Accessibility links

Из Чечни – только хорошие новости!

Достаточно вчитаться в заголовки.

«В чеченском городе Урус-Мартан открыто новое водохранилище» – причем построено оно на средства местных предпринимателей.

«Власти Чечни заявили о планах создать в 2015 году 17 тысяч мест в детсадах» – это только до конца года, а то сейчас очередь около 20 тысяч человек. В ушедшем 2014 году прибавилось пять с половиной тысяч мест, на что ушло почти 700 миллионов рублей из федерального центра и больше 170 миллионов из республиканского бюджета.

А вот – «эхо войны»: «В 2015 году Минобороны планирует разминировать земли в шести районах Чечни». Военные саперы весной начнут разминирование лесных угодий. За два прошедших года очистили более шести тысяч гектаров сельхозугодий, а теперь возьмутся за предгорные и горные леса. За два года планируют разминировать больше семи тысяч гектаров, сообщает военная комендатура.

Или вот – «Землетрясение в Чечне обошлось без жертв и разрушений» – несомненно, хорошая новость.

А если и есть нестроения и отдельные недостатки, – то они именно отдельные.

«Выросли цены на яйца, сахар и рис» – но совсем немного, от 2 до 10 процентов, – «К примеру, за первую неделю года цена на яйцо куриное возросла на 9,7 процента». Зато на пять с лишком процентов снизились цены на колбасные изделия, на процент с чем-то – курятина, на целых девять процентов подешевела сметана. Эта новость от республиканского Министерства экономического, территориального развития и торговли.

Или вот – от следственного Управления Следственного комитета: «В Грозном главврач больницы подозревается в присвоении денег сотрудников» – по версии следствия, он присвоил более ста тысяч рублей, которые полагались его сотрудникам.

От республиканской прокуратуры: «В Чечне молодая женщина подозревается в продаже своего новорожденного ребенка».

Или вот – дело уже передано в суд: «Предприниматель обвиняется в присвоении двух миллионов рублей на строительстве газопровода». Магистральный газопровод, отметим, соединил-таки райцентр Шатой с горным селом Хал-Келой, – и это, несомненно, очень хорошая новость: газифицируют в Чечне такие места, где при советской власти об этом и не помышляли.

Эти сообщения, как мазки художника, рисуют картину мирной жизни – год от года все лучше, – где добро заполняет весь холст, а порок, если и присутствует, то уже изобличен и выставлен на обозрение публики и в финале непременно будет наказан.

А что там, за этой картиной, за холстом?

Две недели назад, 15 января, Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Малика Юсупова и другие против России». 14 родственникам шести пропавших в 2001-2002 годах жителей Чечни присуждена компенсация в размере 410 тысяч евро. Суд признал, что были нарушены несколько статей Европейской конвенции о правах человека: вторая (право на жизнь), третья (запрет пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), пятая (право на свободу и безопасность) и тринадцатая (право на эффективное средство правовой защиты).

Интересы заявителей представляли адвокат Докка Ицлаев, юристы из организаций «Правовое содействие – Астрея» и «Матери Чечни». По их мнению, суд установил, что следственные органы не желали расследовать заявления об исчезновении людей в Чечне, но даже после решений ЕСПЧ следствие продолжает бездействовать. Обращений в Страсбург могло быть больше, но потерявшие надежду родственники перестают обращаться в правоохранительные органы и лишают себя возможности добиться рассмотрения своего дела в ЕСПЧ. Как показывает практика, если родственники более пяти лет не обращались в национальные, российские правоохранительные органы, то Страсбург их жалобу не примет.

Вдумайтесь: тринадцать лет и более родственники ничего не знают о похищенных «людьми в камуфляжной форме и в масках, говорившими по-русски без акцента». Похищен, исчез – значит, не похоронен. Верное название статьи Анны Политковской: «Полупохороны». Не было поминок, не было прощания, не было траура. Человека уже нет - но он как бы есть… для десятков родственников. И есть безнаказанное зло, о котором помнят.

Это зло в России, в Чечне не названо и не осуждено. Поэтому в официальные, «с дозволения полиции» новости такие вот сообщения из Страсбурга не попадут. Этот сюжет – из длинного ряда тех, что до поры до времени так и останутся по ту сторону холста. «До поры до времени» – пока не треснет истлевшая ткань. Пока не случится событие из разряда тех, про которые журналисты спросят: «Неужели? Не может быть! Ведь было так замечательно!»

А до тех пор из Чечни – только хорошие новости.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG