Accessibility links

«Власть не должна ограничиваться заявлениями»


В целом в 2014 году правозащитникам приходилось не раз подвергать критике действующие власти за игнорирование рекомендаций разных неправительственных организаций

В целом в 2014 году правозащитникам приходилось не раз подвергать критике действующие власти за игнорирование рекомендаций разных неправительственных организаций

Реформа судебной системы, антидискриминационный закон, борьба с семейным насилием – те основные направления, в которых Грузия в 2014 году добилась успеха, считают представители властей. Однако в сфере защиты прав человека перед правительством остается множество вызовов, утверждают в разных международных и неправительственных организациях.

2014 год стал переломным для Грузии в сфере защиты прав человека, отмечают практически все неправительственные и международные правозащитные организации. За 12 месяцев действующие власти добились такого прогресса с правовой точки зрения, какого не добивалась ни одна предыдущая власть, говорят представители различных НПО. Однако серьезной проблемой остается эффективное задействование принятых в этом году новых правовых механизмов в отношении правонарушителей. Кроме того, зачастую принятые законы бывают недоработанными. К примеру, принятый парламентом Грузии 2 мая закон «Об искоренении всех форм дискриминации» действующие власти считают одним из важнейших своих достижений. Этот закон гласит: в стране запрещается дискриминация людей по любому признаку, независимо от их расы, цвета кожи, пола, гражданства, вероисповедания, семейного положения, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и политических взглядов. Однако при утверждении этого закона парламентарии не учли множество рекомендаций неправительственного сектора, говорит омбудсмен Грузии Уча Нануашвили:

«Необходимо выделить дополнительные финансовые и человеческие ресурсы, чтобы укрепить институт Народного защитника. Во-вторых, нужно расширить полномочия омбудсмена, чтобы можно было воздействовать на нарушителей не только в публичном, но и частном секторе. Очень важно также с помощью суда штрафовать тех, кто будет уличен в дискриминации».

Члены правозащитных неправительственных организаций тоже считают штрафные санкции эффективным механизмом в борьбе с дискриминацией граждан. Ведь основной закон государства и так запрещает преследование граждан по какому-либо признаку, однако это не останавливает тех, кто нарушает права сограждан.

Претензии к закону «Об искоренении всех форм дискриминации» оказались и у представителей патриархии и православных групп, потребовавших изъять из списка признаков дискриминации термины «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность». Но, не добившись понимания со стороны правительства и парламента страны, часть граждан – православных активистов – устроили 17 мая шествие в Тбилиси с требованием отменить антидискриминационный закон. Это те люди, которые в 2013 году организовали скандально известную контракцию в знак протеста против тех, кто отмечал Международный день борьбы с гомофобией. В нынешнем году Грузинская православная церковь предупредительно объявила 17 мая Днем святости семьи и уважения к родителям. Тысячи православных активистов отметили его шествием в Тбилиси. Представители неправительственного сектора выйти на улицы столицы в этот день уже не рискнули. Как отмечают многие правозащитники, даже новый антидискриминационный закон не смог бы спасти в этот день представителей ЛГБТ-сообщества от побоев.

Не сработал этот закон и 10 сентября, когда в Кобулети местные жители повесили на дверях здания, где предполагалось открыть медресе, свиную голову. Таким образом они выразили протест против возможного открытия в городе мусульманского учебного заведения. Представители местных властей заявили, что жителей обманули, поскольку новые владельцы здания изначально утверждали, что в нем будут проживать грузинские семьи. Поведение местных жителей подверг критике на своей официальной странице в социальной сети Facebook премьер-министр Ираклий Гарибашвили, назвав случившееся провокацией и попыткой разжечь межнациональную рознь в стране.

«Эта провокация на руку только тем, кто хочет создать картину нестабильной ситуации в стране. Они хотят возбудить межрелигиозную рознь среди нашего населения. Оскорбление религиозных чувств совершенно неприемлемо. Неприемлемо для всех и особенно для православных христиан. Противостояние на религиозной почве чуждо нашему народу», – было сказано в заявлении Гарибашвили.

Премьер-министр поспешил заверить мусульман, проживающих в Грузии, что правительство сделает все, чтобы защитить их интересы, и призвал правоохранительные органы в кратчайшие сроки найти и наказать виновных. Ждать пришлось недолго: 13 сентября батумский суд оштрафовал трех виновников происшествия на сумму в размере 100 лари. Однако многие неправительственные организации раскритиковали местные судебные власти за такое решение. Власть не должна ограничиваться лишь заявлениями, а правосудие – штрафами, заявила глава Института толерантности и разнообразия Эка Читанава:

«Правоохранительные органы неадекватно реагируют на факты притеснения мусульман. В Кобулети на протяжении месяца местное население угрожало представителям мусульманской общины в случае открытия медресе. Тем не менее дело было возбуждено, но не по статье «притеснение по религиозному признаку». Лишь после инцидента с головой свиньи были задержаны люди, и то их оштрафовали за хулиганство».

Именно неадекватная реакция властей на подобные факты привела к тому, что в Грузии участились случаи притеснения людей на почве религиозной нетерпимости, считает Эка Читанава.

Еще одна серьезная проблема в обществе – насилие в семье. Как отмечают представители многих НПО, эта практика давно укоренилась в грузинском обществе. В ходе семейных конфликтов за 2014 год в Грузии были убиты 23 женщины. По данным Фонда ООН в области народонаселения, жертвой физического насилия становится каждая одиннадцатая женщина. Основная проблема заключается в том, что в стране не разработаны механизмы, позволяющие оградить женщин от семейного террора, говорит координатор неправительственной организации «Национальная сеть защиты от насилия» Элисо Амиреджиби:

«Виновата не только полиция, но вся система. Приведу пример. Мы изучали дело об убийстве Саломе Джорбенадзе в Зестафони. Женщина обратилась с жалобой в полицию, но в прокуратуре ей заявили, что расследования не будет, поскольку нет признаков уголовного преступления. Фактически ей сказали, что ее дело слишком малозначительно. Зато когда признаки насилия проявились четко, было уже поздно – женщина была убита».

Ответом правительства Грузии на статистику по убийству женщин стало решение внести поправки в Уголовный кодекс Грузии. По действующему законодательству, насилие одного члена семьи над другим наказывается общественными работами сроком от 40 до 150 часов. С принятием поправок правонарушители будут дополнительно наказываться заключением под стражу сроком до одного года, а в случае отягчающих обстоятельств – на срок до трех лет. Однако в третьем чтении закон этот в парламенте Грузии пока не рассматривался.

Не спешил парламент Грузии и с принятием поправок в закон «Об электронных коммуникациях», касающихся изменений правил тайного слежения в целях оперативно-следственных мероприятий. Однако, когда они наконец были приняты, выяснилось, что право доступа к персональным данным граждан остается у Министерства внутренних дел. Категорически против этого выступили неправительственный сектор, оппозиция и даже некоторые представители правящей коалиции, заявившие, что подобный механизм не должен находиться в руках представителей силовых ведомств, поскольку, по устоявшейся за долгие годы традиции, МВД не откажется от злоупотребления подобной властью. Свой протест выразил и президент Грузии, наложив вето на законопроект. Через несколько недель парламент принял очередной вариант поправок в закон «Об электронных коммуникациях», представленный депутатами от большинства Экой Беселия, Гедеваном Попхадзе и Ираклием Сесиашвили. Согласно этому варианту, один «ключ» будет передан инспектору по защите персональных данных, который, по их словам, и станет гарантом того, что права граждан не будут нарушаться, а второй – останется у МВД. Президент наложил вето и на этот закон, однако депутаты преодолели его и приняли закон.

Принятие закона подвергли критике участники кампании «Это тебя касается» и сообщили о намерении обжаловать его в Конституционном суде Грузии. В случае победы они представят улучшенную версию документа, говорит участник кампании «Это тебя касается» – главный редактор газеты «Резонанси» Лаша Тугуши:

«Мы в очередной раз представим парламенту улучшенную версию законопроекта, потому что принятая версия – позор для нашей страны. Мы должны пресечь ужасную практику, которая попирает достоинство человека. Будем с помощью разных акций напоминать обществу, что битва не окончена и продолжится до тех пор, пока не будет принят закон, соответствующий современной европейской стране».

В утешение противникам этой версии поправок в закон «Об электронных коммуникациях» заместитель министра внутренних дел Грузии Арчил Талаквадзе сообщил, что в будущем диалог с неправительственным сектором продолжится и ведомство Александра Чикаидзе обязательно будет сотрудничать с разными НПО и выслушает все их рекомендации и предложения. Однако правозащитники в слова Талаквадзе верят мало. Мнение неправительственного сектора в этом вопросе никогда не учитывалось, соответственно, нет оснований верить, что в этот раз власти примут во внимание их рекомендации, утверждают представители разных НПО.

В целом в этом году правозащитникам приходилось не раз подвергать критике действующие власти за игнорирование рекомендаций разных НПО. К примеру, несмотря на значительный прогресс в вопросе реформирования судебной системы страны, у правозащитников осталось множество претензий к властям.

За изменениями в судебной системе страны на протяжении четырех лет наблюдали неправительственные организации Ассоциация молодых юристов и «Международная прозрачность – Грузия». За это время юристы этих НПО присутствовали на 3253 судебных разбирательствах батумского, кутаисского, тбилисского городских судов и апелляционного суда. В годы правления «Нацдвижения» на первых же заседаниях суды безоговорочно удовлетворяли ходатайство прокуратуры. В качестве меры пресечения тогда, зачастую совершенно необоснованно, подсудимых либо обязывали выплатить залог, либо заключали под стражу, говорит юрист Ассоциации молодых юристов Тинатин Авалиани. Однако ситуация изменилась после выборов в 2012 году, и сегодня отказ удовлетворить ходатайство прокуратуры по мерам пресечения уже привычная практика для судей. Между тем правозащитница сетует на то, что по сей день в судах не обращают должного внимания на проблему беспочвенного личного обыска подозреваемых, оправдывая представителей правоохранительных органов:

«Это очень серьезная проблема, поскольку такая форма обыска является вмешательством в личную жизнь граждан. Мы считаем, что подобная практика без соответствующего разрешения со стороны суда должна использоваться только в редких случаях. Сегодня мы видим, что в 96% подобных случаев служащие следственных органов объясняют свои действия чрезвычайными ситуациями, что порождает сомнения в том, что они добросовестно выполняют свои обязанности», – говорит Авалиани.

Об оскорбительном обращении представителей правоохранительных органов с правонарушителями упомянул в ежегодном отчете и Народный защитник Уча Нануашвили. В аппарат омбудсмена в 2014 году с жалобой на превышение полномочий представителями правоохранительных органов обратилось множество граждан, однако, как правило, в прокуратуре заявления омбудсмена оставляют без ответа.

Подобное отношение к аппарату Народного защитника сохраняется и в Министерстве по исполнению наказаний. В этом ведомстве без соответствующей реакции оставили просьбы омбудсмена расследовать случаи превышения полномочий со стороны сотрудников тюремных администрации, а также возможных пыток и бесчеловечного обращения с заключенными. Из 18 обращений только по одному случаю было возбуждено уголовное дело. Речь идет об инциденте, произошедшем 17 ноября в Глданской тюрьме №8, когда правозащитники обнаружили двух заключенных в душевой кабине со следами насилия на теле. Виновные в инциденте до сих пор не выявлены и не наказаны.

В целом ситуация в местах отбывания наказания Грузии значительно ухудшилась за последний год, отметил в своем ежегодном докладе Уча Нануашвили. Кроме предположительных фактов оказания давления на заключенных со стороны служащих тюремных администраций, участились и случаи суицида. За 2014 год в местах заключения скончались 23 заключенных, из них пять – предположительно покончили жизнь самоубийством, говорит омбудсмен Уча Нануашвили:

«Речь идет о росте количества попыток свести счеты с жизнью. По нашим данным, эти случаи, по сравнению с прошлым годом, участились. Министерству по исполнению наказаний необходимо усовершенствовать программу по предотвращению суицида, поскольку проблемы остаются».

Народный защитник подверг критике ведомство Георгия Бадашвили и за неэффективное расследование многих нашумевших за последние два года дел, таких как, предположительно, незаконное лишение свободы бывших служащих мэрии Тбилиси и городского собрания, незаконные действия в отношении экс-министра внутренних дел Вано Мерабишвили, расследование по делу избиения оппозиционного депутата Нугзара Циклаури.

Оказалось, что и представители правящей партии были не в восторге от работы этого ведомства. Именно поэтому уже к концу года премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили выступил с предложением провести институциональную реформу этого ведомства. Пока что единственную концепцию реформирования представил экс-прокурор, а ныне глава НПО «Европейский выбор Грузии» Арчил Кбилашвили. Согласно правилам назначения главного прокурора, в варианте документа, представленного Кбилашвили, кандидатов на пост главного обвинителя будет представлять правительство, парламент же будет назначать прокурора. Однако представители неправительственного сектора утверждают, что этот вариант фактически оставляет за правительством эксклюзивное право назначать прокурора, что совершенно не способствует главной цели – освободить прокуратуру от политического влияния. Однако определенная часть общества считает, что власти станут продвигать именно эту модель.

XS
SM
MD
LG