Accessibility links

Кому мешает «Точка зрения»


История формата «Точка зрения» началась сразу после войны 2008 года, когда при посредничестве осетинских и российских общественников появился уникальный шанс поехать в Америку, чтобы рассказать миру правду о войне в Южной Осетии

История формата «Точка зрения» началась сразу после войны 2008 года, когда при посредничестве осетинских и российских общественников появился уникальный шанс поехать в Америку, чтобы рассказать миру правду о войне в Южной Осетии

КГБ Южной Осетии выступил с критикой неправительственных организаций за участие в грузино-осетинском гражданском проекте «Точка зрения», который проводится с 2008 года при поддержке университета Джорджа Мейсона. В Комитете госбезопасности считают, что эта практика «негативно влияет на становление гражданского сектора республики, ведет к размыванию государственности и создает прямые угрозы ее внешнеполитическим интересам».

История формата «Точка зрения», рассказывает председатель «Ассоциации женщин Южной Осетии за демократию и защиту прав человека» Лира Козаева, началась сразу после войны 2008 года, когда при посредничестве осетинских и российских общественников появился уникальный шанс поехать в Америку, где в течение двух недель был насыщенный график встреч и в университетах, и на телевидении, и с сенаторами, чтобы рассказать миру правду о той войне в Южной Осетии. При этом спецслужбы Грузии, говорит Козаева, уже знали о намечающейся поездке и всячески давили на американскую сторону, чтобы ее заблокировать. Ситуацию разрешило удачное стечение обстоятельств:

«В это же время поступило предложение от американского универстиета Мейсона о том, что представители грузинского гражданского общества хотят встретиться с нами. Естественно, если бы не наше желание поехать в Америку, наши цели и задачи, мы бы отказались. Но тогда это сыграло нам на руку, потому что мы беспрепятственно получили въездные визы».

За это время шесть женщин из Южной Осетии не раз подвергались провокациям. Их обвиняли в связях с ФСБ России, местным КГБ, но за эти две недели правда о событиях августа 2008 года была услышана хоть частью западного сообщества. И только два дня ушло на общение с грузинскими общественниками. Позже встречи в формаете «Точка зрения» стали регулярными, причем они приносили вполне осязаемые результаты. Обсуждались и вопросы по без вести пропавшим, и по отбывающим пожизненные сроки в грузинских тюрьмах. Одно из последних достижений формата – это ремонт Зонкарского водохранилища, которому грозили прорыв дамбы и затопление близлежащих сел.

По словам Козаевой, именно в рамках «Точки зрения» грузинская сторона передала всю необходимую техническую информацию и чертежи дамбы. Мало того, международные организации выделили порядка 700 тысяч евро на ее ремонт, который также был осуществлен совместно грузинской и осетинской сторонами. Да и громкое освобождение пару лет назад захваченного в начале 2000-х годов жителя села Арцев Марека Дудаева не произошло бы без участия грузинских и осетинских общественников. «Точка зрения», продолжила Козаева, вопреки утверждению КГБ, финансируется не Госдепом США, а посольством Великобритании. Да и к остальным пунктам заявления, говорит она, есть вопросы:

«Каким образом мы мешаем процессам становления гражданского общества в РЮО и размыванию нашей государственности? Каким образом мы создаем угрозы внешнеполитическим интересам Южной Осетии, если вся наша работа направлена на восхваление Южной Осетии, на ее пиар, на то, чтобы преподнести Южную Осетию всему миру как страну, которая выстрадала свою независимость, которая заслужила эту независимость и счастливое будущее?!»

Изначально между организаторами и участниками этих встреч была достигнута договоренность не пытаться подвергать сомнению статус республики, в противном случае, говорит лидер НПО, осетинская сторона грозилась покинуть этот формат общения. Поэтому попытки представить «Точку зрения» и ее участников как «массовку», призваную доказать мировому сообществу «наличие в Южной Осетии «достаточного» количества граждан, стоящих на позициях возвращения территории республики под юрисдикцию Грузии», кажутся ей по меньшей мере клеветническими и не поддающимися логике.

«Я еду на эту встречу в первый раз, – говорит журналистка Ирина Дамбегова, которая внимательно изучила текст послания Комитета госбезопасности, – и мне очень любопытно, на самом ли деле никогда не озвучивается позиция Южной Осетии и подвергается сомнению факт существования нашего независимого государства?»

И продолжила:

«И у меня возникают два вопроса после того, как я прочитала это заявление. Первый: авторы подтверждают отсутствие прогресса на площадке Женевских дискуссий и при этом забывают упомянуть о том, что все участники этих дискуссий ездят туда, получают командировочные. На все эти бесполезные, с точки зрения авторов, дискуссии тратятся государственные деньги. Если они так активно отстаивают позицию Южной Осетии, почему же нет прогресса? И второй, самый главный для меня вопрос: тут написано, что более ста человек или сто человек (я думаю, хорошо подсчитано) из тех, кто участвовал в «Точке зрения», – это журналисты, политологи и так далее. Это, в общем-то, не побоюсь этого слова, элита югоосетинского общества, которая бывала на этих встречах неоднократно. Это что же получается, что за время существования «Точки зрения» сто человек уже завербованы и все хотят в Грузию?! Вы знаете, у меня не то чтобы большие сомнения по этому поводу. Я убеждена, что никто из этих ста человек никогда не предаст интересы своего отечества».

Ирина Дамбегова считает это прямым оскорблением своих сограждан. Что касается поднятой вокруг предстоящей поездки истерии с привлечением столь серьезного ведомства, то, по словам югоосетинских общественников, они затрудняются объяснить природу ее происхождения. Или, во всяком случае, хотели бы ее наконец понять.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG