Accessibility links

Раскол югоосетинского общества


Часть общества хочет идти по абхазскому варианту независимого государства, но де-факто зависимого от Москвы в военной, экономической и других областях. Другая часть говорит, что нужно сливаться с Россией

Часть общества хочет идти по абхазскому варианту независимого государства, но де-факто зависимого от Москвы в военной, экономической и других областях. Другая часть говорит, что нужно сливаться с Россией

Отсутствие внятной стратегии развития республики у югоосетинских политических партий, а также закрытость органов власти и затянувшийся застой социально-экономических и общественно-политических процессов с явной силой обнаружились в ходе обсуждения проекта договора о союзничестве и интеграции с Россией. Существующие в республике группы влияния с лихвой компенсировали долгое молчание и пассивность.

Дискуссия вокруг договора, который Россия и Южная Осетия планируют подписать в феврале этого года, обострила внутриполитическую конкуренцию, привела к активизации общественно-политических игроков, оживила унылое информационное пространство и обеспечила весьма острый обмен мнениями о состоянии российско-югоосетинских отношений.

Эмоционально окрашенные суждения, а подчас и открытое навешивание на оппонентов ярлыков врагов народа и интеграции – свидетельство отсутствия политической культуры. Чего мы только не услышали. Кругом изменники родины, только и ждущие момента, чтобы сдать государственность и продаться прогрузинскому лобби. Все это продолжает раскалывать югоосетинское общество, так до конца и не оправившееся после противостояния во время президентских выборов 2011 года.

Образовалось два лагеря. Одни не прочь передать все полномочия в сфере безопасности и обороны российской стороне, как это предлагает «Единая Осетия». Другие считают это предательством осетинской государственности и суверенитета и ставят в пример абхазский вариант взаимоотношений с Москвой. Власть оригинально отреагировала на критику со стороны общества в связи с закрытым обсуждением проекта договора. Глава МИД Давид Санакоев просто слил в прессу официальный документ. Это еще больше обострило отношения представителей двух условных лагерей. «Единая Осетия» грозится, что не ратифицирует выработанный политсоветом вариант договора. Оппоненты называют ультиматум партии Анатолия Бибилова открытым шантажом и обвиняют парламентское большинство в попытках монополизировать патриотизм и выставить себя главными проводниками идеи воссоединения с Россией. Вместе с тем, как пояснил в разговоре со мной сам Анатолий Бибилов, сейчас, когда у южных осетин появился исторический шанс максимально интегрироваться с Россией, многие политики, публично выступающие за это, в кулуарных разговорах задаются вопросом: «А зачем нам это?»

По мнению моих источников, тандем Тибилов-Бибилов не сложился, и мы, по сути, наблюдаем начало президентской кампании. Претендентов на президентский пост найдется немало и в окружении самого Тибилова. Команда президента разрознена и преследует собственные цели, поэтому, по мнению моих источников, не исключено, что она выставит конкурента самому Тибилову в случае его выдвижения на второй срок.

Российский политолог Андрей Епифанцев говорит, что в образовавшейся ситуации есть как минимум один существенный плюс:

«Это позволило прочувствовать настроения в обществе. Понять, какие там есть подводные камни, а они там есть. Может быть, изначально публикация первоначального текста документа – это была спланированная утечка информации, – предполагает Епифанцев и продолжает, – югоосетинское общество раскололось. Часть хочет идти по абхазскому варианту независимого государства, но де-факто зависимого от Москвы в военной, экономической и других областях. Другая часть говорит, что нужно сливаться с Россией. Но поскольку сейчас это невозможно, хочет достичь это через максимальную интеграцию, не называя это такими словами. У нас уже были примеры политических коллизий в Южной Осетии во время президентских выборов. У югоосетинских властей было два варианта. Уж коль они выступают за воссоединение, надо было тихо интегрироваться без какого-либо договора, потому что существующая договорная база, так или иначе, позволяет это делать, и тогда не было бы никаких тревог у разных политических слоев. Либо если подписывается договор о союзничестве, то тогда надо было устраивать максимально широкую дискуссию, может быть, даже референдум, и уже тогда со спокойным сердцем всем частям политического спектра ответить: «Извините, друзья. Мы с вами это обсуждали. Вот к такому выводу мы пришли». Однако сейчас эти дискуссии во многом вызваны молчанием самой власти. Если Цхинвал и Москва обсудят договор, выйдут с совместным вариантом и представят вниманию народа, то это будет достаточно хороший выход из ситуации».

Между тем власти продолжают наблюдать за происходящим как бы со стороны. Как мне стало известно, сегодня министра иностранных дел Давида Санакоева вызвал к себе президент Южной Осетии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG