Accessibility links

Четвертая попытка


Все больше местных экспертов не находят других объяснений происходящему, кроме как считать это фальстартом предвыборной кампании на пост президента. Дескать, товарищам невтерпеж, вот и рубятся по любому поводу

Все больше местных экспертов не находят других объяснений происходящему, кроме как считать это фальстартом предвыборной кампании на пост президента. Дескать, товарищам невтерпеж, вот и рубятся по любому поводу

Сегодня на югоосетинском сайте «Осрадио» был опубликован очередной, уже четвертый по счету проект нового договора о союзничестве и интеграции Южной Осетии и России. Авторы проекта не указаны, но на сей раз, по уверениям сайта, – это результат российско-югоосетинской рабочей группы, созданной для подготовки договора.

Еще 23 января официальная югоосетинская пресса объявила о создании российско-югоосетинской рабочей группы, которая доработает проект договора.

Ходили даже слухи, что российские участники группы приедут в республику в начале этой недели. Вроде никто не приехал. Теперь говорят, что российская сторона сотрудничает с югоосетинской дистанционно из Москвы. Но опять же неясно, кто эти люди. Не объявлены ни их имена, ни даже департамент, который они представляют.

Что это за таинственные люди и каков их статус – никто не знает ни в Цхинвале, ни в Москве. Вернее, несколько человек в республике все же знают, не могут не знать, но они немы как рыбы, видимо, из соображений не менее загадочных, чем сам договор.

Еще более странно, что якобы результат этого совместного труда опубликован не в официальной прессе, а на страницах частного издания «Осрадио», сотрудничающего с партией «Единая Осетия».

Кто-то скажет, что это похоже на историю с публикацией проекта от политсовета.

Но это только на первый взгляд. Там все было более или менее понятно, один из членов политсовета – министр иностранных дел Давид Санакоев на свой страх и риск нарушил предписание президента держать проект в секрете и опубликовал его. То есть было одно официальное лицо, которое объявило о происхождении этого документа.

А здесь как было дело? Кто на сей раз организовал слив? Кто отвечает за происхождение этой бумаги?

Как я понял, чествование этого проекта предполагалось отметить с размахом. Товарищи из «Единой Осетии» через Facebook даже созывали людей на акцию-концерт в поддержку нового интеграционного договора.

С присущей югоосетинскому истеблишменту таинственностью сегодня утром все приглашения исчезли со страниц Facebook. Одни в Цхинвале говорят, что по требованию каких-то ответственных товарищей из Москвы акция была свернута, другие полагают, что сами организаторы передумали, потому что трудно оформить это мероприятие идеологически.

В самом деле, если бы договор был уже подписан, тогда понятно – торжества по случаю подписания. А так, что праздновать?

Или можно было провести акцию протеста против тех, кто против договора.

Так вроде все «за», правда, только мнения по поводу его содержания разные. Но это мнения, нельзя же протестовать против мнения или свободы его выражения?

Вообще, политическая жизнь республики с этим договором превратилась в нечто непонятное. И дело даже не в позициях, которые заняли стороны, а в формах выражения этих позиций, в аргументациях сторон, в тумане, которым окутывают себя участники процесса, в их странной логике.

Приведу пример.

Основной мотивацией к вступлению в РФ было обеспечение безопасности, мол, при определенных обстоятельствах, может получиться так, что русским придется уйти, а мы останемся один на один с Грузией. А вот если мы будет субъектом России, тогда совсем другое дело – Россия любой ценой будет защищать свои территории.

В развитие этого тезиса во всех проектах договоров, которые были в том или ином виде опубликованы, югоосетинские вооруженные силы входят в состав российских.

Если предположить, что Россия согласится, то это значит, что материальная часть югоосетинской армии будет передана российской военной базе, а личный состав югоосетинских вооруженных сил будет приведен к присяге на верность России.

Они более не на страже Южной Осетии, но на страже российских интересов.

Теперь гипотетически предположим, что мрачные прогнозы сторонников воссоединения сбылись и российская армия уходит (ведь Южная Осетия после заключения договора не стала частью России). Тогда вместе с ней должны будут уйти и приведенные к присяге югоосетинские воины, и техника, которая еще вчера была в распоряжении республики. Если раньше сторонники присоединения боялись, что их маленькая армия останется один на один с грузинской, то теперь армии не будет вовсе.

Но если посмотреть на ситуацию здраво и понять, что российская армия все же никуда не уйдет, а все остальные сценарии – это глупости, то возникает вопрос: тогда к чему эта ликвидация собственных средств безопасности. В чем смысл?

Быть может в высоких российских зарплатах? Так это вопрос решаемый и без ликвидации армии.

Все большее количество местных экспертов не находят других объяснений происходящему, кроме как считать это фальстартом предвыборной кампании на пост президента. Дескать, товарищам невтерпеж, вот и рубятся по любому поводу.

Но и здесь одни вопросы. В ходе предвыборной кампании кандидаты меряются своими достижениями, предвыборными программами и авторитетными друзьями, которые их поддерживают.

А чем меряются здесь? Пунктами договора? Готовностью слить суверенитет без очевидных причин? Согласитесь, это как-то странно...

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG