Accessibility links

Встреча в Брюсселе


По словам генсека альянса, до конца года страны НАТО, а также партнеры альянса проведут военные учения в Грузии на базе постоянного тренировочного центра

По словам генсека альянса, до конца года страны НАТО, а также партнеры альянса проведут военные учения в Грузии на базе постоянного тренировочного центра

ПРАГА---Сегодня в Брюсселе прошло заседание комиссии Грузия-НАТО. Стороны создадут постоянный тренировочный центр Североатлантического альянса в Грузии. Об этом заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг по итогам заседания комиссии на уровне министров обороны. По его словам, до конца года страны НАТО, а также партнеры альянса проведут военные учения в Грузии на базе постоянного тренировочного центра. О других итогах встречи мы поговорили с военным обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе, который наблюдал за заседанием комиссии в Брюсселе.

Нана Плиева: Сегодня в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялось заседание комиссии Грузия-НАТО. Какие решения были приняты по итогам этого заседания?

Коба Ликликадзе: Начну с того, что этот министериал можно смело назвать грузинским, потому что тематика встречи НАТО-Грузия в составе комиссии доминировала, с этого начался этот однодневный министериал. Встреча министров стран-членов НАТО и министра обороны Грузии Миндии Джанелидзе началась со вступительного слова генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который подчеркнул значение Грузии как сильного и надежного партнера НАТО, который представлен в миссиях и операциях НАТО в Афганистане существенным военным присутствием. После этого была закрыта комиссия, обсуждали в основном вопросы существенного пакета помощи Грузии для достижения соответствующих стандартов в оборонной сфере и в усилении тех реформ, в которых нуждается Грузия для вступления в НАТО. В частности, было сказано о том, что некоторые члены НАТО и партнеры также готовы принять участие в тренировочном центре, который будет создан в Грузии как раз в рамках этого пакета.

Нана Плиева: Я как раз хотела спросить вас, Коба: НАТО и Грузия объявили о создании постоянного тренировочного центра Североатлантического альянса, а когда пройдут первые учения, уже известно, кто в них будет участвовать, кто все это будет финансировать? Я напомню, что сегодня очень важное уточнение сделал Йенс Столтенберг, который сказал, что речь идет о тренировочном центре, а не о базе. Почему потребовалось такое уточнение?

Коба Ликликадзе: Потому что до сих пор, к сожалению, некоторые эксперты в Грузии гадают на кофейной гуще и утверждают, что это будет база. Столтенберг сказал это в контексте заданного мною вопроса, который звучал по-другому. Я спросил генерального секретаря, ожидается ли какая-нибудь прямая угроза со стороны России, которая болезненно воспринимает всякие учения и инфраструктурные проекты вблизи своей границы, и намеревается ли НАТО обеспечить этот тренировочный лагерь воздушной обороной, т.е. ПВО. В контексте этого вопроса генеральный секретарь сказал, что это не военная база и никакой такой защиты не нужно, этот тренировочный центр создается по просьбе грузинской стороны, он нужен, по словам генерального секретаря, как грузинским вооруженным силам, так и вооруженным силам стран-членов НАТО и членам-партнерам НАТО. Что касается вопросов, кто, когда и сколько будет потрачено средств, – на них пока ни Грузия, ни НАТО, ни отдельные члены-государства НАТО не готовы ответить, потому что пока еще идет поиск места, где будет оборудован этот военный объект, но существенные затраты понесет, конечно, Грузия. Министр обороны Грузии в интервью сказал, что эту сумму выделит либо Министерство обороны Грузии, либо правительство из резервного фонда, но бюджет пока не составлен, т.к. никто не знает, каким будет объем этого тренировочного центра и сколько государств примут участие.

Нана Плиева: Вы говорили о том, что о намерении принять участие в работе этого центра уже объявили, если я не ошибаюсь, 10 из 28 государств – членов НАТО...

Коба Ликликадзе: Да, генеральный секретарь сказал, что больше десяти государств, однако не перечислил их. Наверное, все-таки это рабочий процесс, и заявление об этом будет сделано позже, но говорится, что такой центр будет открыт максимум в конце 2015-го или в начале следующего года. Это зависит от готовности стран, бюджета и ряда других технических вопросов, которые, конечно, быстро не решаются. Джеймс Аппатурай вчера сказал: «мы хотим открыть центр, назвать его центром, а потом не получилось бы так, что не приехали бы страны и не участвовали». Так что у меня создалось впечатление после интервью с Миндией Джанелидзе, что пока даже цели этого центра до конца не ясны.

Нана Плиева: Принято решение о формировании постоянной группы экспертов альянса в Грузии для содействия военным реформам в этой стране, - так сказал сегодня генсек альянса Йенс Столтенберг. Что это значит? Имеются в виду отдельные консультации по сближению Грузии со стандартами НАТО, или это некое постоянное присутствие экспертов НАТО в стране?

Коба Ликликадзе: Это группа на регулярной основе в составе от 10 до 15 человек, которая будет работать в Министерстве обороны Грузии и будет помогать в вопросах менеджмента, реформирования армии, финансирования, логистики и т.д. Было также сказано, что помогут даже в отношениях с парламентом, т.е. с законодательной работой. Это сказал в интервью Радио Свобода специальный представитель генерального секретаря НАТО в странах Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймс Аппатурай. Вместе с этой командой будут работать уже на ротационной основе 18-20 высококвалифицированных экспертов, которые будут помогать, как я уже сказал, в вопросах менеджмента Министерству обороны Грузии и в вопросах реформирования системы логистики, финансирования, бюджетной сферы и т.д. Работы – непочатый край. По словам Миндии Джанелидзе, Грузии еще надо многое сделать для того, чтобы достичь тех критериев, которые необходимы для вступления в НАТО. Наверное, эта группа как раз и будет способствовать выполнению этих работ.

Нана Плиева: Это тоже дело неопределенного будущего или названы конкретные сроки, когда эти эксперты приступят к работе?

Коба Ликликадзе: Вообще, НАТО – это такая система, которая не любит гипотетических вопросов, и пока не будут поставлены все точки над «и», пока все стороны не будут согласованы, быстрых заявлений не сделает. Когда будет сформирована такая группа, тогда они и сделают заявления. Это опять-таки зависит от средств стран альянса, нужно решать вопрос с финансированием. Грузия, со своей стороны, должна оказать содействие – разместить, расквартировать и т.д. Эти технические вопросы решаются, потому что, еще раз подчеркну, вопросы этого особого пакета для Грузии не единственная проблематика, которую решает сейчас НАТО. Восемь лет назад стартовал глобальный проект формирования сил авангардного быстрого реагирования, и только в 2016 году будут сформированы четыре бригады для охраны НАТО. Этим я хочу сказать, что такие вопросы с участием НАТО решаются медленно, и, естественно, на данный момент, когда год только начался, на эти вопросы конкретно никто не может ответить.

Нана Плиева: Вы говорили о том, что Россия оценивает сближение Грузии с НАТО как угрозу стабильности на Южном Кавказе. Уделил ли этому вопросу внимание во время своего сегодняшнего выступления генсек альянса Йенс Столтенберг?

Коба Ликликадзе: Я не говорил в утвердительной форме, а предполагал...

Нана Плиева: ...исходя из заявлений официальных лиц России. Это действительно так – они говорили о том, что это угроза.

Коба Ликликадзе: Да, это я и имел в виду. Легко можно догадаться, что это будет жесткая реакция, потому что я не припоминаю ни одного учения на территории Грузии, самого безобидного партнерства ради мира или участия в военно-штабных учениях симуляционными средствами, которые не вызвали бы реакцию со стороны Кремля. Я просто гипотетически задал вопрос: предусматривают ли они возможную реакцию со стороны НАТО, которая, я думаю, будет очень недружественной, потому что считается, что, да, это не военная база, но все-таки военная инфраструктура, это будет тренировочный центр НАТО и Грузии, здесь будут находиться на постоянной основе солдаты НАТО и будут проводить тренировки. Естественно, несложно догадаться, что это вызовет негативную реакцию со стороны Москвы, но в каких формах она будет звучать, мы увидим позже. Как сказал Павел Фельгенгауэр, НАТО сейчас бдительно смотрит, какое очертание примет будущий совместный центр Грузии и НАТО и, соответственно, потом, на основе данных Генерального штаба в России будет принято окончательное решение или заявление.

Нана Плиева: Уделил ли этому вопросу внимание генсек альянса, говорил ли он сегодня о России?

Коба Ликликадзе: О России говорили очень много. Между прочим, в совместном заявлении комиссии Грузия-НАТО было сказано, что НАТО осуждает подписание России с Абхазией соглашения о сотрудничестве как очередное нарушение взятых Россией международных обязательств (раньше писали, что НАТО возмущен). Естественно, было много сказано об аннексии Крыма, о ситуации в Восточной Европе, было сказано о том, что НАТО политически очень сильно поддерживает Украину. НАТО, как альянс, не может передавать оружие какому-нибудь государству, но отдельные члены, конечно, могут решать, передавать или нет оружие Украине.

XS
SM
MD
LG