Accessibility links

ПРАГА---В рамках рубрики «Некруглый стол» мы обсудим в прямом эфире тему перестановок в Минобороны Грузии с военным обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе и политологом, психологом из Тбилиси Рамазом Сакварелидзе.

Дэмис Поландов: Коба, насколько я понимаю, вы сегодня все-таки добились комментария от Министерства обороны. Вам каким-то образом объяснили отставки, которые были произведены, чем они были вызваны? В материале нашего корреспондента говорили как раз о том, что вряд ли они вызваны прозападной ориентацией этих двух чиновников. Что вам рассказали в Минобороны?

Коба Ликликадзе: Об этом нужно сказать, потому что прозвучала не совсем корректная информация о том, что никто ничего не говорит. Как раз час назад в эфире грузинской службы Радио Свобода заместитель министра обороны Леван Гирсиашвили дал 15-минутное интервью. Кстати, он работал в Вашингтоне на радиостанции «Голос Америки», буквально два года назад сменил пиджак журналиста на форму военного чиновника. По словам заместителя министра обороны (насколько я понял, – это общее мнение и подход Министерства обороны), пока на конкретных людей нет заключения судьи, считать кого-то виновным ввиду того, что кто-то кого-то не любит, привлекать на должности, значит неправильно.

Второй момент в том, что упомянутые чиновники подали заявку об отставке, отреагировав на критику общественности, и другой демократический шаг состоит в том, что они на суде будут защищать свою трудовую репутацию. Очень сложно предсказать, насколько это им удастся, потому что все понимают, что и господин Григолашвили, и господин Зумбадзе были свидетелями в делах мухрованского восстания, полковника Тетрадзе, т.н. шпионов и фоторепортеров, и, естественно, критика в их адрес не совсем безосновательна. Министерство обороны считает, что они ничего незаконного не совершили. У меня есть вопрос: почему министр обороны Грузии сам себя не щадит и уже во второй раз подряд ставит себя в очень сложное положение – я имею в виду заявление насчет грузин, воюющих на стороне Украины. И сейчас это назначение людей, по поводу которых на самом деле было очень много протестных высказываний за весь этот период. Я думаю, что это больше похоже на действия камикадзе. Наверное, господин Рамаз, как психолог, лучше объяснит, почему чиновники так действуют и ставят себя под удар.

Дэмис Поландов: Ну, раз Коба решил задать вопрос, батоно Рамаз, может быть, вы нам расскажете, какова логика действий, которые производятся сегодня в Минобороны? Может быть, вы понимаете?

Рамаз Сакварелидзе: Мне трудно соревноваться с Кобой, т.к. он прекрасно знает систему, и для меня его оценки убедительны. Что касается заявления Аласания, то я на его месте был бы более осторожным, т.к. это продолжение его первого заявления о том, что Грузия меняет курс, после которого он был вынужден подать в отставку. В Грузии не только в среде политологов и политиков, но и среди обычных граждан такой шаг был оценен отрицательно, т.к. вызвал бурную реакцию со стороны Запада. Получилось, что Аласания ставит под удар свою страну.

Дэмис Поландов: Батоно Рамаз, сегодня Аласания как раз объявил о том, что создается общественное движение, которое будет открывать глаза, в том числе Запада, на то, что происходит на самом деле в Грузии. Может быть, мы просто являемся свидетелями начала предвыборной кампании «Свободных демократов»?

Рамаз Сакварелидзе: Если они собираются избрать эту линию для своей предвыборной борьбы, то я не думаю, что они получат большое количество голосов, потому что открывать другим глаза на то, что происходит в твоей семье, – это на Кавказе не воспринимается положительно.

Дэмис Поландов: Возможно, речь идет о конкуренции с «националами» в критике правительства. Вы не рассматриваете такой вариант из разряда теории заговоров?

Рамаз Сакварелидзе: Мой прогноз в данном случае неутешительный для Аласания, если он пойдет по этому пути. В какой-то момент он перестал обвинять в смене курса свое правительство, и это было правильно – сразу после заявления он замолчал на эту тему. Сейчас опять начал говорить. А замолчал он потому, что реакция была отрицательной. Почему он забыл эту отрицательную реакцию, – я не понимаю.

Дэмис Поландов: Коба, вы могли бы прокомментировать заявление Ираклия Аласания? Может быть, он имел в виду что-то другое? Может быть, действительно идет какое-то давление на тех сотрудников Минобороны, которые остаются, и которые действительно прошли какой-то путь по линии НАТО, учились на Западе, может быть, есть какие-то такие процессы?

Коба Ликликадзе: В первую очередь, хочу сделать ответный комплимент господину Рамазу, потому что он на самом деле хорошо знает и политтехнологический ракурс Грузии, и психологию политиков, и в этом отношении я полностью разделяю его оценки. С другой стороны, я скажу вам то, чему я был свидетелем на прошлой неделе, находясь в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Министр Миндия Джанелидзе был принят «на ура», со всех сторон сыпались комплименты и в его адрес, и в адрес участия грузинских солдат в новой миссии НАТО в Афганистане, где Грузия уже занимает второе место по количеству контингента после Соединенных Штатов Америки, и по имплементации особого пакета, и то, что открывается центр НАТО и т.д. Наверное, Алсания не обидится, если я скажу, что он не принимал в свое время столько комплиментов, сколько Миндия Джанелидзе. Я не знаю, откуда взялась информация о том, что идет массовое увольнение прозападных офицеров или сотрудников. Мне кажется, что это голословное заявление, и у господина Аласания есть все трибуны для того, чтобы назвать хотя бы пять или шесть человек. Те сотрудники, которые сами подали заявки об отставке после протеста общественности, вряд ли могут считаться прозападными.

XS
SM
MD
LG