Accessibility links

«Транскам зимой – головная боль»


Транскам обустраивается: противолавинные службы, дорожники и МЧС надежно обеспечивают безопасность движения, реконструирован Рокский тоннель, возводятся противолавинные галереи. Власти по обе стороны перевала говорят о необходимости добиться бесперебойного транспортного сообщения в любое время года

Транскам обустраивается: противолавинные службы, дорожники и МЧС надежно обеспечивают безопасность движения, реконструирован Рокский тоннель, возводятся противолавинные галереи. Власти по обе стороны перевала говорят о необходимости добиться бесперебойного транспортного сообщения в любое время года

Из-за обильного снегопада и высокой опасности схода лавин с 5 января закрыта Транскавказская магистраль. Несмотря на погодные условия, совместными усилиями МЧС Северной и Южной Осетии сегодня из республики удалось вывезти 182 студента, обучающихся в вузах России.

Вчера к Рокскому тоннелю выезжал президент Южной Осетии Леонид Тибилов, чтобы лично ознакомиться с ситуацией на трассе. Югоосетинский участок дороги расчищен. Президент дал указание соответствующим службам республики помочь североосетинским коллегам. Работу северян затрудняет туман, из-за которого невозможны обстрел лавинных очагов и расчистка трассы.

На северном участке трассы за минувшие сутки был зафиксирован самопроизвольный сход лавин, говорит экс-глава пресс-службы МЧС Северной Осетии Владимир Иванов. Он вчера побывал на Транскаме:

«Транскам зимой – это большая головная боль и для дорожников, и для противолавинной службы. При выпадении 40-60 сантиметров осадков начинается сход лавин. Накануне прошел ливневый снегопад, который покрыл склоны слоем снега до 1 метра 20 сантиметров. Это совершенно закономерно обусловило сход лавин на достаточно коротком отрезке дороги в 9-10 км от так называемого Чертова моста до северного портала Рокского тоннеля.

– То есть вся проблема в этих десяти километрах?

– Не только. Лавина сошла еще ниже. Два мощных лавинных очага на Транскаме имеют свои имена. Один из них – Гомхат сработал ниже этого участка между населенными пунктами Бурон и Зарамаг и покрыл дорогу слоем снега от 10 до 12 метров на протяжении около 50 метров».

Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати говорит, что, какая бы погода ни складывалась на Транскаме, все-таки люди в безопасности. Сейчас дорогу открывают или закрывают для проезда специальные службы, отвечающие за безопасность движения. На трассе работают так называемые пункты обогрева, где водители и пассажиры могут согреться, принять горячую пищу, а в случае необходимости им окажут медицинскую помощь.

Но было время, когда этих служб не было, когда дорогу закрывала стихия, внезапно обрушиваясь на головы путников. Югоосетинский общественник Алан Парастаев вспоминает зиму 1993 года, когда завалило десятиметровым слоем почти двадцать километров дороги к северу от Рокского тоннеля:

«Тогда погибло около сорока человек. Лавины обрушились на автобус с пассажирами и несколько легковых машин. Погиб мой близкий друг, мой сосед, мой учитель математики со своей семьей... Уцелевшие застряли где-то между лавинами в тоннелях. Я неделю провел в тоннеле, неподалеку от того места, где был первый таможенный пост».

В 1997 году обошлось без жертв, но люди почти две недели провели в снежном плену, вспоминает Алан Парастаев:

«Тогда на Транскаме застряли армянские бизнесмены. Они возили водку «Кремлевская». Они открыли контейнеры, согревали всех водкой, еще у них была мука – какие-то лепешки начали готовить. В общем, эти ребята спасли народ – кормили и согревали людей. Это было на Новый год. Я тогда работал в Министерстве обороны, мы совершали рейды на перевал, поднимали еду и спускали детей. Помню, там родился ребенок. Спустя время появилась даже реклама «Кремлевской водки». В основе сюжета – пребывание в этом снежном плену. Если не ошибаюсь, там был такой слоган: «Кремлевская» согреет везде». Кстати, им тогда правительство Южной Осетии выдало документ, по которому они несколько лет проезжали по Транскаму беспошлинно».

Среди тех, кто тогда встречал Новый год в Рокском тоннеле, был и Тимур Цхурбати:

«Машины нельзя было развернуть и уехать обратно. В КАМАЗах было много ценного груза, водители не могли оставить машины, а мы не могли бросить водителей. У нас были спирт, мандарины и мука. Снег смешивали с мукой, на огне варили пресные лепешки – в горячем виде они были очень даже вкусные. В общем, нам не было голодно. Но мы ощущали дискомфорт из-за того, что было грязно и неудобно спать.

– Я слышал, что с тех пор ты не ешь мандарины?

– Уже ем (смеется), но лет пять не мог на них смотреть».

С тех пор многое изменилось. Транскам обустраивается: противолавинные службы, дорожники и МЧС надежно обеспечивают безопасность движения, реконструирован Рокский тоннель, возводятся противолавинные галереи. Власти по обе стороны перевала говорят о необходимости добиться бесперебойного транспортного сообщения в любое время года. Речь идет, прежде всего, о северном, наиболее проблемном участке дороги. Насколько эта цель достижима? Этот вопрос я адресовал Владимиру Иванову:

«Раньше стоял противолавинный артиллерийский расчет непосредственно у Чертова моста, сейчас его уже нет. Там построили тоннель и в продолжение его галерею. В результате сейчас безопасен для транспорта прежде проблемный участок дороги протяженностью 400 метров. Но и осталось немало еще – около двухсот лавинных очагов разной интенсивности и мощности. Конечно, чтобы укрыть все проблемные участки Транскама, нужны значительные финансовые средства. Это большая мечта, но она, в принципе, осуществима».

Сегодня Министерство по чрезвычайным ситуациям Северной Осетии сообщило: «Завтра во второй половине дня планируется открыть движение по Транскаму, если погодные условия не станут ухудшаться».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG