Accessibility links

Культурные итоги года


Фестивали театра, кино и музыки, премьеры, возвращение на родину снятых грузинской киностудией в советский период фильмов и многое другое – 2014 год был богат на культурные события в Грузии

Фестивали театра, кино и музыки, премьеры, возвращение на родину снятых грузинской киностудией в советский период фильмов и многое другое – 2014 год был богат на культурные события в Грузии

Фестивали театра, кино и музыки, премьеры, возвращение на родину снятых грузинской киностудией в советский период фильмов и многое другое – 2014 год был богат на культурные события в Грузии. Впрочем, без ложки, а может даже целого половника дегтя не обошлось: под конец года вокруг Министерства культуры и охраны памятников разгорелся скандал.

Когда настало время подводить итоги, «собирать камни», искусствоведы и в буквальном, и в переносном смысле говорят о камнях. И не только говорят, но и привозят их с собой из Сакдриси и «украшают» ступени Министерства культуры и охраны памятников Грузии в знак протеста, как они говорят, против его политики по уничтожению культурного наследия. Началась эта история еще в прошлом году, когда на руднике Сакдриси – уникальном, по словам грузинских и немецких ученых-археологов, историческом объекте, датируемом IV тысячелетием до н.э., компания RMG Gold начала добывать золото. Общественность встала на защиту рудника, началось судебное разбирательство, и суд постановил прекратить работы до вынесения определенного решения. Экс-министр культуры и охраны памятников Гурам Одишария был отправлен в отставку. На смену ему пришел Михаил Гиоргадзе, на протяжении долгих лет руководивший известной компанией Eastern Promotion, которая организовывала джаз-фестивали. Впрочем, искусствовед София Киласония считает, что любви к джазу оказалось недостаточно для того, чтобы Гиоргадзе руководил ведомством так же хорошо, как своим фестивалем. Скандал вокруг рудника, разгоревшийся с новой силой 13 декабря, когда министр своим указом фактически позволил золотодобывающей компании возобновить работы на руднике, поставил под большой вопрос политическое будущее Гиоргадзе, считает София Киласония:

«Гурам Одишария был очень плохим министром. Не только потому, что он принял ряд неверных решений относительно Сакдриси, но и потому, что он лоббировал не культуру, а интересы партии и представителей определенного клана. При этом он был очень нерешительным, в отличие от его преемника Михаила Гиоргадзе. Гиоргадзе принимает смелые решения - он полностью воспринимает культуру как бизнес-сделку. Я подозреваю, что он был назначен на этот пост именно для того, чтобы он выполнил «черные дела» наподобие Сакдриси, а потом ему дадут уйти».

Киласония опасается, что «выполнившего свою миссию» министра просто сменит другой чиновник, который продолжит проводить политику Гиоргадзе.

В этом вопросе искусствовед Тео Хатиашвили солидарна со своей коллегой. Фамилии чиновников на дверях кабинетов сменяют друг друга, однако их подход к культуре не меняется, говорит она. Обещания министров, как правило, на деле оказываются лишь мыльными пузырями – дельной стратегии в отношении вопросов культуры так никто из них и не представил. Все это, говорит Хатиашвили, не может не сказываться на уровне культурной жизни страны. Сегодня ее вытягивает, пожалуй, только грузинского кино, которое в этом году было представлено на Каннском фестивале сразу в нескольких секциях. Хатиашвили говорит, что подобного прецедента за последние пару десятков лет она не помнит.

«В программе «Каннская классика» были показаны фильмы Эльдара Шенгелая и Сергея Параджанова. Грузинские картины были представлены также в конкурсной программе короткометражных фильмов. Что же касается основной конкурсной программы – там была продемонстрирована грузино-французская копродукция. То, что наши фильмы постепенно начинают появляться на событиях такого масштаба, дает надежду, что скоро они займут свое место в мировом кинематографе», – считает искусствовед.

Еще одна позитивная киноновость пришла в конце сентября: грузинские фильмы, хранившиеся в российском кинофонде, будут возвращены на родину. Речь идет о нескольких сотнях художественных, анимационных и научно-популярных фильмах, снятых грузинской киностудией в советский период. По словам генерального директора фонда Николая Бородачева, процесс передачи фильмов будет поэтапным и, предположительно, займет пять лет. Все фильмы, говорит он, хранились в надлежащих условиях и сейчас находятся в удовлетворительном состоянии.

«Ваш кинематограф – он и в советский период был на хорошем счету, и сейчас востребован. Очень много поступает заявок со всего мира на использование ваших фильмов. Но дело в том, что материальные носители хранятся у нас, а авторские права – у вас, в Грузии. Без вашего разрешения мы ни один фильм для чужого пользования не размножали, никому не давали. Если что-то и делали, то обязательно с согласия правовладельца. У вас огромный экспортный потенциал вашей культуры. Вы на нем можете много заработать. И показать всему миру вашу культуру», – считает директор фильмофонда.

В противовес событиям на руднике Сакдриси сладкой пилюлей под конец года стала новость о том, что в будущем году за «Оскар» в номинации лучший иностранный фильм, возможно, поборются сразу два грузинских фильма. Среди девяти фильмов, которые прошли жесткий отбор и получили шанс оказаться в пятерке номинантов на «Оскар», – «Мандарины» режиссера Зазы Урушадзе и «Кукурузный остров» Георгия Овашвили. Режиссер Георгий Овашвили уверен: программа минимум уже выполнена:

«Я был уверен, что конкурировать среди 83 фильмов будет сложно. Тем более, многие из них в самом деле очень успешные картины. Поэтому новость для меня стала неожиданной. Я не строю каких-либо планов и, тем более, не думаю о конкуренции с фильмом моего коллеги. Думаю, что сам факт, что два грузинских фильма прошли такой отбор, – это большой успех для страны в целом».

И снова про кино: ноября месяца грузинские киноманы традиционно ждут с особым нетерпением, поскольку это время проведения Международного тбилисского кинофестиваля. В этом году он отметил юбилей – 15 лет. Всего в различных секциях за неделю было показано более ста фильмов. Для того чтобы не пропустить что-нибудь интересное, блоггер Давид Лобжанидзе даже взял недельный отпуск на работе. Давид солидарен с решением жюри – картина «Племя» украинского режиссера Мирослава Слабошпитского понравилась ему больше всего.

«Это фильм про глухонемых людей. На протяжении двух часов в фильме абсолютно не было слышно речи. И, несмотря на это, картина все эти два часа «держала», не отпускала зрителя. Также я хотел бы отметить стиль съемки: в фильме много сцен, снятых беспрерывным кадром. Что же касается фестиваля в целом, на мой взгляд, очень важен тот факт, что с каждым годом число грузинских фильмов, включенных в программу фестиваля, увеличивается. В этом году их, например, намного больше, чем в прошлом. В конечном итоге, мне кажется, что количество постепенно перерастает в качество», – считает блоггер.

По словам Давида, единственное, что на протяжении 15 лет существования фестиваля так и не удалось наладить координаторам, – это организационные вопросы. В этом году, например, рассказывает блоггер, все фильмы начинались с опозданием, что, разумеется, создавало определенные неудобства зрителям.

Осень - самый богатый на культурные события период года – ознаменовалась двумя масштабными фестивалями театра. Это Тбилисский международный театральный фестиваль и фестиваль «Подарок». В рамках последнего тбилисцам были представлены постановки таких известных режиссеров, как Андрей Кончаловский, Римас Туминас, Андрий Жолдак... Самым ожидаемым и, вероятно, наиболее сильным спектаклем стал «Дядя Ваня» с Сергеем Маковецким в одной из главных ролей.

«Отчего я тогда не влюбился в нее и не сделал ей предложение?! Ведь это было так возможно! И была бы теперь моею женой! Теперь оба мы проснулись бы от грозы, а она испугалась бы грома. А я сжал бы ее в своих объятиях и шептал бы: «Не бойся, я здесь!»

Маковецкий в роли дяди Вани бесконечно органичен – он не уверен в себе, несуразен, а оттого особенно трогателен в попытках обрести свое счастье под луной, нависшей в декорации над сценой. Он похож на ребенка, будто бы по ошибке оказавшегося в теле старика. Беспомощному, но такому искреннему дяде Ване сопереживал весь зал. Зрители, как по команде, аплодировали в конце каждого монолога, произнесенного Маковецким:

«Милая, милая сестра моя! Где ты теперь? Если бы она знала...

– Дядя, что знала?

– Тяжело... Нехорошо... (аплодисменты)»

О своеобразном авторском прочтении Чехова Туминасом, сильном актерском ансамбле, интересной сценографии после спектакля говорили все – как грузинские коллеги вахтанговцев, так и простые любители театра. Анна Гогуадзе – одна из них:

«Я бы хотела, чтобы спектакли такого уровня чаще показывали в Тбилиси. Игра актеров, по мне, просто гениальна. Декорации, свет, музыка – все взаимодействовало и было созвучно. Но в целом этот спектакль не светлый – я ухожу с тяжелым сердцем. Но и жизнь ведь непростая штука».

Анна Гогуадзе – одна из тех, кто предпочитает потратить деньги на билет в театр или концерт, нежели купить новое платье или люстру. Она считает, что лучше поехать в путешествие, чем сделать ремонт дома. Такие впечатления, говорит Анна, это лучшая инвестиция. Потому она всегда планирует ежемесячный бюджет заранее – покупает билеты одной из первых. По ее словам, одним из самых сильных театральных впечатлений в этом году стало «Снежное шоу» Славы Полунина, которое было показано в рамках Тбилисского международного театрального фестиваля. Анна говорит, что эмоции от сказки, подаренной грустным клоуном, сложно описать словами. В любом случае, говорит она, это один из тех спектаклей, который невозможно забыть.

Анна – меломан, поэтому абонемент на джаз-фестиваль для нее – это вещь первой необходимости. Впрочем, фестиваль проходит всего два раза в году, а своими концертами иностранные исполнители тбилисцев не особо балуют. По словам Анны, одним из самых приятных музыкальных впечатлений этого года стал концерт автора и исполнительницы Бет Харт. Бет на сцене – сорвиголова, однако это не мешает ей исполнять некоторые композиции с проникновенной умиротворенностью.

Искренность – это своего рода визитная карточка Бет. Она, исполняя свои песни, спокойно спускается в зал к зрителям, жмет им руки, улыбается, будто бы благодаря зрителя за то, что ее музыка так близка ему – прямо, как сейчас, в этот момент. Зрители, забыв о местах, занятых согласно купленным билетам, весь концерт простояли на ногах.

Интересным проектом порадовал тбилисцев Николоз Рачвели. Симфонический оркестр под его руководством исполнил шедевры мировой киномузыки. Композиции сопровождались нарезкой видеокадров из самых известных иностранных и грузинских кинокартин. Гид в путешествии по истории киномузыки – Николоз Рачвели – составил довольно обширный маршрут. Отрывки из знаменитых фильмов оркестр «иллюстрировал» не менее известными композициями Чарли Чаплина, Эннио Морриконе, Мишеля Леграна, Гии Канчели, Джона Уильямса и Нино Рота, творчество которого, как правило, воспринимается исключительно в тандеме с Федерико Феллини. Потому, когда трубач начал кричать на тромбониста, скрипачи устрашающе размахивать смычками и на сцене воцарились анархия и какофония, стало ясно – началась «Репетиция оркестра», остановить которую смог только дирижер Рачвели.

Концерт, который был запланирован на конец сентября, организаторам из-за большого потока желающих пришло повторить четыре раза в ноябре. Анна Гогуадзе говорит, что подобного прецедента нет на ее памяти.

Впрочем, по ее словам, в Тбилиси живут люди, которые хотят, но не имеют возможности посещать те или иные культурные события. Дело в том, что они, как и Анна, – люди с особыми потребностями. На сегодняшний день, говорит она, ни один из тбилисских театров не оснащен пандусами. Поэтому порой попасть в зал сложно даже при помощи посторонних людей. Анна надеется, что в скором будущем Министерство культуры позаботится о том, чтобы устранить этот барьер между искусством и людьми.

XS
SM
MD
LG