Accessibility links

В одном из недавних номеров газеты «Эхо Абхазии», которую я редактирую, мы перепечатали с российского интернет-портала Islam-today интервью Светланы Мамий с муфтием Абхазии Салихом Кварацхелия. Газета эта, как и другие СМИ Абхазии, не раз обращались к жизни разных религиозных организаций нашей многоконфессиональной республики – православных, мусульманских и иных. И будет делать это, естественно, и впредь.

Каково же было мое удивление, когда на следующий день после выхода газетного номера на одном из местных сайтов появился комментарий, в котором некий аноним задается вопросом, к чему, мол, в газете напечатана провокационная «статья С. Мамий», и делает тут же вывод: похоже на заказ...

Можно было бы, конечно, пропустить этот «брех» мимо ушей: мало ли какой ахинеи не появляется сегодня в интернете благодаря чувству безнаказанности анонимных брехунов? Ну, а, может, действительно стоит обратить наконец внимание на эту проблему, поднятую недавно в обращении Ассоциации работников СМИ РА к генпрокурору республики? В самом деле, ведь хотя бы один-два случая, когда имена таких трусливых пачкунов будут выявлены и предъявлены на всеобщее обозрение, когда за клевету им придется ответить, заставят, наверное, их и подобных им поостеречься и прикусить свои грязные языки, не ляпать что ни попадя.

Пока я не знаю имени данного анонима, но анализ нескольких строчек его комментария предоставляет возможность сделать достаточно точные выводы о его личности. Первое. Человек он, конечно, малограмотный, потому что грамотный и хоть немного образованный знает, что писать надо не «провакационная», а «провокационная», и может отличить интервью от статьи. Второе. Человек, начисто лишенный зачатков толерантности. В Абхазии принято подчеркивать давние традиции религиозной терпимости нашего общества, но анониму это невдомек, или он делает вид, что ему это невдомек. Третье. Человек этот разделяет распространенное представление скудоумных людей о том, что если что-то не совпадает с его собственными мыслями, то это «проплачено». На самом деле в редакцию газеты даже никто не обращался с просьбой перепечатать это интервью, оно попалось на глаза в интернете и привлекло внимание прежде всего своей познавательной ценностью, присутствием многих мало кому известных сведений об истории мусульманства в Абхазии. (В то же время там нет и тени неуважения к представителям других конфессий.) Но людям с убогим умом ничего не интересно, зато они во всем видят подвох, заговор. Наверное, исходя из того соображения, что в штате редакции газеты нет мусульман, аноним и решил, в силу своих представлений о мире, что это проплаченный заказ… Четвертое. Человек этот в то же время явно понимает, что его мнение, если его высказать «с открытым забралом», повлечет необходимость отвечать за сказанное, объясняться перед многими людьми. Нетрудно догадаться, что ему, скорее всего, не нравится, что в Абхазии одним из государственных праздников является Курбаныхуа, что президент официально поздравляет с ним мусульман страны, но публично и в открытую вряд ли он это свое недовольство проявляет. А вот тут представилась возможность высказаться, мимоходом возведя на кого-то безопасный для себя поклеп, тявкнуть из темной подворотни…

Признаюсь, я был в бешенстве, прочтя этот комментарий. Вступать с его автором в интернет-полемику посчитал, конечно, делом и унизительным для себя, и бессмысленным. Тут надо не полемизировать, а находить и привлекать к ответственности по закону, чтобы повертелся как уж на сковородке, отвечая на вопросы в суде.

С этим негодяйчиком, конечно, и так все ясно. Но это только одна тема, рожденная описанным случаем. Ранее я употребил расхожее выражение «каково же было мое удивление», но тут надо уточнить. Не ожидал, пожалуй, именно такой неадекватной формы выражения мнения, а то, что к деятельности мусульманской общины Абхазии многие в нашем обществе относятся с настороженностью, для меня вовсе не секрет. И это притом, что лидеры мусульманской общины, которых знаю как весьма сдержанных, корректных людей, всегда подчеркивали свое неприятие исламского фундаментализма, любых крайних течений в исламе. Но… Сегодня это так, говорят призывающие «держать ухо востро», а кто знает, что будет завтра, посмотрите, сколько проблем создают все эти «ваххабиты» по всему миру…

Несколько человек, с которыми у меня всегда были самые благожелательные отношения, после публикации того самого интервью тоже проявили в частных разговорах со мной недовольство. Опять же, ссылаясь на сообщения новостных лент о взрывах и терактах со стороны исламских фундаменталистов. Любая же подобная публикация, по их разумению, это популяризация ислама, «которая нам совсем не нужна».

Мне меньше всего хочется выглядеть этаким прекраснодушным либералом, который по наивности своей отмахивается от всех предупреждений о грозящих опасностях. Но когда начинают видеть угрозу в процессе репатриации потомков абхазских махаджиров XIX века из Турции и Сирии, поскольку они мусульмане, невольно задаю собеседникам вопрос: так вы против репатриации? Вместо прямого ответа – обиженные рассуждения: а за что «им» такие привилегии здесь, жилье и все такое? Во всеуслышание, конечно, никто такого не скажет. Только в частных разговорах и в интернете, скрываясь под никами. Но тогда пусть назовут и рабочие места, на которые эти обиженные так страстно претендовали и которые репатрианты у них отобрали.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG