Accessibility links

ПРАГА---Сегодня в рамках рубрики «Некруглый стол» мы хотели бы обсудить ситуацию на телеканале «Маэстро», который долгое время был практически флагманом независимых средств массовой информации в Грузии. На днях руководство телеканала официально объявило о его реорганизации, после чего большая часть ведущих журналистов в знак протеста уволились с работы. В руководстве также заявили о стремлении сделать канал прогрузинским. У нас на прямой связи из Тбилиси эксперт в области СМИ Звиад Коридзе и политолог, психолог Рамаз Сакварелидзе.

Кети Бочоришвили: Батоно Рамаз, что, по вашему мнению, стоит за событиями, которые происходят на телеканале «Маэстро», какие вырисовываются тенденции? Как вы расцениваете заявление сделать его прогрузинским, потому что многие слово «прогрузинский» сочли как «прорусский» – вы согласны с такой точкой зрения?

Рамаз Сакварелидзе: Я бы столько выводов не делал на основе того материала, которым сегодня располагает общество. Не думаю, чтобы «прогрузинский» было бы обязательно «прорусским», но то, что говорят сотрудники, которые ушли с этого канала, все-таки указывает на то, что готовность учитывать позицию государства была одним из моментов определенного давления. Но я все-таки думаю, что это как бы внутренняя цензура, т.к. у государства есть огромное количество возможностей: в конце концов – Первый канал, есть и собственные ресурсы, и для чего нужно было акцентировать внимание на «Маэстро», с позиции властей непонятно. Может быть, ввиду того, что непонятно, для меня эта версия неубедительна.

Кети Бочоришвили: И все же, батоно Рамаз, что надо понимать под стремлением сделать канал прогрузинским?

Рамаз Сакварелидзе: Когда-то было сказано, что на грузинских каналах должны быть представлены культура, наука, история и т.д. Я не исключаю, что подразумевается такого рода вещи, т.к. у нас сейчас два канала, которые контролирует церковь, и один из них называется «Грузинским каналом». У них та же позиция, они проводят прогрузинскую политику в эфире, и она в основном выражена в анализе истории для грузинского слушателя. Я не исключаю, что такая версия была в этой реплике.

Кети Бочоришвили: Батоно Звиад, можно ли расценить происходящее на «Маэстро» как первую незавуалированную попытку властей влиять на те СМИ, которые уже наработали имидж независимых? Ведь покинувшие канал сотрудники говорят, что его информационная политика уже претерпела ряд изменений, поскольку в нее вмешивается консультант канцелярии правительства по вопросам коммуникаций Кока Кандиашвили.

Звиад Коридзе: Если будем рассматривать этот вопрос, как его поставили те ведущие продюсеры и журналисты, которые покинули «Маэстро», что там появилась новая дилемма, что канал будет не прорусским, а прогрузинским, то, когда мы делаем телевидение, редакционную политику канала и когда ставим во главу угла именно такой вопрос, – это прогрузинский, проевропейский, прорусский или проамериканский канал, то это уже сам по себе идеологизированный и сугубо политический вопрос. То есть главная задача владельца или инвестора или того человека, который вкладывает деньги (не имеет значения, прозрачные они или непрозрачные), не вопрос сугубо журналистский, не вопрос, удовлетворяющий интересам аудитории, которая будет слушать и созерцать все происходящее именно с помощью этого канала, а чисто идеологический вопрос: что этот канал должен вести какой-то «лодочник», который будет капать на одну и ту же точку, и в результате мы получим сугубо идеологизированное общество, зомбированное такими каналами.

Главная проблема, которая сейчас стоит перед этим каналом и перед всем медиа-ландшафтом и всей аудиторией, – это то, что постепенно и целенаправленно грузинские медиа должны отмежеваться, отойти от политического капитала, от того капитала, который диктует нам делать не современную, не хорошую, не профессиональную, не этическую журналистику, а именно идеологизированную в одном направлении журналистику. Абсолютно непонятная вещь – что есть прогрузинский или пророссийский канал. Я могу судить, что редакционная политика на этом канале изменилась не сейчас, а тогда, когда пришли на канал люди, которые начали туда вкладывать деньги, не объясняя ни самим журналистам, ни аудитории, почему они вкладывают эти деньги, какой результат они должны были получить, чем этот канал должен быть интересен для аудитории, а затем эта аудитория должна уже стать гарантом рекламных доходов этих каналов.

Это была в свое время чисто политическая инвестиция, и она сейчас уже диктует новые политические реалии, и тогда уже тот продюсерский и журналистский состав (могу сказать, очень высококвалифицированный) был уже негоден для такой политики, поэтому им сказали, что сейчас не ваше время, вы свое дело сделали и должны уйти, потому что мы сейчас переходим на новый уровень нашей идеологии, а эта новая идеология – как раз не прорусский вектор и не проекропейский, а прогрузинский, что означает, что этот канал будет диктовать одну политическую идеологию – что Грузия должна стать нейтральным государством. Это новая матрица, которую предлагают грузинской аудитории с помощью «Маэстро».

Кети Бочоришвили: Батоно Рамаз, хотелось бы закончить на оптимистичной ноте: не говорит ли массовый уход журналистов с телеканала о том, что сегодня в Грузии уже сформировалась определенная когорта наших коллег, которые свою идеологию и принципы ставят выше личных интересов?

Рамаз Сакварелидзе: Мы видели не один героический поступок со стороны наших медиа, в том числе со стороны журналистов «Маэстро», которые практически вступали в борьбу за свое слово, за свою независимость. Так что это не ново, и очень приятно, что не ново и что этот пафос у журналистов сохранился.

XS
SM
MD
LG