Accessibility links

«Придут русские и все сделают...»


Некоторые считают проект нового договора о союзничестве и интеграции между Россией и Южной Осетией вбросом российских экспертов в штатском, таким провокативным способом выявить настроения в республике

Некоторые считают проект нового договора о союзничестве и интеграции между Россией и Южной Осетией вбросом российских экспертов в штатском, таким провокативным способом выявить настроения в республике

2014 год в Южной Осетии начался с отставки правительства национального согласия. Полтора года понадобилось для того, чтобы отказаться от этого проекта как невыполнимого. Леонид Тибилов был избран президентом благодаря поддержке сразу нескольких югоосетинских групп влияния. После победы он честно поделился с ними властью и провозгласил правительство национального согласия. Министрами стали лидеры партий или коалиций, не оформленных как политические объединения. Однако согласия не получилось. Правительство погрязло в интригах, подковерной войне за подряды, распределение бюджета и должностей для своих сторонников. В итоге президент Тибилов превратился скорее в заложника своего окружения, нежели в его лидера. С одной стороны, росло недовольство правительством в югоосетинском обществе, с другой – Москва была разочарована крайне низкой результативностью югоосетинской исполнительной власти. В итоге, считает председатель Государственного комитета информации и печати Вячеслав Гобозов, было принято единственно правильное решение – отправить правительство национального согласия в отставку:

«На смену коалиционному пришло непартийное, технократическое правительство. Были внесены изменения в закон о правительстве, по которому его члены не могли быть лидерами партий. Например, министру иностранных дел Давиду Санакоеву пришлось уйти из возглавляемой им партии «Новая Осетия».

Главным политическим событием года Вячеслав Гобозов считает парламентские выборы. Напомним: убедительную победу на них одержала оппозиционная партия «Единая Осетия» во главе с Анатолием Бибиловым. Благодаря обещаниям присоединить Южную Осетию к России в ближайшей перспективе, она получила 20 из 34 депутатских мандатов. Пропрезидентским партиям «Ныхас» и «Единству народа» досталось лишь 10 мест в законодательном собрании, еще четыре кресла получила оппозиционная «Народная партия». Говорит Вячеслав Гобозов:

«Впервые за много лет в Южной Осетии прошли действительно свободные парламентские выборы. Исполнительная власть не протаскивала, скажем так, уж очень активно какие-то партии. Вне зависимости от того, доволен кто-то результатами выборов или не доволен, главное, что таковым был выбор народа.

– Правда и то, что на этих выборах был поставлен своеобразный антирекорд?

– Да, самое большое количество избирателей, проголосовавших ногами. И это тоже, к сожалению, примета уходящего года, которая нуждается в серьезном анализе».

Евгений Крутиков относится к этим выборам двояко. С одной стороны, он считает их успешными в том смысле, что была выполнена одна из главных задач – голосование прошло без эксцессов, с первой попытки и без вмешательства со стороны, в том числе различных московских групп влияния. Но что касается качества политической конкуренции на этих выборах, оно оставляло желать лучшего, считает Евгений Крутиков:

«Низкая явка была связана с недоверием избирателя к происходящему, к совершенно карикатурным партиям, отдельным персонажам и лозунгам, которые были представлены на этих выборах. Это очень обидно, если учесть, что Южную Осетию можно ставить в пример многим странам и регионам России как территорию, где население проявляет высокую политическую культуру и избирательную активность. Проголосовав ногами, югоосетинский избиратель адекватно воспринял карикатурность самого хода выборной кампании. В этом он, скорее всего, принял верное решение».

По мнению югоосетинских экспертов, прошедшие в республике парламентские выборы продемонстрировали со всей очевидностью, с одной стороны, отсутствие доверия граждан к политическому классу, с другой – дефицит внятных идей у югоосетинских политиков, способных заинтересовать избирателя.

Главный итог парламентских выборов – политический класс Южной Осетии почти в полном составе был отправлен избирателем в отставку. За внушительным на первый взгляд результатом выборов – 60% проголосовавших, скрывается самая низкая явка в истории Южной Осетии. Зачетный результат выборов был достигнут сокращением списочного состава избирателей почти вдвое – с 55 до 32 тысяч человек. Если отнять от количества проголосовавших тех, кого организованно подвозили из Северной Осетии, а также 4% избирателей, сознательно испортивших свои бюллетени, то явка жителей республики балансирует на грани минимума, необходимого для признания выборов состоявшимися.

По мнению Евгения Крутикова, разочарованными оказались и те избиратели, кто все же принял участие в голосовании. Ни одна из партий, прошедших в парламент, не выполнила ни одного пункта своих предвыборных обещаний и даже не продемонстрировала готовность к этому. Как выяснилось, и главный лозунг на выборах – о присоединении к России – оказался невыполнимым в обозримом будущем.

«Огромный пакет документов экономического характера необходимо было принять в быстром порядке, но к нему еще даже не приступали. Не проработаны до сих пор основы законодательства, которые должны выводить экономику республики на путь долгосрочного развития. Это первое, чем должен был заняться парламент, а все остальное – вторично. К сожалению, это системная беда парламента, где значительная часть депутатов всерьез полагают, что все это вообще не нужно Южной Осетии, ибо она в скором времени войдет в состав России. А тогда зачем вообще напрягаться, изобретать какие-то нормы, если придут русские и все сделают?» – говорит Евгений Крутиков.

Неутешительны, по мнению Крутикова, и внешнеполитические итоги года. До сих пор не сформулирована концепция внешней политики Южной Осетии, крайне вяло реагировала республика на поведение своего главного оппонента – Грузии. Вообще непонятно, чем занималось внешнеполитическое ведомство в этом году, кроме поездок в Россию на мероприятия, проводимые фондом Горчакова, говорит Евгений Крутиков:

«В этом году по непонятной, алогичной причине не был использован шанс на признание (со стороны) еще двух государств-членов ООН. Работа в этом направлении не ведется, она провалена

– О каких государствах идет речь?

– Эритрея и Южный Судан. Напомню, что министр иностранных дел Эритреи находился с визитом в Цхинвале минувшим летом по направлению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова.

– И что, Цхинвал провалил эти переговоры?

– Он их просто не поддерживал, он в них просто не участвовал. Можно сказать, что он их провалил ничего неделанием».

Последнее из заслуживающих внимания политическое событие уходящего года – это обсуждение проекта нового договора о союзничестве и интеграции между Россией и Южной Осетией. Судя по многочисленным анонсам как в Цхинвале, так и в Москве, предполагалось, что за его основу будет взят недавно подписанный аналогичный договор с Абхазией и что он так же, как и в Апсны, пройдет открытое обсуждение в югоосетинском обществе. Только вот в случае с Абхазией все было прозрачно – договор поступил в парламент из администрации президента России. А вот кто прислал проект договора в Южную Осетию, так и осталось тайной – никакого обратного адреса, шапки над документом или штрих-кода, который наносят на исходящие из администрации документы. Возникла абсурдная ситуация: целую неделю югоосетинские эксперты, общественники и даже официальные лица обсуждали неизвестно откуда взявшуюся анонимку. Вот фрагмент обсуждения проекта договора в медиа-центре «Ир», в котором принял участие югоосетинский общественник Алан Джуссоев:

«Там президент и парламентарии, а здесь мы – все обсуждают неизвестно что и от кого присланное. В конечном счете, дело обернется таким образом, что это было якобы нашей инициативой. Почему никто не может сказать, как эта бумага попала к нам? Почему ее обсуждают на таком высоком уровне? Я бы не хотел, чтобы мы на основании этой бумаги что-то делали. Содержание этого проекта противоречит концепции национальной безопасности как России, так и Южной Осетии, он противоречит целому ряду положений нашей Конституции».

Некоторые из моих цхинвалских друзей считают этот проект вбросом российских экспертов в штатском, таким провокативным способом выявить настроения в республике. Что ж, наверное, реплику югоосетинского политолога Дины Алборовой по этому поводу можно считать ответной реакцией многих в Южной Осетии:

«С чем мы остаемся по этому проекту договора? Что это за государство, которое не контролирует собственных границ, у которого нет своей армии, таможни, органов Госбезопасности и Министерства внутренних дел? В чем суверенность этого государства? Дорогие друзья, вот то, что нам составили, называется культурная автономия. Поздравляю».

Российский политолог Николай Силаев уверен, что подобный документ не мог выйти из администрации президента России. С юридической точки зрения эта бумага несостоятельна. Трудно себе представить, чтобы такой документ мог пройти через правовое управление Кремля:

«По этому проекту правоохранительные структуры Южной Осетии входят в состав Российской Федерации. Но при этом суд Южной Осетии не входит в судебную систему РФ. Непонятно, как это дальше будет работать. Например, югоосетинский суд выносит решение по уголовному делу, которое расследовала прокуратура России. Вот этот вердикт будет иметь какую-то силу для российских правоохранителей или не будет? Или, скажем, арест имущества по иску прокуратуры России, которая работает в Южной Осетии. Может этот арест быть вынесен югоосетинским судом таким образом, чтобы он был правосуден и в Российской Федерации? Я просто не понимаю, как это может работать».

Аналогичный договор с Абхазией, как бы к нему не относились в республике, был исполним, а вот то, что вбросили в Южную Осетию, просто невыполнимо.

По мнению Вячеслава Гобозова, есть только один способ заключить новый договор, не доводя ситуацию до абсурда: он должен быть логическим продолжением уже существующего так называемого большого договора между Южной Осетией и Россией:

«Однозначно, это должен быть договор между двумя независимыми государствами со всеми вытекающими отсюда политическими и правовыми последствиями. Если бы речь шла о присоединении Южной Осетии к России, то это совершенно другая тема и решается она по-другому. Но коль уж речь идет о договоре между двумя суверенами, то возникает масса вопросов политического и юридического порядка к этому документу. Надо отдать должное президенту Тибилову, он на первом же заседании политсовета четко сказал, что положения нового договора с Россией не должны нарушать нашу Конституцию».

Предполагается, что проект нового договора о союзничестве с Россией, причем не анонимный, а официальный, будет направлен в парламент Южной Осетии во второй половине января.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG