Accessibility links

Иртеньев, Россия, Украина и Абхазия


Виталий Шария

Виталий Шария

Ненавижу ненависть. Ту, с которой многие люди, в том числе порой и талантливые, рассуждают о ком-то и о чем-то, что не укладывается в их собственные представления и не отвечает интересам их стороны конфликта. Эта ненависть, делая их восприятие однобоким, неминуемо искажает истинную картину происходящего. Как топор и рубанок, она срезает с живого дерева реальности все сучки «неудобных» фактов, превращая его в плоскую доску «пропаганды и агитации». Порой бывает и так, что ненависть в силу разных причин оказывается обращена к своей стороне конфликта – национального, межгосударственного и так далее. Но и тут поиска истины явно не получится…

В последние дни на сайтах нескольких русскоязычных украинских СМИ был размещен привлекший внимание их редакций один и тот же, хоть и по-разному озаглавленный, текст. Мне наиболее запомнился заголовок «Русский поэт Игорь Иртеньев: Как мы будем жить после того, что натворили в Украине?» Честно говоря, не сразу и вспомнил, что это автор иронических стихов, которые когда-то давным-давно я читал в московской «Литературной газете». О чем же он пишет, решив удариться в публицистику?

Пишет на самую горячую нынче тему: Россия, Украина, Запад, Крым, Донбасс… «Мы, украинцы, инши, – как-то сказал ему украинский друг. – Неужели не видишь?» Тогда Иртеньев начал возражать, но сейчас согласен: да, другие. (Наверное – лучше, чище, последовательнее.) И предлагает сомневающимся «еще раз посмотреть хронику Майдана, без комментариев Первого канала. Помните, как они стояли? Несколько месяцев, днем и ночью, в лютые морозы, на обледеневших баррикадах… Помните, как с палками в руках, прикрываясь деревянными щитами от пуль «неизвестных снайперов», они бежали на этих снайперов и падали убитыми. А следом за убитыми бежали следующие и следующие, пока снайперы не разбежались. А теперь вспомните наши майданы. Похоже?» То есть логика элементарная: россияне в подметки украинцам не годятся, поскольку выступление «болотной оппозиции» закончилось ничем?

Далее публицистический градус у Иртеньева все повышается, прямо-таки до классического – «Не могу молчать!» Цитирую без правки: «Может вы действительно верите, что то, что плохо лежит можно безнаказанно забрать? А если сами не отдают, то силой? А если возражают, то по мордАм? А сопротивляющихся можно убить и сказать, что это они сами себя?.. Где же вы духовные отцы нации? «Мастера искусств», окопавшиеся в своих культурных вотчинах – театрах, газетах, издательствах, музеях? Что прячете глаза? Что, позоря седины, мычите невнятное у телевизионных микрофонов? «Я, видите ли, не разбираюсь в политике…» В чем тут разбираться? В том, что тот, кто стащил кошелек – вор. А у кого стащили – жертва? Велика премудрость! …И вот мы снова в той же воровской малине. Снова готовы спасать и осчастливливать соседние народы методом отъема территорий. Как у финнов Карелию, как у японцев Курилы. У Грузинов Абхазию и южную Осетию. У молдаван Приднестровье…»

Невольно обращаешь внимание в этом тексте на правописание. Почему «Грузинов» написано с большой буквы, а «южную» – с маленькой? И неужели наш пиит, дожив до 67 лет, так и не научился верно расставлять запятые и не узнал, что правильно писать «грузин», а не «грузинов»? Вот ведь как сказывается на его текстах отсутствие редакторов (этот, видно, взят из микроблога автора).

Ну, а если о главном… Как-то все у Вас, Игорь Моисеевич, вперемешку получилось: и Карелия, и Абхазия… Да, абхазы – это, судя по Вашей логике, такая мелочь, что их устремлениями, желаниями можно и пренебречь. Как лишним «сучком», который нарушает стройную систему Ваших «нравственных координат». Ну, и что, мол, что не хотят (наученные многократным горьким опытом XX века) жить в составе Грузии; кто они такие, чтобы их спрашивать, да? Что касается Карелии и Курил, то откуда такая категорическая убежденность, что если бы РФ отдала их Финляндии и Японии, выселив оттуда русских, это и было бы проявлением высшей справедливости? Но тогда зачем останавливаться? Почему бы, скажем, Бурятию и Туву не отдать Монголии? Имперские замашки а-ля Жириновский, конечно, отвратительны, но только зачем впадать в другую крайность?

Мне тоже претит та пропагандистская истерика в России, благодаря которой, как пишет Иртеньев, в воспаленном воображении многих «проклятые пиндосы, укрофашисты и жидобандеровцы выглядывают из-за всех углов». Но, с другой стороны, почему так уверены не только в Киеве и на Западе, но и некоторые россияне, включая Иртеньева, что хрущевская «инициатива» 1954 года по передаче Украине Крыма – это «священная корова»? Или чем-то сродни десяти заповедям на Моисеевых скрижалях? Как быть, если большинство крымчан, русские, действительно жили более двадцати лет после 1991 года, чувствуя себя «не в своей тарелке»? Насчет Донбасса судить так уверенно не возьмусь, там все сложнее, запутаннее: большинство населения – русскоговорящие, но украинцы.

Но в любом случае сводить все к противопоставлению «вор и жертва» - слишком уж примитивно, тем более что есть масса людей, которые мыслят точно так же, только с заменой «плюса» на «минус», и наоборот.

Распад любой империи несет с собой немалые издержки, ибо редко когда получается «идеальное разделение». Австро-Венгрия распадалась отдельными кровавыми рывками уже без малого век, и до сих пор нельзя сказать, что все населявшие ее народы довольны границами, в которых живут. Скажем, венгры сербской Воеводины, румынской Трансильвании, украинского Закарпатья остались за пределами Венгрии, но Будапешт, слава Богу, помалкивает. Помалкивала долго и Москва, когда в результате распада СССР из живших в Союзе 145 миллионов русских 25 миллионов (более одиннадцати – только на Украине, составляя пятую часть ее населения) остались вне пределов РФ. Но меняются геополитические обстоятельства, и роль личности в истории тоже никто не отменял. Имею в виду в данном случае личность Путина. Да, он не Андрей Козырев, который был готов лишь «отдавать и кланяться». Только не Путин ведь «придумал» отделение в начале 90-х Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии от бывших союзных республик, идущее из глубины времен внутреннее противостояние на Украине и так далее…

Я начал эти заметки с понятия «ненависть». Конечно, и она бывает оправдана, как ярость – благородной. Например, ненависть к немецкому фашизму, которая заставляла, в частности, эмигрировать из Германии в тридцатые годы многих деятелей культуры. Или ненависть к человеконенавистническому режиму Пол Пота (пишется именно так, а не через черточку, как у Иртеньева) в Камбодже. Но в подавляющем большинстве конфликтов, когда каждая из сторон отстаивает свои интересы, ненависть при оценке событий – это лишь свидетельство ущербности мышления «оценщика».

Как и следовало ожидать, текст Иртеньева вызвал бурю восторгов в комментариях интернет-пользователей, прочитавших его на украинских сайтах. Общий смысл: какая умница, как он дал этим «ватникам»! Судя по этим комментариям, и «Кто не скачет, тот москаль», и «Москалей – на ножи», и высказывания Сашко Билого, Фарион и прочих персонажей – это все выдумки кремлевской пропаганды… А на мой взгляд, эти комментарии – лишнее подтверждение упомянутой ущербности.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG