Accessibility links

Туристы всех стран, соединяйтесь в Абхазии!


В связи с резким повышением курсов доллара и евро по отношению к российскому рублю многие россияне уже переориентировались в этом году на отдых в рублевой зоне и в Абхазии нынче ожидается рекордный за все постсоветское время заезд туристов

В связи с резким повышением курсов доллара и евро по отношению к российскому рублю многие россияне уже переориентировались в этом году на отдых в рублевой зоне и в Абхазии нынче ожидается рекордный за все постсоветское время заезд туристов

Туризм – это, по мнению многих, локомотив экономики Абхазии. О перспективах его развития шла речь на сегодняшнем заседании Общественной палаты.

Сегодняшнее заседание Общественной палаты республики Абхазия было посвящено развитию туристической сферы страны.

Когда я ехал на это заседание, то вспоминал, прежде всего, о многочисленных сообщениях СМИ, что в связи с резким повышением курсов доллара и евро по отношению к российскому рублю многие россияне уже переориентировались в этом году с отдыха в дальнем зарубежье на отдых в рублевой зоне и в Абхазии нынче ожидается рекордный за все постсоветское время заезд туристов. Между тем в ходе сегодняшнего разговора в Общественной палате пять-шесть выступавших повторили ставшую уже общим местом фразу, что туризм должен стать локомотивом экономики Абхазии, потащив за собой и сельское хозяйство, и другие отрасли.

Секретарь Общественной палаты Нателла Акаба первой предоставила слово члену ОП Надежде Венедиктовой, аттестовав ее как человека весьма неравнодушного к данной сфере, за последние годы объездившего множество стран (в основном, Средиземноморья) и всегда обязательно присматривающегося к тому, как там организован туристический бизнес. Надежда Юрьевна, в частности, сказала:

«Нам больше всего подходят как модель развития все-таки южноевропейские курорты. У нас одна и та же курортная зона. Основной поток в Южной Европе – это июль-август, что совпадает с нашим. В середине сентября, например, практически уже пустеют курорты, одни пенсионеры там. Но чем курорты там выгодно отличаются от наших, – это то, что там есть предложения на любой вкус, от элитных до бюджетных. Ну, конечно, это все складывалось столетиями. Например, Английская набережная в Ницце была построена еще в двадцатых годах XIX века. Нам нужно догонять. Чтобы представить себе, насколько это сложно, мы должны отдать себе отчет в том, что сейчас очень жестокая конкуренция в области туризма. Я думаю, что все, кто связан с этим, прекрасно это понимают. Но мы можем взять пример с Турции, нашего ближайшего соседа, которая еще сто лет назад не рассматривалась как курортная страна. Турция в семидесятых годах, то есть всего 40-50 лет назад, создала программу развития туризма, построила курортные поселки по всему своему западному и южному периметру».

Но в такой крохотной стране, как Абхазия, подчеркнула Надежда Венедиктова, развивать курортную сферу надо с умом и с оглядкой, чтобы не оказаться «затоптанной туризмом», подобно тому, как получилось, на ее взгляд, в Монако. Говоря о хаотичной застройке побережья, она привела пример села Лдзаа близ Пицунды.

Член Общественной палаты директор пансионата «Сосновая роща» в Пицунде Людмила Лолуа знает всю подноготную курортного бизнеса. Говоря о годах его становления в независимой Абхазии в период блокады странами СНГ, она сказала:

«Я могу вспомнить, как мы перевозили сюда через границу, через речку отдыхающих. Женщинам, детям можно было, а мужьям нельзя. Даже, бывало, нам вслед стреляли. Правда, в воздух. И наших проводников задерживали, приходилось вызволять их из милиции, у пограничников… Но, знаете, человек создан так: как бы ни было хорошо и много, ему хочется больше и лучше. А тем более в нашей деятельности – туризме, где существует… Надя сказала «жестокая», а я скажу жесточайшая конкуренция. Что же все-таки конкретно нам мешает и какие у нас проблемы? Я начала бы с границы, пересечь ее становится подвигом. Это мучительный процесс. Если такое же снова будет летом, то люди будут разворачиваться и селиться там где-то – в Адлере, Веселом, Грустном».

Насчет «Грустного» – это, если кто не понял, была шутка. Так Людмила Лолуа назвала вымышленный населенный пункт по аналогии с селом Веселое, расположенном на российской стороне границы по реке Псоу. А мне не раз становилось грустно во время оживленного разговора в Общественной палате. И вот почему. Немало раз в последние годы присутствовал на подобных обсуждениях и вынужден констатировать, что основные проблемы остаются все теми же. Помню, с каким энтузиазмом еще президент Сергей Багапш рассказывал журналистам о строительстве нового моста через Псоу, который решит проблему перехода границы. Чего там только ни построили за эти годы! Но вот три дня назад мне позвонили вечером с границы переходившие ее знакомые и рассказали, что час простояли на российской стороне, потому что работало одно окошко. Из восьми. В общем, все как обычно.

А еще все эти годы мы сетуем, что продукты питания для отдыхающих, здравниц завозятся из-за Псоу, хотя очень многим мог бы обеспечить отечественный производитель.

Много дельных мыслей в ходе сегодняшнего разговора было высказано членами ОП Зауром Шалашаа, Александром Страничкиным, Ардой Инал-ипа, Зурабом Ачба, спикером парламента Валерием Бганба, вице-президентом торгово-промышленной палаты Адгуром Лушба, замглавы администрации Гагрского района Теймуразом Хишба и другими.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG