Accessibility links

Ахра Бжания: «Надо качественно выполнять свою работу»


Глава парламентского комитета по образованию, науке, культуре, религии, делам молодежи и спорту Ахра Бжания.
Фото: abh-n.ru

Глава парламентского комитета по образованию, науке, культуре, религии, делам молодежи и спорту Ахра Бжания. Фото: abh-n.ru

Информационная политика в Абхазии – одна из острых дискуссионнных тем. На вопросы нашего сухумского корреспондента отвечает руководитель парламентского комитета по образованию, науке, культуре, религии, делам молодежи и спорту Ахра Бжания.

Анаид Гогорян: Информационная сфера является одной из сфер обеспечения национальной безопасности. Ахра Юрьевич, какова информационная политика государства? Планируется ли создать какую-то стратегию, концепцию?

Ахра Бжания: Качественно поставленная работа с информацией сама по себе выполняет некие функции, в том числе и безопасности, и оперативного реагирования на информационные вызовы. Это качественная подача информации, правильная аналитика. Информационные службы выполняют и идеологическую работу, подсказывают, консультируют, направляют, в том числе, и руководителя государства в том или ином направлении. Я не думаю, что надо создавать специальное подразделение, просто надо качественно выполнять свою работу. Две такие цели будем преследовать. Что касается стратегии. Стратегия – это правильная, современная, с хорошим пониманием материала работа с информацией, понимание того, что в современном государстве что-то сделать – это, наверное, половина дела, вторая половина – это правильно преподнести, представить, сделать так, чтобы эти дела были также и делами общественности. Они не должны разделять, поддерживать или не поддерживать, эта обратная связь должна работать. Эту обратную связь должны обеспечить информационные структуры.

А. Г.: В парламенте был подготовлен проект закона о телевидении и радиовещании, но он так и не был принят. Скажите, работа над ним продолжается? И что вы думаете об Общественном телевидении?

А. Б.: Да, полтора года назад и потом год назад мы две попытки предприняли, чтобы провести через парламент законопроект «О телевидении и радиовещании» в первом чтении, но, к сожалению, минимальным количеством голосов – один раз одного голоса не хватило, второй раз двух голосов – он не прошел, законопроект был отложен. Есть такая практика в регламенте, если он не проходит в первом чтении. В этом законопроекте, на мой взгляд, были заложены, конечно, прогрессивные моменты. В том числе и формат предоставления информации через общественное телевидение, общественную телерадиокомпанию. Сейчас мы вернулись к законопроекту. Левон Галустян, Темур Гулия и я стараемся его еще раз оживить. Мы провели уже одно совещание и, конечно, внесем изменения. Возможно, он будет подвинут в сторону общественного звучания, Общественного телевидения.

Есть вопросы, как всегда, они бывают в таких случаях связаны с финансированием, с взаимоотношением государственных структур с общественным или национальным телевидением. Но, мне кажется, что это можно снять, главное, чтобы телевидение было оперативное, объективное, интересное, чтобы оно помимо информационных обязанностей выполняло какие-то проектные задачи. Представлять, пропагандировать экологические, образовательные, какие-то молодежные, спортивные проекты. Мне кажется, что это легче сделать в формате Общественного телевидения. Когда не будет начальника, предположим, будет Национальный совет, который будет определять стратегию этого органа, мне кажется, что это будет всем на пользу.

А. Г.: Можно более подробно о том, что конкретно вы предлагаете?

А. Б.: Во-первых, сейчас нет никакого регулирующего закона. Абхазская государственная телерадиокомпания является подразделением структуры кабинета министров. Там назначается руководитель и т.д. Мы предлагаем уйти от этой практики, наша идея такова с этим законопроектом: отделить Абхазское телевидение, которое, как все знают, явилось результатом национально-освободительной войны, оно стало телевидением всех граждан Абхазии. Оно и было общественным телевидением. Отделить от прямой связки государственные структуры, сделать Национальный или Общественный совет. Законопроект обсуждается, мы готовы к любым поправкам, они уже будут по законопроекту назначать руководство телевидения. Там будут распределены полномочия, обязанности, компетенции, и таким образом оно будет функционировать. Что касается финансирования, предполагаем смешанный вариант, то есть государственное финансирование, как имеет место во многих других странах, и мы предполагаем создать форму финансирования. Пока думаем как: возможно, это будет абонентская плата или, может быть, процент платежей от продаваемой оргтехники, не знаю, есть разные варианты. По нашим предварительным подсчетам мы увеличим бюджет раза в полтора как минимум. У нас есть компетентные, зарекомендовавшие себя журналисты, креативные люди, мне кажется, это будет полезно и интересно.

А. Г.: Вы планируете провести какое-то расширенное рабочее заседание, чтобы пригласить журналистов, экспертов, чтобы послушать их мнение?

А. Б.: Конечно, мы будем приглашать, мы будем проводить у нас в комитете совещания. Это работа открытая, это будет отражаться и на нашем сайте. И я надеюсь, что пресса будет принимать участие в освещении этого процесса. Чем более открытым будет процесс, тем нам интереснее будет, полезнее.

А. Г.: Бывший руководитель управления информации при президенте РА Кристиан Бжания на брифинге в октябре 2013 года обратил внимание журналистов на то, что, обсуждая проблемы СМИ, ничего не говорится о появлении интернет-СМИ. И вот его цитата: «Как регулировать деятельность в этой сфере? В этом плане у нас в законодательстве пробелы. Как рассматривать интернет-ресурсы? Это СМИ или не СМИ? Есть ряд взаимосвязанных вопросов». А вы как считаете?

А. Б.: Это дискуссионный вопрос, у меня нет какой-то четкой позиции. Хотя в душе я склоняюсь к тому, что нам рановато приравнивать интернет-ресурсы к СМИ. Объясню почему. Во-первых, там нет практически нигде, по крайней мере в Абхазии, жесткой структурной организации компаний, которые занимаются продуцированием информации. Это какое-то достаточно свободное сообщество, которое объединилось по интересам, кстати, не всегда стабильное. В каком-то смысле они копируют группы в социальных сетях. Я не вижу какого-то потенциала, какой-то организационной структуры, которую могли бы в категорию средств массовой информации подводить. Но даже если бы, все равно мне кажется, что надо тянуть это по возможности дольше. То есть, когда вы говорите, что вы СМИ, сразу начинают распространяться ограничения, регламент и прочее. Мне хотелось бы иметь в нашем медиа-пространстве – пусть это странно прозвучит – какое-то анархическое сообщество, которое втыкало бы шпильки и в само общество, и во власть, и в общественные структуры, потому что если не будет медиа-площадки, где люди более свободно, чем в официальных СМИ, и более оперативно, в режиме онлайн, выражают свое мнение, я думаю, что само общество от этого станет менее мобильным и медленнее будет рефлексировать на то, что происходит.

Я не стал бы с этим спешить, я не вижу никакой угрозы. Возможно, со временем, когда появятся интернет-издания, когда в некоторых странах бумажные СМИ иммигрируют в интернет-пространство, да, наверное, в этом случае есть смысл просто перерегистрировать их, если будет заново создаваться какой-то медиа-ресурс в интернете, в электронной версии. Наверное, нам надо будет подумать о внесении поправок в соответствующий законопроект. Наоборот, я сторонник того, чтобы интернет-пространство было как можно дольше независимое, свободное и чаще нерегулируемое законодательством о СМИ.

А. Г.: Что касается этической стороны, как вы считаете, насколько допустимо то, как пишут, комментируют? Я не говорю о цензуре, но это же отражается на нашей общественно-политической ситуации?

А. Б.: Есть вещи, которые невозможно ограничить и запретить. Мы можем с вами каким-то образом ограничить сплетни на рынке или где-то на улице, в кофейнях, самого нелицеприятного содержания? Мне кажется, что это никак невозможно сделать. Это то, что будет сопровождать наше общество, любое другое общество всегда, и всегда это было. Тут должны применяться нормы уже другого законодательства: гражданского, уголовного и т.д.

А. Г.: Расскажите о других законопроектах, которые находятся в ведении вашего комитета и которые планируется принять.

А. Б.: В рамках нашего комитета разрабатываются несколько законопроектов, они находятся на разной стадии готовности. Наиболее подготовленный будет выдвинут на ближайшую сессию. Это с вашей помощью делался законопроект – эксперты, юристы, представители общественных организаций, неправительственного сектора свои предложения внесли. Мы это обсуждали несколько раз на комитете, и на ближайшей сессии законопроект будет выдвинут. Мне кажется, что мы можем его в окончательном чтении принять.

Кроме того, у нас практически завершила работу рабочая группа по созданию Градостроительного и Строительного кодекса, это была интересная группа молодых специалистов, архитекторов, строителей и юристов-дизайнеров. Была проделана очень большая работа по анализу аналогичных документов в разных странах, сопоставимых с нашими по историческому фону, природным особенностям, территории, наличию памятников архитектуры, у нас готов законопроект в черновом варианте. Мы еще немного поработаем и, я думаю, возможно, через одну сессию вынесем его на рассмотрение депутатов в первом чтении. Это очень важный законопроект, он будет регулировать такие вещи, как стандарты и нормы строительства, зонирование территории. Четко регулировать, каким образом мы должны относиться к объектам историко-культурного наследия, если они будут приватизированы, то на каких условиях, что должно войти в договор. Если кто-то предполагает их реконструкцию или стилизацию, как это должно или не должно происходить. Полностью будут соблюдены все строительные, градостроительные нормативы, как нам кажется, с учетом наших особенностей.

Кроме того, мы работаем над поправками к законопроекту об историко-культурном наследии. Потому что если мы не внесем поправки, нам трудно будет разработать новый законопроект. В частности, Градостроительный кодекс. Ведется работа над законом об образовании. Это большой труд, есть рабочая группа, в состав которой входят представители университета, средних школ, специальных учебных заведений, методических институтов, Абхазского научно-исследовательского института, юристы, экономисты. Это такая работа, я не могу сказать, что она будет в ближайшее время вынесена на рассмотрение какой-то из сессий, но мне кажется, что по тому шаблону концептуальному, который у нас есть, наверное, могли бы выдать какой-то результат в первом полугодии.

А. Г.: Несколько лет назад АРСМИРА вела общественную кампанию по декриминализации диффамации, мы предлагали убрать уголовную ответственность за клевету. Парламент предлагал заменить на штрафы. Но законопроект не был доработан. Почему застопорилась эта работа?

А. Б.: У законопроекта непростая судьба, он иммигрировал из комитета в комитет, потому что мы никак не могли определиться, чью сферу больше покрывает специфика этого закона. Один раз он был в нашем комитете, потом в комитете по законодательству, потом подумали, может быть, опять нам передать, в итоге, он находится в подвешенном состоянии, мы должны с Левоном Меружановичем и Валерием Владимировичем этот вопрос обсудить. Возможно, мы поработаем совместно. Наконец долгожданный, многострадальный законопроект доведем до конца.

А. Г.: Новое руководство не раз заявляло о поддержке негосударственных СМИ, обещания остаются в силе? И, как вы думаете, в чем будет заключаться эта поддержка?

А. Б.: Да, насколько я знаю, обещания остаются в силе. Сейчас идет работа над бюджетом. Мы планируем также в бюджет включить соответствующие пункты по закону о СМИ. Все СМИ поддерживаются государством, но там нигде не написано, что только государственные СМИ. Все СМИ должны получать поддержку государства, потому что они выполняют на самом деле заказ государства. Государство в первую очередь заинтересовано в работе, это как рецепторы: если я не буду слышать, видеть, я не буду знать, что происходит с моим организмом, то же самое во взаимоотношениях государства и СМИ, мне так кажется. Поэтому эта норма есть в законе, и она будет реализована на практике. Я затрудняюсь вам сказать в абсолютных цифрах или в процентах, как это будет сделано. Сейчас как раз идет активное обсуждение бюджета, но это будет сделано. Я знаю, что президент тоже сторонник такого подхода. Он неоднократно заявлял об этом в ходе выборов и раньше, когда работал в парламенте.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG