Accessibility links

– Как вы считаете, нужно ли реагировать на ложь, которую распространяют в интернете анонимные пользователи? И можно ли вводить какую-то ответственность за подобную клевету?

Парень: Я бы не стал всех анонимов в одну кучу скидывать. Я не против анонимности в интернете. Естественно, нужно реагировать на оскорбления, на заведомо оскорбительные публикации. Это да, это мы должны сами побороть внутри себя, и не принимать их ни в коем виде. Но вообще бороться с анонимами в интернете я считаю бессмысленным, бесполезным, и, в принципе, не совсем понятна цель. Надо бороться именно с оскорблениями, а анонимные они или не анонимные, – это уже второй вопрос. Конечно, анонимам намного легче оскорблять, чем неанонимам, но у нас встречаются и неанонимные оскорбления в интернете. Надо разделить и опять же бороться с оскорблениями в интернете, некоторые из них на самом деле возмутительные.

Девушка: Анонимность – это, в принципе, опасно, потому что от каких-то живых, существующих людей можно воспринимать информацию и даже реагировать на нее. Но анонимные пользователи – это, своего рода, разрушители, в принципе, нашего общества. Но так как социальные сети у нас не приравнены к СМИ, то я понимаю, что по закону они не могут нести никакую ответственность. Однако есть статья за клевету, и мне кажется, что было бы весьма уместно, если бы все они понесли наказание.

Рудик: Мы в Абхазии живем, стыдно. Кто пишет, это не наш метод. Мне, как человека, его жалко. Это позор нации. Кто-то что-то выставляет, какие-то гадости пишет. Кто-то кого-то оскорбляет, и кто этим занимается… Рано или поздно, есть спецслужбы, могут их поймать. Просто потом разговор другой будет. А так, я понимаю, кто-то выиграл выборы, кто-то проиграл, но выливать такую грязь не стоит. Мы все один народ, все граждане Абхазии, надо чуть-чуть остановиться, это не наш метод. Мы – люди все-таки с Кавказа.

Эмма: Конечно, нужен, но реагировать не стоит, тем более если ты знаешь человека лично. И знаешь, что это неправда. Но предпринимать меры, конечно же, нужно, в любом случае.

– Какие меры?

Эмма: Если знаешь этого человека, который написал анонимно, то, пожалуй, подойти, разобраться, спросить, зачем, почему, пускай объяснит свою точку зрения насчет этого человека. А там уже дальше пусть разбираются. Либо брат, если за девочку, пусть братья подходят. В любом случае, слухи – они всегда были, есть и будут. Без этого никак.

Энвер Чамагуа: Нужно вводить санкции против таких людей, которые это делают. Для кавказцев, для абхазов, для всех, разницы нет, кто бы ни был, любой национальности, все равно оскорбления для девушки. И поэтому я бы не только в административном порядке, я, скорее всего, склонен ближе к жестким мерам, то есть вплоть до уголовного наказания. Реально принимать меры, чтобы это больше не повторилось, потому что это позорит нас всех.

Адгур Зантария: Желательно не реагировать и просто «банить», а так, если бы у нас была структура, которая бы отслеживала, с какого места данный анонимный абонент распространял информацию по отношению к другим, то, конечно, было бы хорошо, если бы была уголовная статья в отношении них. Но это социальная сеть, она очень большая, и не так просто. Абхазия на сегодняшний день не готова к ее отслеживанию. У нас нет просто таких структур. Для Абхазии наши честь и достоинство на первом месте!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG