Accessibility links

Игорь Мурадян: «Россия понимает, что она теряет Армению»


Армянский политолог Игорь Мурадян

Армянский политолог Игорь Мурадян

ПРАГА---Вчера во время акции протеста в Гюмри были задержаны несколько десятков человек. Среди них был и армянский политолог Игорь Мурадян, известный своими критическими взглядами в отношении России. Его мы решили пригласить в нашу рубрику «Гость недели».

Дэмис Поландов: На улицах Армении тысячи людей требуют выдачи и наказания российского военнослужащего, который убил армянскую семью. Судя по тому, что сообщают и корреспонденты Радио Свобода в Армении, и что я вижу в своей ленте в Facebook, армянские друзья пишут, в обществе действительно серьезное возмущение. Понятно, что убийство это страшное, резонансное, но что еще вызывает такую гневную реакцию? Что не так делает Россия в текущей ситуации, что вызывает такой эмоциональный накал?

Игорь Мурадян: Я отвечу по пунктам. С самого начала хотелось бы сказать: этот парень совершил преступление, либо вместо него совершили преступление, выяснится или не выяснится... Россия не хочет его передавать по двум причинам. Первая и главная заключается в том, что она не может позволить себе, чтобы этот человек хотя бы одну минуту находился не в их руках, потому что он много знает. Во-вторых, передать его практически невозможно, потому что имеется договоренность о базе, а база – это территория России, этот человек гражданин России, хотя преступление было совершено на нашей территории. Что нужно сделать? Надо отменить договор или переделать его. Договор совершенно нелепый, он несколько раз подвергался изменениям. В нынешней ситуации, когда очень многое меняется в мировой политике, подписывать договор до 44-го года, или что-то в этом роде, безответственно, но, тем не менее, его подписали.

Дэмис Поландов: Вы как-то расширили тему, речь идет не только об этом конкретном случае, вы говорите вообще о каких-то настроениях, которые просто выразились в этом протесте – эти настроения мы можем назвать антироссийскими?

Игорь Мурадян: Конкретного случая нет. Совсем недавно посол Российской Федерации сказал, что в Армении нет противников евразийской интеграции, т.е. все за нее и даже т.н. оппозиция организовала два довольно больших митинга, где заявила, что тоже выступает за евразийскую интеграцию. Вместе с тем каждый день возрастают другие настроения. Россия понимает, что она теряет Армению. Она это понимает лучше, чем мы, не потому, что она обладает большей информацией, большей осмысленностью ситуации. Она понимает, что Соединенные Штаты, НАТО и Евросоюз постепенно берут нас под опеку и, абсолютно не обращая внимания на желание нашего руководства, в котором пребывают «временщики», интегрируют в западное сообщество. Мы долгое время были верным и послушным союзником России, а сейчас, если этот союзник станет не союзником, а будет играть в другую игру... Россия не боится, что Армения может иметь другую позицию, она опасается, что Армения будет использована в чужой игре. Так и происходит. Антирусские настроения в Армении возрастают – это факт. Почему это происходит, есть много вопросов. Может ли Россия быть союзником Армении в нынешней ситуации? Она находится в изоляции и блокаде и ищет возможных союзников в лице других стран, в том числе в лице Турции и Азербайджана, и для нее сейчас очень ценны эти два платежеспособных государства. Русско-турецкий альянс неотвратим. Для нас это просто гибель, и все это понимают. Нет ни одного более или менее мыслящего человека, который бы не задумывался над этим. Россия передала нашему врагу – Азербайджану на четыре или пять миллиардов современных вооружений, не спросив нас. У нас этого нет, а у них – есть. Так ведет себя союзник, имея в виду наше положение? Это не союзник. Надо думать дальше, кто на самом деле является союзником.

Дэмис Поландов: Кто может выступить таким союзником, который, допустим, в случае военного конфликта, в котором Азербайджан, естественно, будет иметь поддержку Турции и, как вы говорите, России, если сложится такой альянс? В этой ситуации вы считаете, что Запад может выступать каким-то гарантом безопасности и каким-то образом противодействовать этому альянсу?

Игорь Мурадян: Да, я так считаю. Если бы России это было все равно, то она бы безразлично отнеслась к нашей интеграции с Евросоюзом. Она очень бурно отреагировала на это. Сейчас выстраивается стратегия большой диагонали – Черное море-Грузия-Армения-Иран. Иран бешеными темпами урегулирует свои отношения с Западом, и события в Месопотамии показали, что Иран является союзником Запада и Соединенных Штатов. Россию туда уже не пустят – она не будет никоим образом на Ближнем Востоке. Турция же все более и более становится врагом Запада, противником НАТО, и этим надо воспользоваться, а то мы окажемся в яме. Что касается вашего вопроса: нашим союзником, сдерживающей силой Турции и Азербайджана сейчас выступает западное сообщество, а не Россия. Россия – это враг, и все здесь это понимают.

Дэмис Поландов: А как вы считаете, насколько может быть прочен этот альянс между Россией и Турцией и почему он является выгодным для Турции? Почему он выгоден для России, я могу понять, а для Турции? Ведь Россия сейчас находится в очень сложной ситуации.

Игорь Мурадян: Происходит политика двойного сдерживания – и России, и Турции, которые оказались в изоляции и блокаде в отношении Запада. Я объясню, почему этот альянс выгоден Турции: Соединенные Штаты вместе со своими партнерами по НАТО уже долгие годы проводят политику геополитической блокады Турции. У американцев есть союзники и на Ближнем Востоке, и даже на Балканах, не говоря уже о Черном море. Турция понимает, что она оказывается в таком положении – на кого же опираться? На Иран? – конечно же, нет, это патологический враг. На арабские государства? – ну, попробовали, попытались, и что из этого получилось? Главные государства арабского мира – Египет и Саудовская Аравия – уже высказали свою позицию. Остается опираться только на Россию. А больше никого нет. На Китай, что ли, которому безразлична ситуация здесь? Турции, так же, как и России, необходим этот альянс – они идут в паре, и если сейчас не видны формальности, то скоро они появятся. В нынешнем мире я не знаю, что назвать альянсом. Есть некий дефицит альянсов, потому что одно государство не желает разделять проблем другого государства. Тем не менее каждое государство пытается иметь что-то вроде партнеров, союзников и т.д.

Дэмис Поландов: Игорь, вы считаете, что ситуация в Гюмри может стать каким-то спусковым крючком для формирования каких-то политических сил, которые бы видели Армению в альянсе с Западом, а не с Россией?

Игорь Мурадян: Я бы это назвал очередным и очень важным этапом дистанцирования от России. Радикально пророссийский город стал антироссийским в одно мгновение. Конечно, это произошло не в одно мгновение, но, посмотрим...

XS
SM
MD
LG