Accessibility links

Эльвира Арсалия: «Культура без языка немыслима»


Министр культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии, лауреат государственной премии им. Гулия, дизайнер, художник по костюму Эльвира Арсалия

Министр культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии, лауреат государственной премии им. Гулия, дизайнер, художник по костюму Эльвира Арсалия

В рубрике «Гость недели» министр культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии, лауреат государственной премии им. Гулия, дизайнер, художник по костюму Эльвира Арсалия.

Анаид Гогорян: Эльвира Анатольевна, скажите, какое главное культурное событие 2014 года в Абхазии?

Эльвира Арсалия: Культурных событий в 2014 году было много, но, мне кажется, самые главные, важные культурные события произошли в конце года – это открытие двух наших театров: Абхазского драматического театра и Русского театра драмы. И, конечно, открытие музея Боевой славы. Русский театр открылся своим репертуарным спектаклем «Тартюф», премьера прошла великолепно. Было ощущение, что актеры не после пятилетней паузы играют, а в самый разгар театрального сезона. Труппа пополнилась молодым составом. Планов у театра много, поэтому, мне кажется, что это точка отсчета для театра – хорошая, где есть много планов, премьер, приглашенные будут режиссеры. Что касается Абхазского драматического театра, он открылся премьерой режиссера Валерия Михайловича Кове под названием «Открытие театра». Это глубокая творческая режиссерская ретроспектива, которая длится два с половиной часа, в которой собраны сюжеты из репертуара самого Абхазского драматического театра, из спектаклей Валерия Михайловича Кове. Если даже зритель попал бы в первый раз в стены театра, у него сложилось бы общее впечатление о традициях театра, об истории. Тоже премьера прошла хорошо. На будущий год планируются постановки молодых режиссеров – Мадины Аргун, Алхаса Шамба, и Валерий Михайлович Кове готовит премьеру. По поводу музея Боевой славы. 14 декабря открылся музей Боевой славы. Это, скорее всего, начало работы, потому что еще будет очень много работы по созданию экспозиции музея и т.д. Но радует то, что это первый в Абхазии музей с интерактивными приемами в своей экспозиции. Поэтому я думаю, что в будущем он будет работать не только как музей, но и как информационный центр, как образовательный центр, куда могут приходить наши студенты, получать информацию. Он тоже будет одним из наших центров культуры.

А.Г.: С какими проблемами переходит в 2015 год культурная жизнь Абхазии?

Э.А.: Наверное, проблемы культурной жизни переходят из года в год. Они, к сожалению, те же, которые были и раньше. Если говорить в целом, то надо говорить о том, что те проблемы, которые мы не можем решить на уровне финансирования, вообще в направлении «культура», они очень сильно сказываются на наших ограниченных возможностях, в наших действиях. Поэтому, если говорить о конкретных фактах, то очень жаль, что по сей день у нас не заложено строительство, нет здания Национальной картинной галереи. Эта проблема опять-таки переходящая, потому что наше культурное наследие в области изобразительного искусства сегодня находится в режиме консервации. Мы не можем проводить выставки, наши дети, мы и гости нашего города, к сожалению, не имеют доступа для того, чтобы ознакомиться с творчеством таких художников, как Александр Шервашидзе, Варвара Бубнова, многие наши абхазские художники. А это имена в искусстве, которые, конечно, должны быть представлены. Многие наши коллективы сегодня – наш ансамбль, оркестр, – у них нет, к сожалению, возможности для того, чтобы полноценно проводить свои репетиции. Проблем много, и, я думаю, что, конечно, государство делает все возможное, но этого всегда мало для того, чтобы решить проблемы в нашем направлении. Мы недавно говорили об этом, в своей концепции будем говорить, если культуру не переводить из остаточного принципа в какой-то большой национальный проект, то проблемы у нас будут оставаться, решить их мы просто не сможем.

А.Г.: Накануне Нового года президент Рауль Хаджимба встречался с представителями правительства, в частности, вы говорили о том, что существуют проблемы, одна из них – техническая. Только что вы говорили о Русском театре и Абхазском драматическом театре, эти проблемы как-то решаются? И еще, вы сказали о концепции, если можно, и о ней расскажите более подробно.

Э.А.: Скорее всего, это не проблема, а задача. И Русский театр, и Абхазский драматический театр – они сложные по своему техническому оснащению. Нам надо решать эти задачи, ставить перед собой, обязательно нужно пополнить персонал, который будет обслуживать театр. Я думаю, что это не проблема, а задача, которая решаема. По поводу концепции: через месяц она будет представлена, будут и концепция, и план мероприятий. Я думаю, что вы сможете ознакомиться, потому что там разные направления: направления охраны памятников, направления развития наших театров, студий и т. д. Так что, пожалуйста, приходите, мы будем ждать.

А.Г.: Это как бы план культурной политики на 2015 год?

Э.А.: Да, это план культурной политики на несколько лет. На самом деле, что такое культурная политика? Это ряд мероприятий, которые финансируют и предлагают государству для того, чтобы развивать и сохранить наследие нации. Мы пытаемся представить свой путь развития и, согласно ему, план мероприятий, который будет в ближайшее время.

А.Г.: Что вы думаете о судьбе органа в Пицундском храме?

Э.А.: Государственный концертный зал Пицундского храма, в котором расположен орган, является уникальной музыкальной площадкой мирового уровня. В последние годы с большим успехом там проходят концерты, наша хоровая капелла с большим успехом выступает, фестиваль «Хибла Герзмава приглашает». Все эти годы орган и концертный зал радовали любителей классической музыки. Судьба органа может быть однозначна: и впредь радовать своих любителей и слушателей. И никто не собирается никаких действий по прекращению этой деятельности предпринимать.

А.Г.: То есть, как вы считаете, он должен оставаться в храме, либо, как несколько месяцев назад спикер парламента предлагал, его перенесут в другое место? Какова ваша позиция?

Э.А.: Вы меня спросили, и я вам ответила. Это мое мнение, я вам ответила.

А.Г.: Какую роль Министерство культуры может сыграть в сохранении и восстановлении памятников, например, храмов?

Э.А.: Как вы знаете, в 2014 году, в октябре, произошла реорганизация Министерства культуры в Министерство культуры и охраны историко-культурного наследия. Но Управление охраны памятников занимает очень большое направление в деятельности Министерства культуры. Это Департамент по охране памятников, который возглавляет Батал Самсонович Кобахия. Говоря о планах и о деятельности, надо сразу начать говорить с проблем, потому что на сегодняшний день бюджет департамента – это заработная плата плюс текущие расходы. И надо понимать, что ни о какой реставрации памятников в рамках этого бюджета не может быть и речи. Но сам департамент предложил несколько проектов, если поддержит государство, начало которых будет заложено в 2015 году. Это по созданию единого государственного реестра. База данных есть, ее надо пополнять, совершенствовать. Затем есть несколько предложений по конкретным объектам. Этот проект существует, если его поддержит государство, уже в этом году можно будет сделать какие-то существенные шаги. Потому что самые развитые страны, к сожалению, сегодня не справляются в полном объеме с работой по охране своего культурного наследия. И нам, конечно, это вдвойне тяжело. Я это говорю не потому, что мы снимаем с себя ответственность, но это связано с определенными проблемами, которые надо в этой области решить.

А.Г.: Существуют ли какие-то планы по продвижению абхазского языка в массовую культуру, например, помощь в издании книг, съемки фильмов на абхазском языке и т.д.?

Э.А.: Язык, конечно, является частью культуры. Культура без языка, конечно, немыслима. Допустим, наши мероприятия, которые проводит Министерство культуры, мы стараемся большей частью проводить на абхазском языке. По поводу фильмов: совместно с Фондом развития абхазского языка «Абхазфильм» делает дубляж мультипликационных фильмов. На самом деле это очень интересный и нужный проект для подрастающего поколения. По поводу фильмов на абхазском языке: надо вообще говорить о производстве фильмов. То есть о том, что и сама индустрия кино нуждается в том, чтобы она создавала эти фильмы. А вопрос, на каком языке? Само собой, они будут на абхазском языке. И даже те небольшие студии, которые сегодня производят кино, документальное кино, они в основном работают на абхазском языке. Если у нас будут в будущем возможности, мы, конечно, рассматривали бы какую-то грантовую систему для того, чтобы молодым, начинающим режиссерам дать возможность снимать какие-то хотя бы короткометражные фильмы.

А.Г.: Давайте поговорим о вас. Вы творческий человек, много лет занимались дизайном, продолжаете свою работу? Какие у вас планы?

Э.А.: У меня сейчас, конечно, очень сложный в плане свободного времени период. Но я не собираюсь оставлять свое творчество. Я всегда думаю о тех моих предшественниках, которые были здесь и были творческими людьми. Они как-то смогли сохранить свою творческую часть, которая, я думаю, не менее важна, чем та, которой они занимались. И они потом в нее вернулись. Поэтому, мне кажется, что очень важно сохранить это, и в этом году у меня будет мой творческий проект, который, я надеюсь, представлю во второй половине 2015 года.

А.Г.: А сейчас можете немного приоткрыть завесу, или пока еще рано?

Э.А.: Это будет смешение нескольких жанров: это и фотографии, и костюмы, и образы, которые уводят нас в начало XX века. Некие истории, которые мы пытаемся пересказать с помощью таких жанров. Больше пока не скажу.

А.Г.: И все-таки, как вам работается в должности министра культуры? Творческим людям, наверное, приходится сталкиваться с какими-то бюрократическими моментами. Как работается?

Э.А.: Есть один плюс, я очень хорошо понимаю творческих людей, потому мы все сталкиваемся с одними и теми же проблемами. Но есть желание что-то изменить и принести какую-то пользу. Команда есть, есть желание работать, и я думаю, что у нас что-то получится.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG