Accessibility links

Что же почти месяц обсуждала республика?


Сегодня пресс-служба президента Южной Осетии объявила, что вчера, 12 января, на расширенном заседании политического совета был одобрен новый проект интеграционного договора с Россией

Сегодня пресс-служба президента Южной Осетии объявила, что вчера, 12 января, на расширенном заседании политического совета был одобрен новый проект интеграционного договора с Россией

Сегодня политсовет при президенте республики Южная Осетия утвердил проект нового договора о союзничестве и интеграции с Россией. По информации пресс-службы президента Леонида Тибилова, проект подготовлен для начала официальных консультаций с российской стороной и доведения до сведения общественности республики.

Оговорюсь сразу: ни один из российских экспертов, посвященных в это действо, не пожелал, чтобы его голос звучал в этом материале, и просил на него не ссылаться. Никто не хочет стать персонажем анекдота под названием: «Как рождался и обсуждался новый договор Южной Осетии с Россией».

Напомню, первый проект этого договора появился в Южной Осетии в середине декабря прошлого года и наделал много шума в республике. Есть несколько версий по поводу того, откуда взялся этот документ, но они лишь напустили туману, нежели прояснили ситуацию.

По одной версии, авторство этого проекта приписывают некоему московскому пиарщику, который убедил местных товарищей – сторонников присоединения к России, что это оптимальный вариант договора, как некая промежуточная ступень к осуществлению их заветной цели. Другие, напротив, утверждают, что сторонники присоединения узнали о нем уже по прибытии документа в Южную Осетию. Но вот как он попал в Цхинвал – по почте, с нарочным или, может быть, его подсунули под дверь высокопоставленного чиновника, – никто вразумительного ответа так и не дал.

Такое впечатление, что автор этого проекта сэкономил на услугах юриста. Он, с одной стороны, камня на камне не оставляет ни от Конституции, ни от суверенитета Южной Осетии, но, с другой стороны, не делает ее частью России.

По этому документу республика остается с неопределенным статусом, аналогов которому в мировой практике не существует. Соответственно, и местные жители попадают в ситуацию правовой неопределенности. По этому проекту все силовые и правоохранительные структуры республики становятся российскими, а значит, они не подчиняются ни президенту, ни суду, ни парламенту Южной Осетии, как не подчиняются аналогичным институтам любого другого иностранного государства. Югоосетинский президент вообще перестает быть гарантом Конституции, потому что никаких инструментов по ее защите у него не остается.

По уверениям югоосетинских чиновников, вчера вечером Леонид Тибилов дал поручение министру иностранных дел Давиду Санакоеву связаться с российским МИДом и запросить по официальным каналам какой-либо проект договора о сотрудничестве, если таковой имеется. Похоже, это такой способ похоронить скандальную бумагу. Если российский проект существует, то он должен проходить по официальным каналам – через МИД, а далее через посольство России в Южной Осетии, либо через дипломатическое представительство республики в Москве. Ничего другого обсуждаться не может. Таков порядок межгосударственных отношений.

По мнению российских экспертов, наиболее вероятным может быть ответ российского МИДа следующего содержания: «Никаких поручений по этому поводу мы не получали». Соответственно, официальная Москва не имеет никакого отношения к бумаге, которую почти месяц обсуждала республика. Следовательно, случись так, что этот проект был бы одобрен в республике, он был бы исключительно инициативой Южной Осетии. Но даже в этом случае, полагают эксперты, документ с подобным содержанием не выдержал бы экспертизу в правовом управлении Кремля, потому что с юридической точки зрения он несостоятелен.

Сегодня через информагентство «Рес» пресс-служба президента Южной Осетии объявила, что вчера, 12 января, на расширенном заседании политического совета был одобрен новый проект интеграционного договора с Россией. «Он соответствует Конституции республики и является логическим продолжением Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия, подписанного 17 сентября 2008 года в Москве, а также сформировавшейся в дальнейшем широкой договорно-правовой базы между двумя государствами», – говорится в сообщении пресс-службы.

Словосочетание «соответствует Конституции» может означать только одно, что все атрибуты суверенного государства будут сохранены. Кстати, в противном случае по югоосетинским законам – это государственная измена. По мнению тех чиновников, кто уже имел возможность ознакомиться с проектом, он, конечно, вызовет много споров в обществе, но все же как минимум похож на договор двух суверенных государств.

Пока непонятно, будет ли он заново обсуждаться общественностью. В сегодняшнем сообщении пресс-службы есть такой настораживающий абзац: «Члены политсовета, руководители ведомств, представители научной интеллигенции, общественности, политических партий обсудили каждый пункт договора о формах дальнейшего сотрудничества с Российской Федерацией».

Простите, какой договор или проект они уже обсуждали? Эту анонимку? Наверное, чтобы люди не почувствовали себя обманутыми, было бы честнее представить общественности на обсуждение уже настоящий проект договора.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG