Accessibility links

«Ему, наверное, зачтется на том свете»


Иконы когда-то принадлежали Илырскому храму, который издревле почитался в округе и который и ныне посещает много паломников из России, а потом, в атеистические времена, находился в фондах Абхазского музея, из которых во время грузино-абхазской войны пропало немало реликвий

Иконы когда-то принадлежали Илырскому храму, который издревле почитался в округе и который и ныне посещает много паломников из России, а потом, в атеистические времена, находился в фондах Абхазского музея, из которых во время грузино-абхазской войны пропало немало реликвий

Новость, которую сегодня активно обсуждают в Абхазии, напоминает сюжет лихо закрученного триллера и оставляет много невыясненных вопросов. Больше месяца назад, 16 декабря прошлого года, по коридору одной из самых дорогих московских гостиниц «Националь» неспешно шел немолодой мужчина плотного телосложения в белом свитере и куртке с сумкой и пакетом. Повернув за угол, он, как свидетельствует запись камеры видеонаблюдения, вставил себе в рот дуло пистолета «Люгер» итальянского производства калибра 9 миллиметров и выстрелил.

Самоубийцей оказался 68-летний бизнесмен грузинского происхождения Иван Шервашидзе, возглавлявший фирму по продаже музыкальных инструментов и музыкального оборудования. Сразу возникло предположение, что причиной суицида стало психологическое напряжение из-за «черного вторника», когда рубль резко упал по отношению к доллару и евро. Но предсмертная записка, найденная при нем, датирована 14 декабря. Шервашидзе попросил после смерти кремировать его тело и развеять прах. «Прах желательно развеять в Черное море или Балтийское на расстоянии пяти морских миль и более, можно где-нибудь в чистом поле», – написал он.

Пытаясь выяснить мотивы, побудившие его совершить суицид, сыщики опросили близких и коллег Шервашидзе. Возникли предположения, что причиной стали долги, из которых он не мог выбраться. При этом он заранее распределил наследство между близкими. И не только. Спустя месяц его друг Сергей Аксютчек рассказал, что незадолго до самоубийства Шервашидзе попросился переночевать у него, а утром ушел, не забрав часть своих вещей. И вот Сергей обнаружил у себя дома чемодан, в котором хранились две иконы. В приложенной записке Иван писал, что иконы были вывезены из Абхазии в начале 90-х, во время войны. Впоследствии он выкупил древние реликвии и хотел передать их музею в Сухуме, но не успел, поэтому в записке попросил друга сделать это за него.

Искусствоведы убеждены в большой исторической ценности обеих прекрасно сохранившихся икон, время создания которых предположительно относится к XVI-XIX векам. На одной из них изображен Святой Георгий Победоносец. Зампредседателя совета Священной Митрополии Абхазии Давид Сарсания предположил, что обе святыни ранее могли принадлежать храму Святого Георгия в селе Илыр Очамчырского района.

Вместе с тем в записке содержится просьба вернуть иконы в Абхазский государственный музей. Новый владелец икон Сергей Аксютчек намерен исполнить просьбу товарища.

Впрочем, нельзя исключать, что верны обе эти версии – иконы когда-то принадлежали Илырскому храму, который издревле почитался в округе и который и ныне посещает много паломников из России, а потом, в атеистические времена, находился в фондах Абхазского музея, из которых во время грузино-абхазской войны пропало немало реликвий. При этом некоторые уже задумались: не возникнет ли между музеем и абхазскими священнослужителями спора из-за прав на древние иконы. А в грузинских СМИ сообщают уже о них как о «грузинских святынях».

Один из завсегдатаев абхазских интернет-форумов пишет:

«Самоубийц не отпевают, но благородный поступок потомка абхазских владетелей ему, наверное, зачтется на том свете. Отдельное спасибо надо сказать и другу, мог ведь заныкать иконы, имеющие не только духовную ценность. Они, видимо, стоят огромные деньги, которые наверняка могли решить финансовые проблемы усопшего».

Сейчас уже, впрочем, поздно рассуждать, могли или нет, а если могли, то почему покойник не пошел по этому пути. Что касается принадлежности покойного к потомкам абхазских владетелей Шервашидзе (Чачба), то она не противоречит информации о его грузинском происхождении. Потомки некоторых абхазских княжеских родов разделились в течение века и более на абхазскую и грузинскую ветви. Представитель первой из них, ныне покойный бывший министр энергетики Болгарии Никита Шервашидзе приезжал несколько лет назад в Сочи и Абхазию на организованное поэтом и историком Денисом Чачхалия собрание представителей абхазских аристократических фамилий. Об Иване Шервашидзе слышать, честно говоря, не приходилось.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG