Accessibility links

Кредиты с неизвестной эффективностью


За десять лет в Приватизационный фонд поступило около 750 млн рублей, выдано в виде кредитов – 1 млрд 116 млн рублей. Сумма выданных кредитов превышает сумму, поступившую в фонд, так как заемщики возвращают кредиты и их выдают снова

За десять лет в Приватизационный фонд поступило около 750 млн рублей, выдано в виде кредитов – 1 млрд 116 млн рублей. Сумма выданных кредитов превышает сумму, поступившую в фонд, так как заемщики возвращают кредиты и их выдают снова

В Абхазии Государственный комитет по управлению государственным имуществом осуществляет приватизацию объектов государственной собственности, а средства от нее поступают в Приватизационный фонд. О том, как они расходуются и какой эффект дают государству, рассказывает исполнительный секретарь Приватизационного фонда Адгур Ардзинба.

Адгур Ардзинба возглавляет фонд с 2005 года, он занял эту должность сразу после окончания юридического факультета Московского государственного социального университета. Рассказывая о своей работе, он акцентирует внимание на том, что не принимает решения, кому выделить средства и сколько. Эти решения принимает правление фонда, в него входят президент страны, спикер парламента, премьер-министр, министр финансов, председатель Госкомимущества и два депутата.

Работа фонда строится следующим образом: обращаются граждане, получают перечень необходимых документов (бизнес-план, справки об отсутствии долгов перед банками, ходатайство главы администрации своего района и другие). Рабочая группа проверяет представленные документы и выносит на правление. Обращение рассматривается и принимается решение. Разногласий практически не бывает. Размер выдаваемых сумм, по словам Адгура Ардзинба, относительно небольшой – в среднем это 300-500 тысяч рублей, самая большая сумма, выданная фондом физическому лицу, миллион рублей, но таких случаев немного.

За десять лет в Приватизационный фонд поступило около 750 миллионов рублей, выдано в виде кредитов – 1 миллиард 116 миллионов рублей. Сумма выданных кредитов превышает сумму, поступившую в фонд, так как заемщики возвращают кредиты и их выдают снова. Всего у фонда за это время было около 800 заемщиков.

451 миллион рублей был направлен на кредитование граждан. Из них 72 миллиона выделили сельскому хозяйству под создание фермерских, тепличных, рыбных хозяйств, на развитие пчеловодства и так далее. И 379 миллионов рублей – под строительство магазинов, мини-гостиниц, объектов питания и прочее. 266 миллионов рублей были возвращены фонду, 185 миллионов рублей числится за заемщиками, а 126 миллионов рублей – это просроченные кредиты.

Среди должников есть те, у кого возникли форс-мажорные ситуации, им договоры можно пролонгировать, а есть и злостные неплательщики, которые не погашают даже банковские проценты. Вот что говорит о них Адгур Ардзинба:

«Все документы по злостным неплательщикам переданы в прокуратуру, естественно, будем по ним принимать решения, будем изымать у людей имущество. В последний раз в прокуратуру передали дела в июне месяце. До этого в прокуратуру обращались в 2009 и в 2012 годах. Злостными я называю такую категорию лиц, которые взяли кредит и даже не обращаются в фонд, как будто им эти деньги подарили».

В 2009 и в 2012 годах при содействии прокуратуры удалось вернуть около 6 миллионов рублей долга.

Ардзинба считает, что эффект от кредитов Приватизационного фонда был неплохой, особенно в период с 2009 по 2012 годы. Люди брали средства на ремонт имеющихся у них помещений, на строительство мини-гостиниц и объектов питания, создавались рабочие места, в бюджет поступали налоги. Хуже обстояло дело в сельском хозяйстве. Материальный уровень сельских жителей низкий, возвращать кредиты им очень сложно. Тем не менее, говорит Ардзинба, это государственные деньги, и все знают, что обязаны их вернуть.

Дать оценку экономической эффективности использования средств, показать, сколько было создано предприятий, рабочих мест, какую продукцию они выпускают, сколько налогов поступает в бюджет в результате их деятельности, Адгур Ардзинба не может, так как штат Приватизационного фонда – это всего три человека: исполнительный секретарь, бухгалтер и делопроизводитель. Обязанность отслеживать, как расходуются выдаваемые средства, была возложена на банки. Но за 6% годовых они заниматься этим не хотят. Ардзинба говорит, что сам выезжал на место, собирал информацию для себя и готовил справки для правления фонда. Однако полную картину того, что было сделано на средства фонда, он показать не может. И хотя расчет показывает, что у фонда в среднем около 80 заемщиков в год, никто их деятельность регулярно не отслеживает и не анализирует.

Проблемы оценки эффективности использования средств Ардзинба иллюстрирует следующим примером:

«Предположим, человек берет 300 тысяч рублей и в бизнес-плане указывает, что планирует купить 10 коров и построить коровник. Через полгода я выезжаю проверить, что он сделал. Я говорю: «Ну, где ваш коровник?» Он мне показывает коровник, но мне надо сделать экспертизу, чтобы понять, какого года этот коровник. Я не смогу эту экспертизу сделать. Я спрашиваю: «А где ваши коровы?» Он отвечает: «Пойдемте, покажу!» Идем полтора километра, там внизу пасутся коровы – двести штук. Он говорит, что среди них те десять коров, которых он купил. А сам я покупать коров и им раздавать не могу. Такие вот ситуации тоже бывают!»

Свою задачу Адгур Ардзинба видит в том, чтобы деньги в фонд были возвращены. Сегодня по всем просроченным кредитам дела переданы в прокуратуру.

664 миллиона рублей из средств фонда были выданы безвозвратно правительству на решение государственных задач. Из них 79 миллионов рублей – на строительство сельских дорог, 28 миллионов рублей – сухумской и гудаутской больницам, 62 миллиона рублей на ремонт мостов и опор, 39 миллионов рублей – на благоустройство городских парков. Г. Сухум на коммунальные нужды выдали 23 миллиона рублей, г. Очамчира на благоустройство – 20 миллионов рублей, на приобретение спецтехники (мусоровозов и контейнеров) – 25 миллионов рублей, на ремонт сухумского рынка – 17 миллионов рублей и на многое другое. В настоящее время прокуратура республики проверяет, как расходовались эти средства.

Адгур Ардзинба говорит:

«Я предлагал создать рабочую группу и выработать совместно с кабинетом министров перечень того, что необходимо для Абхазии на данный момент по районам. Объявить тендер, выдать эту сумму и построить завод. Если фирма построила завод, если человек вернул кредит, то этот завод можно передать в собственность фирме. Тогда человек будет заинтересован, чтобы фирма работала хорошо. Для этого нужно было создавать большой отдел Приватизационного фонда. Во-вторых, мы же не знаем, какая сумма к нам поступит. Продали, например, госдачу, а когда эти деньги поступят, нам неизвестно».

Предложения эти не прошли. Адгур Ардзинба рассказал о работе фонда и готов предоставлять журналистам информацию. Но в целом процедура принятия решений о выделении кредитов остается непонятной для граждан, конкурсы на их получение не объявляются и не проводятся публично.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG