Accessibility links

Экономическая ситуация небезнадежна


Экономисты сокрушаются, почему в Южной Осетии не используются должным образом великолепные возможности для развития развития виноградарства, виноделия, выращивания фруктов

Экономисты сокрушаются, почему в Южной Осетии не используются должным образом великолепные возможности для развития развития виноградарства, виноделия, выращивания фруктов

Каковы экономические итоги уходящего года в Южной Осетии? Эксперты настроены довольно оптимистично, считая, что экономическая ситуация в республике небезнадежна.

По мнению российского политолога Евгения Крутикова, экономические итоги года нельзя однозначно назвать успешными или провальными. Крутиков обращает внимание на то, что в республике за этот год произошло много положительных сдвигов. Для того чтобы их оценить, необходимо вспомнить, как проходило послевоенное восстановление республики, как немыслимое по своим масштабам демонстративное разворовывание российской помощи закончилось грандиозным коррупционным скандалом в России и Южной Осетии. В 2012 году новое руководство республики приняло опустошенную казну. Почти полтора года потребовалось, чтобы как-то отчитаться перед Москвой за действия предшественников, договориться о новых формах совместного контроля за расходованием денег, составить и согласовать с российским правительством подробные инвестиционные программы.

По сути, в 2014 году впервые с начала послевоенного восстановления югоосетинские власти продемонстрировали адекватность, способность добросовестно заниматься делом, выполнять принятые на себя обязательства. Сегодня и в России, и в самой Южной Осетии только ленивый не критикует югоосетинское руководство, при этом, считает Евгений Крутиков, несправедливо замалчивается то положительное, что было сделано за этот год:

«Инвестиционная программа, конечно, реализована не полностью. Я подозреваю, что ни одна из инвестиционных программ на будущий год или на 2016-2017 годы не будет реализована в полной мере, поскольку они по определению завышены, как завышены ожидания от их выполнения. Поэтому здесь образовалось большое поле для критики, которая порой перерастает в критиканство. В республике действительно сделано многое, другое дело, что глобальных структурных изменений в экономике не происходит. То есть будущее экономики никто не обсуждает, но обсуждать надо именно это, а не сокрушаться по незначительным поводам, мол, здесь нет света, здесь перебои с газом, а здесь асфальт не так положили.

– Вы хотите сказать, что не обсуждаются институциональные реформы?

– Да, не случилось создание условий, при которых экономика могла бы развиваться на годы вперед. Никто не строил долгосрочных перспектив даже на микроэкономическом уровне, как это предлагали московские кураторы, через грантовое финансирование малого бизнеса и т.п.».

В самом деле, это довольно странная история о попытках организовать грантовые инвестиции для малого бизнеса из так называемого сурковского пула напрямую, минуя югоосетинских чиновников. Эта идея, презентованная в республике во время летнего визита московского куратора Олега Говоруна, по отзывам югоосетинских экспертов, с одной стороны, вызвала живой интерес местного бизнес-сообщества, с другой – ревность чиновников. После отъезда москвичей с бизнесменами даже проводились воспитательные беседы, мол, не вздумайте работать через нашу голову. Потом вдруг оказалось, что распределение средств будет контролировать правительство Южной Осетии. Изменились и условия грантов, по которым московские деньги почему-то становятся долей югоосетинского правительства в бизнесе местных предпринимателей. Соответственно, последние перестают быть полноправными хозяевами своих предприятий. В итоге проект оказался невостребованным среди местных предпринимателей. По мнению Евгения Крутикова, это пример того, как столкновение амбиций чиновников мешает развитию республики:

«На протяжении нескольких лет со стороны Цхинвала проявлялось непонятное упрямство в отстаивании статус-кво в сфере экономической, политической, кадровой и какой угодно. Даже после смены правительства в начале года не случилось никаких кадровых прорывов, не случилось прорывов интеллектуальных. По сути, это те же люди с гарантией, что никаких новых идей у них никогда не появится. Это странное нежелание воспринимать новое, какие бы ни были перемены или попытки перемен. Этот странный психологический момент и обусловил провал экономической стратегии или попытки ее выработать».

В результате, считает югоосетинский экономист Геннадий Кокоев, год получился небогатым на экономические события, если под этим подразумевать свободное предпринимательство людей с целью извлечения прибыли. Пока львиная доля государственной помощи направлена на поддержание убыточных госпредприятий, по сути, банкротов. По мнению Геннадия Кокоева, усилия государства по содействию развития реального сектора достойны лучшего применения:

«Из экономических событий я бы отметил открытие филиала балтийской текстильной компании «БТК-4» и создание около двухсот рабочих мест. Для Южной Осетии это хороший показатель. Компания сейчас выпускает около половины продукции Южной Осетии. Инвестиции в республику сами не придут, над этим надо работать. Но в этом направлении наше руководство делает очень мало. У нас великолепные возможности для развития виноградарства, виноделия, выращивания фруктов. Почему эти возможности не используются? Виной всему чисто субъективный фактор, в том числе и нежелание руководства заниматься этой сферой. Вообще, субъективный фактор в Южной Осетии зачастую играет большее значение, чем объективный.

– Все хотят рулить?

– Да, во-первых, чиновники хотят всем рулить, а во-вторых, в республике остались буквально единицы людей, которые хотят получать деньги за счет собственной деятельности, производства».

Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати настроен более оптимистично. Среди знаковых экономических событий года он отмечает визит в Южную Осетию иранских предпринимателей. Несколько месяцев назад группа осетинских бизнесменов познакомилась с коллегами из исламской республики. В результате возникла идея организовать международное экономическое сотрудничество. Стороны заручились одобрением чиновников: иранцы договорились, что одна из их провинций откроет торговое представительство в Южной Осетии, а осетинские бизнесмены, в свою очередь, получили согласие на эту инициативу от своих властей. После этого и состоялся первый визит иранских предпринимателей в Цхинвал. По словам Тимура Цхурбати, гости приехали с вполне конкретными предложениями – они готовы закупать кукурузу в любом объеме, который сможет вырастить республика, согласны покупать весь грецкий орех, который соберут в Южной Осетии. При этом иранцы предложили саженцы грецкого ореха израильских сортов, которые начинают плодоносить на четвертый год и отличаются высокой урожайностью. Кроме того, их заинтересовала тыква. Они готовы покупать тыкву в промышленных объемах, открыть в республике перерабатывающее производство с тем, чтобы вывозить к себе готовый тыквенный сок:

«Бизнес-структуры берут на себя все расходы по открытию торгового представительства Ирана у нас и югоосетинского у них. От нашего правительства требуется только добрая воля, которую оно пока проявляет. К сожалению, ни разу пока мы не сели с властными структурами и не обсудили, какую делегацию сформируем и пошлем в Иран в середине января. А так, власти нам пока помогают».

Тимур Цхурбати подчеркивает, что эта история – демонстрация того, что экономическая ситуация в республике небезнадежна. Местное бизнес-сообщество способно вырабатывать перспективные предложения и предлагать их властям, оно готово к сотрудничеству и ждет от государства встречных шагов, говорит Цхурбати.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG