Accessibility links

Вышел в степь донецкую парень молодой...


В Донбасс одни приехали на помощь украинцам, которых за европейский выбор хочет наказать агрессивная Россия, другие – на помощь русскоязычным жителям, которые не хотят подчиняться захватившим власть в Киеве националистам-бандеровцам

В Донбасс одни приехали на помощь украинцам, которых за европейский выбор хочет наказать агрессивная Россия, другие – на помощь русскоязычным жителям, которые не хотят подчиняться захватившим власть в Киеве националистам-бандеровцам

«Как в прошедшем грядущее зреет, так в грядущем прошлое тлеет»...

Когда нынешним летом в Донбассе заполыхала гражданская война, туда из самых разных краев потянулись... ландкснехты, «дикие гуси», романтики войны, защитники безвинных жертв – как хотите, так их и называйте. И так же, как было в тридцатые годы прошлого века в Испании или, скажем, в начале девяностых годов в Абхазии, интербригады формировались по идейно-союзническому принципу. В Испании, как известно, немецкие и итальянские фашисты помогали генералу Франко, советские коммунисты и антифашисты из многих других стран – республиканцам. Во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов на стороне абхазов воевали не только представители близкородственных северокавказских народов, но и приднестровцы, выходцы из многих регионов России, за грузин же – несколько сотен украинцев, представителей УНА-УНСО, 14 из которых, как сообщалось в грузинских СМИ, награждены орденом Вахтанга Горгасали.

Вот и теперь на ратный труд вышли, как пелось в известной советской песне, «в степь донецкую» молодые и не очень парни из разных стран Европы и постсоветского пространства. Одни, по их словам, приехали на помощь украинцам, которых за европейский выбор хочет наказать агрессивная Россия, другие – на помощь русскоязычным жителям Донбасса, которые не хотят подчиняться захватившим власть в Киеве националистам-бандеровцам.

И, как и следовало ожидать, воевавшие в начале девяностых в Абхазии спустя двадцать с небольшим лет оказались на донбасской войне вновь по разные стороны линии фронта. Причем вышло так, что вести о первых жертвах представителей Абхазии и Грузии, воюющих на юго-востоке Украины или в Новороссии (как хотите, так и называйте), хронологически почти совпали. Сперва общественная организация ветеранов Отечественной войны народа Абхазии «Аруаа» («Воины») распространила сообщение о гибели в Донбассе русского жителя Сухума, который участвовал и в грузино-абхазской войне. И буквально спустя несколько дней в Тбилисский аэропорт было доставлено в сопровождении двух украинских боевых товарищей тело погибшего на Украине грузинского бойца Александра Григолашвили...

В отличие от первой смерти, вторая вызвала большой общественный резонанс, а также скандал... даже настоящий скандалище после заявления в связи с ней Министерства обороны Грузии. Напомню, что это заявление, в котором ответственность за гибель соотечественника была возложена на прежние власти Грузии, создавшие соответствующую психологическую обстановку в стране, осудили не только оппозиционеры, но и премьер-министр Грузии. Протестующие назвали заявление позорным и потребовали отставки министра обороны Миндии Джанелидзе, который, как говорят другие, вроде бы как и не причем…

В конце ноября я рассказывал на «Эхо Кавказа» о том, с каким почетом были приняты а парламенте Абхазии воюющие в Донбассе добровольцы Ахра Авидзба и Ставро Багателия (позывные «Абхаз» и «Аламыс»), как однозначно позитивно отзывались о них интернет-пользователи – в том числе и те, кто бурно полемизировал между собой в связи с новым российско-абхазским договором. Скандал же в Тбилиси был вполне предсказуем, ибо логически вытекает из двойственности позиции нынешних властей Грузии. С одной стороны, они клянут режим Саакашвили и мечтают о восстановлении отношений с Россией, с другой – продолжают мечтать о евроинтегации и видеть себя с Украиной верными соратниками Запада.

В сказанном мной сейчас нет никакого злорадства, такие коллизии в истории бывали. Достаточно вспомнить ту растерянность, в которой пребывали многие в Абхазии после начала первой русско-чеченской войны... Единственное – тут можно лишний раз посмеяться над, мягко говоря, наивностью некоторых грузинских граждан, рассуждавших: «Вот мы извинимся перед Москвой за своего безбашенного экс-президента, скажем, что мы хорошие, и она вернет нам за это Апхазети и Самачабло».

И еще один штрих к ситуации. Недавно мне попалась на глаза публикация из газеты «Республика Абхазия» от 29 июля 1993 года под заголовком «Доброволец с Украины». Газета выходила тогда в Гудауте, а автор – ныне покойный известный абхазский поэт Борис Гургулия – прислал ее в редакцию, по-видимому, вертолетом, возившим и почту, с Восточного фронта, из села Джгярда, где располагался полковой медпункт. И вот в этом самом медпункте он познакомился с героем своих заметок, украинцем Виктором Васильевичем Строем. Тот незадолго до войны приехал возводить теплицу в селе Отап, а после начала боевых действий решил встать в ряды защитников Абхазии. Участвовал в освобождении Гагры, воевал на Восточном фронте, учил молодых бойцов. Прочтя сейчас заново эту публикацию, я вспомнил, как более двадцати лет назад, работая в газете «Республика Абхазия», сам же ее и готовил к печати. И заголовок этот, вызывающий в свете событий уходящего года на Украине некоторое удивление, дал заметкам специально, чтобы подчеркнуть тогда: украинцы сражаются не только против абхазов, но и за нас... Кстати, удивление пропадает, когда читатель доходит до слов автора о том, что Строй – украинец из Донецкой области.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG