Accessibility links

«Серебряный Дельвиг» – за «Золотое руно»


На днях в Москве в Государственном музее им. А.С. Пушкина состоялось торжественное награждение лауреатов всероссийской премии «За верность Слову и Отечеству имени Антона Дельвига», учрежденной в 2012 году «Литературной газетой».
Фото: abkhazinform.com

На днях в Москве в Государственном музее им. А.С. Пушкина состоялось торжественное награждение лауреатов всероссийской премии «За верность Слову и Отечеству имени Антона Дельвига», учрежденной в 2012 году «Литературной газетой». Фото: abkhazinform.com

На днях в Москве в Государственном музее им. А.С. Пушкина состоялось торжественное награждение лауреатов всероссийской премии «За верность Слову и Отечеству имени Антона Дельвига», учрежденной в 2012 году «Литературной газетой». Это событие приурочено ко дню рождения «ЛГ», основанной самим Дельвигом совместно со своим другом Александром Пушкиным.

В этом году премия вручалась в третий раз, и вручалась не только россиянам. В абхазском обществе с большим удовлетворением была встречена весть о том, что «Серебряного Дельвига» получил народный поэт Абхазии, председатель Ассоциации писателей Абхазии Мушни Ласуриа – за выпущенную год назад в московском издательском доме «Звонница – Молодая гвардия» поэму «Золотое руно» на абхазском и русском (в переводе Михаила Синельникова) языках, с иллюстрациями абхазского художника Батала Джапуа.

Сразу после возвращения Мушни Таевича в Сухум я встретился с ним, чтобы поздравить и взять интервью. Первый мой вопрос был о его поэме и истории ее создания. Как известно, древнегреческим мифом об аргонавтах, золотом руне, Язоне и Медее вдохновлялось много художников слова – Еврипид, Аполлоний Родосский, Сенека, Валерий Брюсов… Компания, как говорится, весьма почтенная. Что же подвигло Мушни Ласуриа вступить в творческое соревнование со своими предшественниками? Мушни Таевич ответил так:

«Поэма моя «Золотое руно» была написана более тридцати лет назад. И увидела свет в журнале «Алашара», затем отдельным изданием вышла… Я обратился к древнему мифу о золотом руне, но это как бы форма, а я эту форму хотел наполнить абхазским национальным содержанием. Тогда в абхазской печати, в рецензиях Салакая и других поэма была воспринята положительно. Более того, Абхазский театр собирался ее инсценировать, режиссер Мархолия. Но вскоре пошли перестройка, другие моменты…»

Текст подстрочника поэмы попал тогда и к видному русскому литературному критику и литературоведу Вадиму Кожинову, и он в одной из своих статей тепло отозвался о поэме, сказал, что ее появление в переводе на русский язык станет событием, и привел кусочек поэмы, который по его просьбе перевел известный русский поэт Юрий Кузнецов. После этого Ласуриа с Кузнецовым договорились о том, что тот переведет всю поэму. Кузнецов отправился в Тбилиси, где заключил договор о переводе поэмы с абхазского на русский, потом приехал в Сухум, они с Ласуриа много общались, обсуждали будущий перевод, но… Перевода так и не случилось. Ибо в Тбилиси выяснили для себя содержание поэмы и дали срочный отбой.

Дело в том, что в данном случае теснейшим образом переплелись и литература, и история, и политика. Как известно, в Грузии однозначно помещают Колхиду, к берегам которой когда-то причалил «Арго», в низовьях реки Риони. В Абхазии, в свою очередь, в противовес этому напоминают о городе Диоскурии, названном в честь двух близнецов-аргонавтов и существовавшем на месте нынешнего Сухума. Но это спор, который уже невозможно разрешить, ибо никто никогда не докажет, на каком языке говорил царь Айет, тем более, что это не историческая, а легендарная личность. Кстати, мне вспоминается, какую бурную деятельность развил в середине восьмидесятых известный абхазский популяризатор истории и краевед Вианор Пачулия, какие вынашивал планы о проведении в Сухуме грандиозного праздника «Аргонавты сходят на берег»… Это было связано с плаванием из Греции в Черное море по предполагаемому маршруту Язона известного английского путешественника Тима Северина на судне – копии древнегреческих судов. Но Северин прибыл прямым ходом в Поти. Разочарованный Вианор Панджевич, тем не менее, поехал туда, чтобы встретиться с ним… Любопытно, что и сейчас на сайте «Эхо Кавказа» порой завязываются споры интернет-комментаторов о том, кем были жители античной Колхиды. Но что меня возмущает в позиции тогдашних тбилисских литературных начальников? Можно верить в ту или иную историческую версию, но литературное произведение – это плод воображения автора, и как можно запрещать ему придерживаться той версии, которая для него ближе?

Юрия Кузнецова уже нет в живых. Но в те же восьмидесятые у Ласуриа возникла договоренность о переводе поэмы с известным русским переводчиком Михаилом Синельниковым. У того тогда тоже не получилось, но спустя многие годы «молчания муз» они вернулись к старому замыслу. Ласуриа в значительной мере переработал поэму, потом были приезды Синельникова в Сухум, обсуждения отдельных строф по телефону и переписка по электронной почте. Работали очень основательно и скрупулезно.

Отвечая на вопрос, что его впечатлило на церемонии награждения, Мушни Ласуриа говорит:

«Вели мероприятие два артиста, загримированные под Александра Пушкина и Антона Дельвига. Так это было живо, так радостно! А вручение происходило так: тот или иной известный писатель, актер, государственный, общественный деятель вручал непосредственно премию каждому награжденному».

Вручая премию Мушни Ласуриа, заместитель председателя Госдумы РФ Андрей Исаев сказал:

«Для меня честь вручить премию писателю, представляющему братский народ Абхазии. Сегодня Россия, к сожалению, имеет в мире не так много друзей. Но один из первых – прекрасная, южная, теплая Абхазия».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG