Accessibility links

Тбилиси зондирует почву?


Десять лет назад рынок в районе села Эргнет действительно был крупным центром торговли. Покупать и продавать свой товар сюда приезжали бизнесмены из России, Южной Осетии, Грузии, Армении

Десять лет назад рынок в районе села Эргнет действительно был крупным центром торговли. Покупать и продавать свой товар сюда приезжали бизнесмены из России, Южной Осетии, Грузии, Армении

На днях представитель программы развития Евросоюза и ООН Лия Члачидзе сообщила, что 28 декабря на один день возобновит работу закрытый десять лет назад рынок в районе приграничного села Эргнети. По ее мнению, это будет способствовать восстановлению грузино-осетинских отношений и улучшению экономического положения людей, проживающих в зоне конфликта. Власти и экспертное сообщество Южной Осетии считают эту инициативу провокационной.

Десять лет назад рынок в районе села Эргнет действительно был крупным центром торговли. Покупать и продавать свой товар сюда приезжали бизнесмены из России, Южной Осетии, Грузии, Армении. Годовой оборот Эргнетского рынка, по некоторым оценкам, составлял около 150 миллионов долларов, что приносило ощутимую экономическую выгоду населению. Однако с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили рынок был объявлен зоной распространения контрабанды и закрыт. Только-только завязавшиеся торговые отношения между враждующими много лет сторонами были разрушены. Две попытки вооруженного захвата Южной Осетии, предпринятые президентом Саакашвили, и вовсе свели на нет все попытки мирного урегулирования конфликта. Новые власти Грузии, помнившие об успешном торговом сотрудничестве осетин и грузин, неоднократно заявляли об идее возобновления работы Эргнетского рынка.

Югоосетинский эксперт Алан Джуссоев, который знаком с разработанной в Грузии стратегией вовлечения без признания населения Абхазии и Южной Осетии, считает, что попытка на день возобновить работу когда-то популярного рынка – политический ход. Таким образом грузинские власти зондируют почву и хотят знать, как отреагируют жители Южной Осетии на эту инициативу, говорит Алан Джуссоев:

«Мое мнение такое: они откроют его на один день, посмотрят, как будет реагировать приграничное население, каков механизм перехода, будет ли кто-нибудь переходить границу, будет ли кто-то этому препятствовать. И, вообще, будут ли такие настроения и желания пойти туда что-то купить и вернуться. А официально они говорят, что это для приграничных сел, чтобы население туда возвращалось. Но на самом деле все это делается для нас, потому что открывать рынок в месте, где тупик, где нет транзита, где нет фактически населения, – это экономически нецелесообразно. Это в чистом виде политический ход, политический шаг».

Понятно, говорит Джуссоев, что на границе с Грузией стоят приграничные блокпосты, дорога закрыта. Но если грузинская сторона увидит, что даже пять, десять человек из Южной Осетии придут к границе просто посмотреть и оценить ситуацию, для нее это будет сигналом, что население к этой идее неравнодушно. Соответственно, в Грузии будут и дальше поднимать вопрос возобновления работы Эргнетского рынка, в том числе на росийско-грузинских площадках и Женевских дискуссиях. Крайне негативно на этот счет высказалась глава Союза предпринимателей Южной Осетии Марина Дзигоева:

«Конечно, любые экономические связи привлекательны. Но, учитывая политический контекст, учитывая наше положение и ситуацию в обществе, в геополитике, в настоящее время мне это кажется нереализуемым для грузинской стороны проектом. Учитывая еще и последствия 2008 года, я считаю, что не просто неразумно, а преступно участвовать на этих условиях в каких бы то ни было экономических связях».

Буквально вчера Марина Дзигоева принимала участие в обсуждении проекта договора о союзничестве и интеграции с Россией, где прописано, что таможенный пункт между Российской Федерацией и Южной Осетией переносится на границу с Грузией. Может ли это, задала я вопрос главе Союза предпринимателей, означать возможность открытия транзитного пути и восстановления экономических связей с Грузией. Вот что она ответила:

«Речь идет, наверное, об определенных соглашениях, связанных с ВТО, и им как-то нужно взаимодействовать. Но в этих соглашениях, конечно, совершенно не были учтены и никак не обозначены интересы Южной Осетии. Поэтому в настоящее время это не в интересах республики, потому что Грузия рассчитывает, как это было до 2004 года, через эти экономические связи вовлечь в свою орбиту как можно больше граждан РЮО. То есть завязать их на бизнесе, завязать их на деньгах, на долгах, на каких-то преференциях, чтобы в дальнейшем повлиять на их умонастроения, ориентацию. Экономические связи, повторюсь, интересны, транзит через Грузию тоже был бы интересен, но вне правового русла для нас это чревато серьезными опасностями».

Если у России и есть интересы в рамках ВТО, продолжила Дзигоева, то мы должны предусмотреть защитные механизмы для нашей республики и ее суверенитета.

Один из местных предпринимателей, с которым я сегодня общалась, сказал, что не очень понимает тех, кто ратует за восстановление Эргнетского рынка в самой Южной Осетии. Ведь, по его мнению, с этим связаны вопросы безопасности не только государства, но, прежде всего, населения. «Если дорога с Грузией откроется и грузинским властям удастся возобновить работу рынка, – добавил он, – над нами всегда будет висеть угроза терактов и провокаций. Я – против».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG