Accessibility links

Президент России пригласил грузинскую власть в гости в Москву, и грузинская власть задумалась. Коллективно и по-разному, потому что приглашение не именное. Можно сказать, на предъявителя. Гостем может стать каждый, и это девиз российско-грузинской дружбы сегодня.

Судя по интонациям, контексту, декорациям и выражению лица, президент России считал свое заявление спецоперацией. Просчитанной и хитроумной. По традиции – обреченной на успех. Трехходовки есть в спорте и реальной политике, правда, редко. А у нас есть спецоперация и ловушка, в которую Тбилиси обязан попасться. Ведь даже гибель грузинского добровольца в Донбассе в понимании нынешней грузинской власти – дело рук вчерашней клики. А уж проигнорировать руку, так сенсационно и многообещающе протянутую Москвой, может только тот, кто не уловил ветер перемен. Тот же, кто провозгласил новый курс без прежних крайностей и с надеждой на прежнюю дружбу, эту руку должен хотя бы пожать. Ведь в рукаве у того, кто ее протягивает, чудесным образом мелькнула Абхазия и Южная Осетия. То, о чем, как обещалось, Россия рано или поздно вынуждена будет сказать. И вот – сказала. Или курс менялся только для того, чтобы утолить российскую жажду по левой Хванчкаре?

Ход Кремля будто беспроигрышный. Даже если никто из Тбилиси не приедет, то задумается. Или хотя бы притворится, что задумался. А больше и не надо. Из этого сырья Москва сделает свою конфетку. Не изыск, конечно. Но когда даже главные евразийцы в Москву теперь ездят через Киев, надо учиться радоваться любой малости. Но даже с малостями все так фатально, что приходится соседям прощать долги и покупать их молоко за драгоценные доллары. Как еще проявить гостеприимство? Может быть, кому-то помочь конструктивно решить проблемы с целостностью? Донбасс? Абхазия?

На самом деле, фокус на уровне дряхлого кролика в цилиндре. Но как короля делает свита, шоу делает зритель. И если зрителю нравится или он, по крайней мере, с презрительным хохотом не бежит, значит, получилось. Словом, вечный андерсеновский вопрос: найдется ли тот, кто звонко рассмеется?

Не находится. Жанр серьезен и не допускает вольностей. Даже если они напрашиваются. Даже если все понимают, в чем трюк. В Грузии степень свободы реакции на скверный анекдот оказывается соразмерна степени близости к главному гражданину Грузии. Рассорившийся с ним президент по крайней мере дал понять, что готов улыбнуться. Остальные, выдержав паузу ожидания, по-прежнему застегнуты на все пуговицы. Нет, они не летят в Москву. Они делают Кремлю еще большую приятность: они всерьез этот проект обсуждают.

Встреча в Кремле была бы, может быть, пусть и унизительным, но спасением. Наверное, грузинам бы торжественно даровали безвизовый режим. Кремль гордо показал бы миру, на каком проблемном направлении он прорвал блокаду. Безо всякой Абхазии. В общем, помог бы в Грузии тем, кто еще верит в северные восходы, от символа веры избавиться. А там, глядишь, и тема бы закрылась. Насовсем. Вместе с муками соблазнов. И для этой власти, и для следующей. Может быть, даже иллюзии – та субстанция, от которой не избавиться, не испив до дна и до тошноты.

Но нет. Грузинская власть позволяет Москве делать бессмысленную тему долгоиграющей. Каждый раз, выпутываясь из очередной спецловушки, все сильнее в ней завязая. И Кремлю достаточно иногда игриво и слегка подтолкнуть колесо, чтобы белка в нем снова неистово принялась его раскручивать. Сама. Ехать в Москву или не ехать в Москву? Вот ведь вопрос вопросов, какой там Гамлет, принц датский?

Только политика непринятия решений позволяет кремлевской технологии спецоперации являть свою эффективность. В нормальной политической системе координат предложение пообсуждать абхазское урегулирование после всего, что было, было бы тем, чем является, – обыкновенным политическим дурновкусием. На фоне других откровений предновогоднего президентского концерта не самое впечатляющее. И ни один мускул не дрогнул на лицах Сухуми и Цхинвали, а уж они тревогу чувствуют лучше самого трепетного барометра. Все понимают цену грузинской игры Кремля, которому не нужны переговоры, потому что говорить ему не о чем, а нужны только гости. Любые. Из числа вчерашних врагов особенно.

А для этого нужны подсадные зрители. Которые сыграют любую роль. Те, кто с нарочитой искренностью участвуют в чужих фокусах. Или даже не участвуют. Разница все равно ускользает.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG