Accessibility links

Договор уехал в Москву


В Цхинвале назвали выработанный документ «компромиссным и взаимоприемлемым». Заключение стратегического договора с Россией направлено на повышение обороноспособности, безопасности и уровня жизни народа Южной Осетии

В Цхинвале назвали выработанный документ «компромиссным и взаимоприемлемым». Заключение стратегического договора с Россией направлено на повышение обороноспособности, безопасности и уровня жизни народа Южной Осетии

Проект договора «О союзничестве и интеграции между РЮО и РФ», направленный в Москву, стал итогом деятельности совместной российско-югоосетинской рабочей группы. Президент Леонид Тибилов назвал его соответствующим Конституции республики и отвечающим интересам Южной Осетии и России.

В течение двух дней, с 27-го по 28 января, в Южной Осетии работала совместная российско-югоосетинская группа, в которую вошли представители российской стороны и члены политсовета при югоосетинском президенте. Проект будущего договора, направленный по официальным каналам в российское внешнеполитическое ведомство, стал итогом работы двух сторон. В целом он близок к абхазскому варианту соглашения с Москвой.

В Цхинвале назвали выработанный документ «компромиссным и взаимоприемлемым», говорит экс-спикер парламента Станислав Кочиев. По его словам, заключение стратегического договора с Россией направлено на повышение обороноспособности, безопасности и уровня жизни народа Южной Осетии. Документ не противоречит Конституции и не ущемляет суверенитета республики, говорит Станислав Кочиев:

«За внешнюю политику отвечает президент, и коль народ доверил ему эту власть, президент должен отвечать до конца. Что касается договора, то по каждому пункту, вопросу мы не будем проводить референдум и опрос общественного мнения. Так не делается. При этом над проектом работали, мнения выслушивались. И подготовленный проект договора, завизированный и российской стороной, – это итог тех дискуссий, споров и обсуждений, которые возникли в нашем обществе».

По мнению Станислава Кочиева, это компромиссный, промежуточный вариант, отвечающий требованиям переходного периода:

«Проект договора отвечает требованиям переходного периода, до воссоединения с Россией, о чем неоднократно говорили и президент, и ныне действующий спикер парламента. Но это последующие шаги. Мы сегодня должны понять, что может сегодня взять на себя Россия и что мы готовы предложить России. Путем выяснения этих отношений мы и заключаем этот договор».

Отправленный на согласование в Москву проект договора не предусматривает полного слияния югоосетинских силовых структур с российскими. Согласно документу, стороны создают единое пространство обороны и безопасности. С этой целью отдельные подразделения вооруженных сил и органов безопасности Южной Осетии становятся частью соответствующих российских структур. Россия обеспечивает оборону и безопасность республики, включая защиту и охрану государственной границы. Пункты пропуска на российско-югоосетинской границе упраздняются, а таможенные органы Южной Осетии интегрируются в таможенные структуры Российской Федерации.

По мнению доктора исторических наук, профессора СОГУ Альберта Дудайти, ситуация на южных рубежах России вызывает обеспокоенность в Москве, поэтому необходима полная передача России силовых структур Южной Осетии:

«Планы Грузии вступить в НАТО и открывающийся весной в Грузии учебно-тренировочный центр Североатлантического альянса несут угрозу Абхазии и Южной Осетии, – говорит Альберт Дудайти. – Для отражения возможного в будущем повторения аналогичного 2008 году сценария необходимо в Южной Осетии иметь объединенную, совместную мощную группировку войск, которая сумеет адекватно в первые же минуты такой угрозы отреагировать. Нельзя допустить ситуации, когда югоосетинское ополчение один на один оставалось с вооруженной до зубов и обученной НАТО грузинской армией. Грузины таких ошибок не повторяют. Поэтому мы должны сделать из этого соответствующие выводы. Вот для этого и нужна единая, мощная группировка. Она должна действовать в едином лице, с единым командованием, с единым управлением, техникой, средствами ведения военных действий. И это должно касаться не только военной сферы, а всего блока силовых структур. Почему? Потому что Южная Осетия – это прифронтовая республика. Речь не идет об уступке. Речь идет о необходимости создания единого военного механизма на территории Южной Осетии».

В разработанном российско-югоосетинской рабочей группой проекте договора речи о вхождении МВД в состав российского ведомства также нет. В этом вопросе документ близок абхазскому аналогу. В целях координации деятельности по противодействию организованной преступности предполагается создание совместного информационно-координационного центра органов внутренних дел.

Споры вокруг передачи полномочий МВД российскому ведомству разгорелись еще в начале обсуждения проекта договора и не утихали все это время. Устроит ли предложенный документ сторонников так называемого абхазского варианта соглашения?

«Я полагаю, что вопрос не в этом. Вопрос во власти. И все эти дискуссии были попыткой повлиять на власть, либо получить ее, или отказаться. Главное – Россия взялась защищать нашу безопасность, наши интересы, нас финансируют, нас содержат, в социальном плане население поддерживают, и эту помощь надо зафиксировать в договорах. Проект договора, одобренный политсоветом, прошел согласование в органах власти республики. Я так полагаю, что это хороший документ», – говорит Станислав Кочиев.

Россия продолжит помогать Южной Осетии в рамках инвестиционных программ социально-экономического развития. Кроме того, предполагается повышение зарплат работников государственных и муниципальных учреждений, а с 2016 года и пенсий до уровня, сопоставимого с соответствующими показателями в СКФО.

Договор заключается сроком на 25 лет и автоматически продлевается на последующие десятилетние периоды.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG