова не смогли, и он был оправдан. В 1993 году он опубликовал книгу "Собчачье сердце" с критикой Анатолия Собчака.

У них были куплены рядышком дачи на Чудском озере, в Сланцевском районе (кооператив "Здоровье"), первоначально, когда они не знали, что возвысятся. Там я Путина видел лично

С 1996 года занимал должность руководителем Рабочей группы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, созданной при Госдуме временной Комиссии по анализу приватизации 1992–1996 годов и ответственности должностных лиц за ее негативные результаты. Также Шутов был в числе подозреваемых по делу об убийстве вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича в 1997 г. и Галины Старовойтовой в 1998-м (эти обвинения были сняты). Шутова арестовали в 1999 г. Пожизненный срок он получил в 2006 г. 17 февраля городской суд Санкт-Петербурга признал его виновным в пяти убийствах, двух покушениях на убийство, ряде похищений, ограблений, разбойных нападений, вымогательств и краж. Вину Шутов не признал, свой приговор обжаловал в Верховном суде, а после отказа в его пересмотре – в Европейском суде. Однако решение ЕСПЧ не было принято на момент его смерти.

"Шутовцами" часто называют сотрудников газеты "Новый Петербург". Физик, бывший депутат Ленсовета (1990-1993) Николай Андрущенко ныне работает журналистом этого издания. Газета "Новый Петербург" известна публикацией националистических материалов, ее даже закрывали за экстремизм. Впрочем, недовольство правоохранительных органов вызвали не националистические материалы, а статья "Почему мы пойдем 25 ноября на Марш несогласных" (2007), подписанная Андрущенко. Сам журналист подвергся обыску и аресту. Наряду с националистическими материалами газета регулярно публикует свидетельства на тему "бандитского Петербурга". О том, какое отношение газета имела к Юрию Шутову, а также о самом Шутове рассказывает Николай Андрущенко:

– Когда вы познакомились с Шутовым?

– Мы были знакомы с Юрием Шутовым с 1983 года. Я много лет был депутатом Дзержинского райсовета и был диссидентом. Три раза был в наших замечательных психбольницах, один раз в тюрьме. Не помню уже, как конкретно, но мы сошлись на этой почве. Юрий Шутов меня вытащил однажды из психбольницы. Я все три раза выходил оттуда с диагнозом "психически здоров". А попал в первый раз из-за своей несдержанности. Я, как все наши молодые люди, был комсомольцем, но мой отец в определенный период времени счел нужным рассказать, как раскулачили его отца – моего деда, а затем убили. Я пришел в комитет комсомола, разорвал свой комсомольский билет и кинул в морду всем этим деятелям. Ну, естественно, выгнали меня не только из комсомола, но и из университета, и оканчивал я уже вечернее отделение.

– Рассказывал ли Шутов подробности своего первого тюремного заключения? Еще в 80-е? Считал ли свое дело "политическим"?

Юрий Шутов

Юрий Шутов

– Нет, этого я не помню. Мы много говорили, но наши разговоры в основном касались его партнера, который ныне является президентом. Насколько я знаю, с Путиным они были знакомы задолго до 1990 года. Он мне передал многие материалы на эту тему, прося перевести их на английский, поскольку я заканчивал спецкурс английского при академии внешней торговли. Как он использовал это, я представляю. Наиболее активно Шутов ко мне обращался, когда писал свою знаменитую книгу о незаконной приватизации. Я могу подтвердить, что ни одной законной приватизации дореволюционных зданий и предприятий в Петербурге нет.

– Верите ли вы в обвинения, выдвинутые против Шутова?

– С моей точки зрения, это провокация, исполнение судьей задания. В моем процессе по делу об экстремизме участвовал тот же самой адвокат, который сыграл главную роль и на процессе Шутова, – Константин Кузьминых. И наши мнения полностью совпадают: если бы Шутова судил суд присяжных, он был бы оправдан. Ни одного юридически доказанного эпизода в деле Шутова нет. Это провокация власти, или, точнее, Владимира Путина, такая же, как его провокация в отношении Собчака, правда, в обратном смысле. Тут Путин сделал обратное: переправил уголовника Собчака за границу.

– Чем еще занимался Юрий Шутов, будучи депутатом Ленсовета?

Когда мы впервые встретились с Собчаком, он мне напоминал типичного русского профессора, верного последователя Сахарова с интересом к политике но без стимула к стяжательству. А потом его окружение – Путин, Виктор Золотов привили ему этот стимул

– Он занимался расследованиями незаконной приватизации, незаконной деятельности Собчака, незаконной деятельности Путина. Я случайно оказался в Москве, когда Шутов поехал на переговоры с Путиным. Столкнулся с ним при входе в гостиницу. Он сказал: "Степаныч, посиди в ресторане, попей кофейку, подожди, сейчас сюда приедет Путин, мы поговорим. Я на всякий случай запишу разговор. Потом зайдем куда-нибудь, я перепишу, ты не слушай, размножь и сохрани". Я все выполнил, но, к сожалению, очень быстро, насколько я понял, после этого Шутов был арестован.

– Публиковались ли материалы каких-то расследований Шутова в "Новом Петербурге"?

– У нас замечательный главный редактор, но она, все-таки, человек осторожный. Нам прямо сказали мои знакомые гэбэшники (те самые, которые помогали мне собирать материалы про приравнивание КГБ к гестапо): "Степаныч, только не публикуй. Пройдет время – это все будет опубликовано. Когда Путин либо будет сидеть, либо уйдет в мир иной". У нас и так был тираж 30 с лишним тысяч, а сейчас 6 тысяч.

– Вы писали статью "Полоний и три Владимира" в "Новом Петербурге" в 2006 году (имеются в виду Владимир Смирнов, Владимир Барсуков, Владимир Путин).

– Проскакивали отдельные статьи, но сглаженные. Написать откровенно о том, что, после того как Собчак оказался в Париже, были убиты два следователя, которые вели его дело, редактор не решилась.

– Имел ли отношение к "Новому Петербургу" Юрий Шутов? Финансировал его?

– Он не финансировал его, но он поддерживал его идеологически. Присылал туда авторов. Он ненавидел Путина, считал его врагом народа и присылал туда авторов, пишущих на эти темы.

– Что вы думаете о его смерти?

– Думаю, очень точно написал один из авторов "Нового Петербурга" Денис Усов: "В течение трех суток ему не оказывали помощи и сознательно дали умереть". Титыч очень своеобразная личность, очень много у него было и отрицательного. Но я продолжал два его дела. Первое – анализ итогов приватизации, и могу сказать, что, следуя общеевропейскому законодательству, приватизацию многих зданий можно отменить. И второе – я входил в неофициальную комиссию, которая готовила суд над КГБ, но нам не удалось этого сделать. КГБ сейчас либо при власти, либо при бизнесе.

– Откуда у Шутова могла быть какая-то эксклюзивная информация о деятельности Путина в Санкт-Петербурге?

– Думаю, из одной поганой организации. Об ушедших плохо не говорят, но он был в какой-то степени интриганом. Но мне представляется, что он был, так же, как и Путин, гэбэшником. Они пересекались еще лет за 15 до Ленсовета – Шутов говорил мне об этом. У них были куплены рядышком дачи на Чудском озере, в Сланцевском районе (кооператив "Здоровье"), первоначально, когда они не знали, что возвысятся. Там я Путина видел лично. Это были два скромненьких домика – метров сто друг от друга.

– Это было до кооператива "Озеро"?

– До кооператива "Озеро" и до того, как они оба попали во власть.

– Что касается ваших собственных расследований, вы пишете в своей статье, что видели в кабинете у Путина Владимира Кумарина (по данным немецкого журналиста Юргена Ротта, ЧОП Кумарина – Rif Security GmbH, дочка печально известной SPAG – охранял кооператив "Озеро").

– Приемная Путина – это был проходной двор. Надо отдать ему должное – он был очень работоспособным и принимал всех. Другое дело, что, будучи председателем Комитета по внешним связям, он часто путал свои личные дела и государственные, по крайней мере, как мне представляется. Да, я видел у него и Мирилашвили, и Кумарина. У меня была даже фотография их вдвоем с Кумариным – улыбаются, раздетые по пояс, как раз в этом кооперативе, – которая исчезла при обыске. Есть фотография, где они втроем – Путин, Тимченко, однорукий товарищ (Кумарин). Путин не ожидал тогда, что станет президентом, и жил вольно. Мне представляется, что сегодня Кумарин пожинает ту же участь, что и Шутов: слишком много знает, поэтому навряд ли выйдет из тюрьмы.

Отлично помню эпизод, как Кумарин захватил Ленфинторг. Я был помощником директора Ленфинторга по связям со странами Скандинавии. Предприятие было в здании на Чайковского, 20. Его захватил как раз Кумарин. Мы сидим, совещаемся, директор Аникин Александр Гаврилович собрал нас по каким-то вопросам. Здание сдано было на 49 лет. На его ремонт Ленфинторг затратил 5 миллионов долларов. Во время совещания раскрываются нараспашку двери, вваливаются кумаринские бандиты, и нам предлагается покинуть помещение. Аникин был человеком взрывного характера. "Пошли вон!" и так далее. Его берут под мышки, выволакивают и лицом об асфальт. Нас просто выталкивают в спину. С тех пор там висит вывеска "Петербургская топливная компания". Думаю, это не могло произойти без помощи власти. Потом Аникин потратил много лет на восстановление прав Ленфинторга и собирался отвоевать 175 миллионов долларов, которые у него украли. Большая часть этих денег были государственными. И вскоре скончался. Сами понимаете, Ленфинторг после этого погиб.

– Какой это был год?

– На рубеже 1999-2000, когда Аникин добился было через суд восстановления Ленфинторга и возврата имущества.

– Это тот самый Александр Гаврилович Аникин, который был заместителем у Путина?

– Да, тот самый Аникин, который был заместителем Путина (по словам другого бывшего депутата, бывшего руководителя комитета Ленсовета по внешним связям Дмитрия Ленкова, ныне покойный Александр Аникин был освобожден от должности заместителя председателя комитета по внешним связям мэрии Петербурга в 1992 году в качестве меры наказания после расследования Марины Салье. – РС). Один из наиболее грамотных во внешней торговле людей. И, с моей точки зрения, честнейший. Он мог сказать вору, что он вор, а дураку, что он дурак. Это его и сгубило. Когда однажды к Путину пришел Алексей Кудрин, там в это время были Аникин, я, а также наш нынешний премьер-министр (он тогда был аккуратненьким, чистеньким, вежливым, ничего не значащим мальчиком на побегушках, разносил бумажки) и Аникин сказал Кудрину: "Пошел вон".

– Юрий Шутов написал "Собчачье сердце". Что вы думаете о книге?

– Когда мы впервые встретились с Собчаком, он мне напоминал типичного русского профессора, верного последователя Сахарова с интересом к политике, но без стимула к стяжательству. А потом его окружение – Путин, Виктор Золотов привили ему этот стимул. Это мое мнение. Я и 30 депутатов Ленсовета, которые сегодня скромно молчат, давали показания по делу коррупционера Собчака. Я видел показания и других людей, и почти во всех случаях Путин проходил как соучастник. Преступника за рубеж не переправляют без паспорта, как он это сделал с Собчаком.

– Путин как раз недавно на пресс-конференции упомянул это дело в других выражениях: "Мне и тогда казалось странным, что после приобретения Анатолием Александровичем Собчаком какой-то несчастной квартиры из 100 метров против него было возбуждено два уголовных дела в течение недели. …. Конечно, была явно кампания организована, причем организована определенными представителями власти в борьбе с ним". Что бы вы ему ответили?

– По этому делу только я давал показания по 37 эпизодам. Мне запомнился эпизод приватизации дома напротив петербургского цирка, так как это было в моем районе. Приватизировано оно было не в личное пользование, но в пользу друзей мэрии. Но я не могу предоставить документов – я думаю, уголовное дело в 2007 году против меня было затеяно, чтобы изъять документы. Они не числятся в числе изъятых, но их теперь у меня нет, хотя я пытаюсь их частично восстановить.

XS
SM
MD
LG