Accessibility links

2014-й был годом, когда события на Украине или вокруг нее были объективно гораздо важнее для Грузии, чем то, что происходило внутри страны. Ее традиционный курс на Европу продолжался, но скорее по инерции. В регионе происходили драматические и никем не предсказанные процессы, результатов которых мы пока не знаем, но которые, скорее всего, создадут новую геополитическую среду, где стране предстоит ориентироваться. Создается впечатление, что на этом этапе до Грузии у основных игроков просто нет дела, а сама она не старается напомнить о своем существовании.

Ясно, что основным событием прошлого года был договор об ассоциации с Евросоюзом, подписанный в июне и ратифицированный в декабре. Если считать, что Грузия исторически обречена стать неотъемлемой частью европейской политической и экономической инфраструктуры и сами европейцы (особенно западные) обязательно ее в этом качестве признают, то подписание договора об ассоциации стало важной вехой на этом пути. Но на самом деле никакой исторической предопределенности не существует. Мы не знаем, каков будет результат глубокого геополитического кризиса, эпицентром которого оказалась Украина.

Это «мы» включает людей, которые стараются предвидеть результат разворачивающихся событий из Тбилиси, Киева, Брюсселя, Вашингтона, Москвы, Пекина или Стамбула. Мы все равны в этом незнании. Соответственно, мы не можем сказать, вехой на пути к чему оказалось заключение договоров об ассоциации между ЕС, с одной стороны, и Украиной, Молдовой и Грузией – с другой, и что эта «ассоциация» на самом деле будет означать. Как убежденный грузинский европеец, я очень надеюсь, что Запад успешно защитит свои интересы и принципы в борьбе с ревизионистскими устремлениями России, чем откроет путь для действительно европейского будущего моей страны. Но как претендующий на объективность аналитик, я понимаю, что, несмотря на очевидное превосходство Запада, его окончательная победа в этом столкновении характеров, ценностей и нарративов далеко не обеспечена.

Если у Грузии, т.е. у людей, которые сегодня принимают решения от ее имени, есть какая-то политика, она заключается в том, чтобы максимально отстраниться от происходящего. Суть этой политики ясно и доходчиво объяснил вице-премьер Каха Каладзе (эту фразу я здесь однажды уже цитировал): «когда борются гиганты, маленьким парням, вроде Грузии, лучше спрятаться, а то их побьют». Совсем спрятаться не получалось: Россия пыталась наказать Украину за то же самое, что делала и Грузия: за подписание договора с Европой и, автоматически, отказ от следования в фарватере России. Грузия делала шаги, показывающие, на чьей она стороне: кроме подписания сакраментального договора, парламент принял резолюцию о солидарности с Украиной (правда, в основном под давлением оппозиции), а правительство послало украинцам гуманитарную помощь.

Но при этом власти постоянно слали в Кремль открытые послания, которые, предположительно, должны были успокоить Путина: не бойтесь, мы не хотим Вас обидеть, не надо нас путать с киевскими «бандеровцами» и их другом Саакашвили; да, формально мы сохраняем европейскую ориентацию, потому что у нас нет другого выхода, но не надо воспринимать ее слишком буквально. Например, премьер Ираклий Гарибашвили внезапно заявил, что не считает правильным, чтобы Запад снабжал Украину оружием. В западных столицах мнение Гарибашвили по этому поводу вряд ли кого-то заинтересует, зато в Москве, скорее всего, такой сигнал восприняли с удовлетворением. Крайнее замешательство вызвало в Тбилиси известие о гибели в Восточной Украине бывшего офицера грузинской армии, который вместе с другими грузинскими добровольцами воевал за Украину. С одной стороны, под общественным давлением его пришлось похоронить с почестями, с другой, Министерство обороны приняло заявление, которое чуть ли не обвинило воюющих на Украине добровольцев из Грузии в государственной измене, а проклятых «националов» – в подстрекательстве к ней. Волна критики принудила министерство объявить заявление «технической ошибкой», но тот же Гарибашвили сразу добавил, что в принципе оно было правильным.

Уверен, многие сочтут такой курс на отсутствие курса проявлением особой геополитической мудрости. Воздержусь от оценок. Но в любом случае это лишь подтверждает сказанное в самом начале: в 2014-м Грузия ждала, как ее судьбу решат на Украине.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG