Accessibility links

Настроение, перенесенное на холст


Дарование Айры проявилось в раннем детстве. Способности дочери заметил отец. Он бережно хранил все ее рисунки и поддерживал любое творческое усилие маленькой девочки. В четырнадцать лет Айра приняла одно из первых самостоятельных решений в жизни

Дарование Айры проявилось в раннем детстве. Способности дочери заметил отец. Он бережно хранил все ее рисунки и поддерживал любое творческое усилие маленькой девочки. В четырнадцать лет Айра приняла одно из первых самостоятельных решений в жизни

Исторический центр Владикавказа. Здесь в одном из старинных особняков – памятнике архитектуры XIX века – располагается мастерская Айры Кабуловой, молодого художника из Южной Осетии. Айра жила в Англии, где успела закончить знаменитый Chelsea College of Art and Design. Что выходит, когда английское образование дополняется осетинским национальным колоритом?

Дарование Айры проявилось в раннем детстве. Способности дочери заметил отец. Он бережно хранил все ее рисунки и поддерживал любое творческое усилие маленькой девочки. В четырнадцать лет Айра приняла одно из первых самостоятельных решений в жизни – решила поменять общеобразовательную школу на Владикавказское художественное училище. Именно в этих стенах она впервые ощутила себя художником. Айра говорит, что просто переносит на холст собственное настроение:

«Я должна настроить себя, быть сама собой, со своими мыслями, слушать музыку и влиться в какое-то настроение. Смело взять краски или карандаши и начать отображать то настроение, в которое я влилась».

Айра любит сюрреалистов. На ее холстах свинцово-серые тона сменяет жгучий красный, а симбиоз коричневого с лазурным олицетворяет рождение мира и рассвет. Картины разные, как ее настроение, – огненная абстракция соседствует с черно-белой графикой. Айра говорит, что эмоции могут о многом рассказать, потому так важно уловить настроение человека:

«Даже когда я слушаю новости, я могу почувствовать, что происходит с человеком, уловить его энергетику. Например, вот эта работа – женщина-блондинка, это славянка. Все лето я слушаю о событиях, происходящих на Украине. Эти войны, эта стрельба, гибель людей. Я даже не вникала, кто с кем воюет, я понимала, что там есть раненые, убитые… Вот эти мои эмоции я отразила в набросках акварелью. Я все сделала в течение пяти минут. Это женщина русская, славянка, вся в слезах и в крови… Еще несколько работ. Здесь люди, сбившиеся с пути, это беженцы».

Айра знает о войне все. Детство и юность уроженки Цхинвала пришлись на годы грузино-югоосетинского вооруженного конфликта:

«Мои воспоминания детства? Это тревожное время. Неспокойствие, неуверенность в завтрашнем дне. Происходящие в наши дни драматические события меня возвращают в мое прошлое, в детство, омраченное войной. Я никак не могу забыть эти воспоминания».

В 2008 году она последний раз гостила у бабушки в Южной Осетии. Помнит, как хрупкое очарование цхинвалского лета вновь нарушила война:

«Тогда было последнее лето, которое я провела в Южной Осетии. С тех пор мне тяжело туда возвращаться. Тогда мы уехали к бабушке в Джаву, это совсем недалеко от Цхинвала. Переждали там войну. Мои родственники рассказывали о тех трагических днях. Друзья там остались. Эти все истории я переживала и ночью во сне воевала, полгода я не могла отойти. Все мои рисунки были связаны с военными событиями. И когда опять такие страшные события происходят на Украине, я переживаю эти страхи по-новому. У меня начинает все внутри гореть. Хочу какую-то работу сделать…»

У Айры Кабуловой многогранный талант. Ей легко даются и графика, и классическая живопись, и абстракция, и инсталляция:

«Я стала все пробовать. Мне позволяет и атмосфера, и мастерская. Могу все делать, что хочу. Но, думаю, живопись красками – классическая – больше всего мне нравится. Я этому училась. Сейчас я пишу то, что чувствую, современную ситуацию. Это важно.

– А как художник чувствует время, эпоху?

– Каждый день по-разному. Вот работа – эта графика на огромном белом листе… Сначала не было никакой идеи. Я взяла карандаши и как сумасшедшая стала раскидывать наброски в разные стороны. В итоге, когда композиция была завершена, я поняла, что это лица, глаза, что это голова, которая несет факел, а у факела есть лицо. Это мои представления об Олимпиаде в Сочи. Попыталась связать людей разных национальностей, отразить ажиотаж, существовавший вокруг зимних Олимпийских игр – лица неуверенные, страхи, радости, беспокойство».

Айра говорит, что искала осетин во время учебы в Лондоне и даже нашла их. Во время летней Олимпиады в столице Великобритании она пробилась к российской сборной по вольной борьбе:

«Я познакомилась с серебряным призером Олимпийских игр в Пекине Сосланом Тигиевым. Он включил мне осетинские мелодии на телефоне, и это было так круто, одни из ярких моих эмоций. Я ходила такая счастливая, что я такая сильная. Потом я познакомилась с штангисткой Светланой Царукаевой. Просила, чтобы меня познакомили с трехкратным Олимпийским чемпионом по вольной борьбе Артуром Таймазовым. Без Осетии я не могу жить! – улыбается Айра. – Я всегда знала, что, когда настанет последний день моей учебы в университете, я улечу домой. Строила планы, что я буду делать. Я хочу помогать детям, заняться арт-терапией».

Лицо моей собеседницы расплывается в счастливой улыбке. Айра начинает громко смеяться и рассказывает, что, вернувшись во Владикавказ, специально приходила на фруктовый рынок пообщаться с торговцами из Южной Осетии, чтобы наговориться на родном кударском говоре.

В осетинах очень много света и доброты, считает художница, но они, как правило, неохотно проявляют свои чувства. В отличие от раскрепощенных европейцев, осетины скупы на эмоции, сдерживают себя, говорит Айра. Потому европейцам их понять нелегко. Мотивы ее картин озадачили лондонских друзей:

«Посетители моих выставок в Лондоне не могли понять, почему я рисую людей с рогами, фантасмагорические существа. Разобраться в собственных переживаниях мне помогли осетины, пояснившие, что эти образы навеяны Нартским эпосом, где границы между мирами размыты и герои-нарты легко путешествуют из водного царства в подземное царство мертвых или устремляются ввысь на лучах солнца в небесные сферы на пир к богам. Эти образы родом из детства. Когда я слушала эти легенды и сказания, все это сохранилось в моем подсознании и вырвалось наружу, на холст и бумагу, как только я дала волю воображению. Многим посетителям галереи, где выставлялись мои работы, я объясняла, что у нас есть Нартский эпос. Мало кто в Лондоне знает, где Осетия находится, какие у нас в Южной Осетии происходили события».

Южная Осетия меняется на глазах, республика обновляется, созидает, она устремлена в будущее, считает Айра. По крайней мере именно этого желает своей родине в новом году Айра Кабулова.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG