Accessibility links

Карасин расставил приоритеты


Григорий Карасин напомнил, что Москва признала независимость двух республик и сейчас делает «очень много», чтобы обеспечить их международное признание, а также развивает с ними отношения «на сугубо двусторонней межгосударственной основе»

Григорий Карасин напомнил, что Москва признала независимость двух республик и сейчас делает «очень много», чтобы обеспечить их международное признание, а также развивает с ними отношения «на сугубо двусторонней межгосударственной основе»

Сегодня замминистра иностранных дел России Григорий Карасин официально заявил, что речи о вхождении Абхазии и Южной Осетии в состав России не идет. Он напомнил, что Москва признала независимость двух республик и сейчас делает «очень много», чтобы обеспечить их международное признание, а также развивает с ними отношения «на сугубо двусторонней межгосударственной основе».

По мнению российского политолога Евгения Крутикова, это недвусмысленное заявление Григория Карасина ставит точку в югоосетинских дискуссиях о вхождении республики в состав России и о прочих так называемых интеграционных договорах, обеспечивающих некое переходное состояние на пути в Россию:

– Дальнейшее дискутирование такого рода документов теперь целиком и полностью перекладывается на плечи и совесть тех представителей Южной Осетии, которые продолжают играть в эту интригу.

– Какое отношение к заявлению Григория Карасина могут иметь проекты интеграционных договоров, которые сейчас обсуждаются в Южной Осетии?

– Я не думаю, что он их подробно читал, но передача ключевых полномочий России, которые предполагаются в этих проектах, означает некую первую стадию разрушения югоосетинской государственности. С Абхазией сегодня ратифицируют договор, там ни о никакой передаче полномочий речь не идет. Что касается Южной Осетии, то там все до единого варианты интеграционных договоров противоречат законодательству России и ее основным положениям.

Согласно российским законам, органы следствия и полиции не могут осуществлять оперативно-розыскную и иную деятельность на территории другого государства. По Конституции и законам России передача полномочий МВД и прокуратуры другого государства следственным и полицейским органам РФ невозможна в принципе. Следовательно, невозможно передать России полномочия по обеспечению законности и правопорядка на территории республики, как это предлагается в некоторых проектах. Невозможно по российским законам и предлагаемое авторами проектов вхождение югоосетинских вооруженных сил в состав российской армии. Говорит российский военный эксперт Виктор Баранец:

«Возможно создание воинской части смешанных сил, которые будут буква в букву соответствовать тому международному договору, который мы заключим с нашим союзником. Это ни в коем случае не будет нарушать никакие правила. Собственно, такой прецедент мы уже имеем. У нас есть союзное государство с Белоруссией, хотя там все структуры абсолютно самостоятельные. Никто же не говорит, что часть белорусской армии входит в состав российской армии? У нас есть определенные формы сотрудничества, они подвижны, они буква в букву отвечают и российским, и белорусским законам. Полагаю, что по этой кальке будет строиться сотрудничество и в данном случае».

Сегодня, в день, когда Госдума ратифицировала договор с Абхазией о союзничестве и стратегическом партнерстве, Григорий Карасин заявил, что и с Южной Осетией Россия ведет работу над документом, который отразил бы изменения в состоянии двусторонних отношений за последние шесть лет. «Выльется ли она в новый или какие-то другие документы, покажет практика, но такая работа ведется, и мы имеем это в виду», – сказал Григорий Карасин.

Судя по тональности заявления, возможно, будет достаточно внести коррективы в уже существующие соглашения, а может, будут заключены еще какие-то новые.

По мнению Евгения Крутикова, нет никакой необходимости в этом новом интеграционном договоре. Всех устраивают положения договора 2008 года и еще порядка ста соглашений и договоров, заключенных Россией и Южной Осетией. Они позволяют решать любые вопросы в рабочем порядке. На днях был принят еще один договор, который готовился последние полгода, – о взаимном признании воинских званий и российских пенсий для югоосетинских отставников. То есть все идет своим чередом, все развивается, налаживается.

В этом смысле склоки из-за нового интеграционного договора, сопровождаемые взаимными обвинениями в предательстве национальных интересов и противостоянием местных политических групп, выглядят со стороны по меньшей мере несерьезно, говорит Евгений Крутиков:

«Никакой практической необходимости в этом договоре нет. Но, с другой стороны, уже три месяца в республике длится эта вакханалия и на нее надо как-то реагировать. То есть я не исключаю, что, к сожалению, придется в результате этих политических давлений изобрести какую-то бумагу, которая под общие аплодисменты будет подписана. Но это очень скользкий, неправильный путь, потому что в обстановке этой истерии и поляризации мнений, перерастающей в противостояние, невозможно написать такую бумагу, которая бы, с одной стороны, соответствовала законодательствам двух стран, а с другой стороны, всех бы устраивала».

Понятно, что все эти громкие заявления о некой «глубокой интеграции» – часть внутриполитической конкуренции и продукт внутреннего потребления, так сказать, информация для избирателей. Однако эти заявления слышны те только в Южной Осетии, но и за ее пределами. И они, с одной стороны, вызывают оторопь в Москве, а с другой – формируют весьма негативный фон вокруг России, как ответственной за происходящее в Южной Осетии. Дескать, она даже в маленькой республике не может наладить нормальный политический процесс.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG