Accessibility links

Сегодня состоялось заключительное в этом году заседание сессии абхазского парламента. Парадоксальным образом тот вопрос, который был наиболее ожидаемым и обсуждаемым в обществе, – о назначении на одну из ключевых должностей в государстве председателя Национального банка (еще в пятницу президент представил на рассмотрение парламента кандидатуру Беслана Барателиа, и в тот же день состоялось заседание профильного комитета, который рекомендовал рассмотреть этот вопрос на ближайшем заседании сессии), в распечатанную повестку дня включен не был. Когда же было предложено дополнить повестку этим вопросом, прозвучали возражения, среди которых, в частности, фигурировало отсутствие на заседании самого кандидата. Тем не менее, когда спикер Валерий Бганба поставил вопрос на голосование, почти все депутаты высказались за включение данного вопроса в повестку дня, ну, а то, что к началу обсуждения его кандидатуры, пока будут рассматриваться другие вопросы, Барателиа успеет дойти из соседнего здания, где он трудился начальником Управления экономики администрации президента РА, сомневаться не приходилось.

Несколько слов предыстории. К предыдущему председателю Нацбанка Иллариону Аргуну, который возглавлял его около девяти лет, как у общества, так и нынешнего созыва парламента были, что называется, вопросы. Но все они были, естественно, сняты после его трагической гибели вместе с начальником службы безопасности банка 1 августа нынешнего года, когда их бронированный автомобиль «Ауди» в районе села Верхняя Эшера врезался в скалу, перевернулся и загорелся. После этого обязанности «главного банкира» страны выполняла Эмма Тания. Кое-кто утверждал, что президент Рауль Хаджимба поддерживает ее кандидатуру, но когда около полумесяца назад главе государства на пресс-конференции задали вопрос о будущем руководителе Нацбанка, он ответил лишь, что это находится в стадии обсуждения. И вот – довольно необычная ситуация, когда информация о кандидатуре, представленной в парламент, была заранее оглашена в СМИ…

Беслан Барателиа – несмотря на свою молодость (1977 года рождения) – человек в Абхазии известный и снискавший авторитет и уважение. Он не только окончил экономический факультет МГУ, защитил там диссертацию, но и несколько лет преподавал в этом ведущем российском вузе. Потом вернулся на родину, работал на разных должностях, в том числе деканом экономического факультета Абхазского госуниверситета. Беслан Владиславович известен обществу благодаря своим публичным выступлениям, комментариям экономической ситуации. Но у него нет опыта работы в банковской сфере, и вопрос на эту тему, конечно же, был задан ему во время сегодняшнего заседания парламента. Барателиа ответил, что, конечно, понимает: опыта на первых порах ему будет недоставать, но напомнил факт из своей только что прозвучавшей биографии – он защитил кандидатскую диссертацию о денежном обращении в странах мира, где пользуются валютами других стран. В связи с этим одного из парламентариев заинтересовало его отношение к введению в Абхазии собственной валюты. Беслан Барателиа ответил, что в сегодняшних условиях республике целесообразнее оставаться в рублевой зоне, и в то же время изложил ряд вариантов того, как национальная валюта могла бы быть все же введена.

По результатам тайного голосования оказалось, что за его кандидатуру проголосовало 28 депутатов, против – только один.

Одновременно состоялось и назначение тайным голосованием первого заместителя генерального прокурора республики. Им стал Георгий Аршба, 1964 года рождения, ранее работавший в прокуратуре в российской столице. За него проголосовало 22 депутата, против – семь. Во время обсуждения кандидатуры Аршба выявились его слабые места. Во-первых, незнание государственного языка (депутат Кан Кварчия задал ему вопрос на абхазском, в какой школе он учился, но он даже не понял вопроса). Но Г. Аршба пообещал исправить этот свой недостаток, чему, думаю, в душе многие улыбнулись. Во-вторых, во время Отечественной войны народа Абхазии он находился в Москве, «выполняя поручения прокуратуры Абхазии»…

Кстати, о государственном языке. Беслан Барателиа тоже, как и Георгий Аршба, окончил сухумскую 10-ю среднюю школу, и он абхазский, по крайней мере, понимает, хотя говорить ему, по его признанию, гораздо легче на русском. Но вообще, вопреки тому, что все статьи принятого в 2006-м закона «О государственном языке» вступают в силу 1 января 2015 года, количество госчиновников, не владеющим им, похоже, только увеличивается. И можно было понять горечь одного из поборников сохранения и развития абхазского языка депутата Валерия Кварчия, который заговорил о том, что государственный язык, очевидно, никому не нужен, между тем как заседания сессии должны проходить на нем. Валерий Кварчия сказал:

– Я на спикера жалуюсь…

– Но у нас есть еще два дня…

– Валерий Рамшухович, не «два дня», а с 2010 года мы ежедневно этот закон нарушаем.

Кварчия тут, конечно, был прав. Положение закона о том, что заседания властных структур должны проходить на государственном языке, вступило в силу еще 1 января 2010 года. Я не раз, присутствуя на заседаниях сессий парламента и при спикерстве Нугзара Ашуба, и при спикерстве Валерия Бганба, был свидетелем попыток провести их от начала до конца на абхазском, но чаще всего это даже и не пытались сделать.

Бюджет на будущий год пока не обсуждали, он еще не представлен.

В работе сегодняшнего заседания принял участие и победивший вчера во втором туре довыборов в Драндском избирательном округе №11 Сергей Шамба.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG