Accessibility links

Благотворительность или воспитание иждивенчества?


По словам отца Давида (Сарсания), сегодня Священная митрополия Абхазии в лице Новоафонского монастыря святого апостола Симона Кананита поддерживает 46 семей

По словам отца Давида (Сарсания), сегодня Священная митрополия Абхазии в лице Новоафонского монастыря святого апостола Симона Кананита поддерживает 46 семей

Сегодня в Ассоциации работников СМИ Республики Абхазия состоялся брифинг представителей Священной митрополии Абхазии, посвященный благотворительной деятельности, которую ведут СМА и Новоафонский мужской монастырь. Взявший первым слово отец Давид (Сарсания) сказал:

«Помощь, оказываемая монастырем людям, осуществляется с весны 2013 года. Это началось с того, что несколько семей, которые обратились в монастырь, по благословению отца Дорофея и отца Андрея стали получать помощь продовольствием. И если сначала выделяемые на помощь этим людям суммы были до 35 тысяч рублей, то на сегодняшний день эта сумма доходит до 160 тысяч рублей в месяц. И, соответственно, семей сегодня Священная митрополия Абхазии в лице Новоафонского монастыря святого апостола Симона Кананита поддерживает 46. На этой неделе мы получили еще четыре обращения с просьбой о помощи».

Кроме отца Давида, который ведет эту работу в СМА с октября позапрошлого года, на вопросы журналистов отвечали также сотрудники специально созданного отдела, который занимается социальной поддержкой малоимущих, – Дионис Яланчиди, Алмасхан Бебия и Варлам Аргун. Отдел сосредоточился на поддержке многодетных семей, где от пяти до одиннадцати детей, которые обращались в монастырь за помощью. По национальному составу это на 90 процентов абхазские семьи, а географически, как нетрудно было предположить, – прежде всего, «депрессивный» восток республики; двадцать, то есть почти половина, семей из Очамчырского района. Помощь в основном оказывается «хлебом насущным» – раньше дважды, а теперь трижды в неделю закупаются продукты питания и развозятся на «Газели» семьям в списке.

Но есть и другие формы помощи – закупаются лекарства, одежда и учебные принадлежности для того, чтобы все дети школьного возраста из этих семей обязательно посещали школу. На всю эту помощь выделяется часть средств из доходов монастыря – поступающих пожертвований, выручки от продажи многочисленным паломникам свечей и прочего. Но прежде чем внести заявителей в список, в СМА, конечно, изучают, насколько та или иная семья действительно нуждается в помощи. Одно дело, когда семья по объективным причинам оказалась в бедственном положении, а совсем другое, когда срабатывает, увы, сложившаяся у нас в последние годы привычка к иждивенчеству на самых разных уровнях. То есть одни набирали миллионные кредиты якобы под развитие некоего бизнеса и «проедали» их, а другие, вполне трудоспособные, хотят, чтобы им бесплатно привозили на дом продукты… На эту тему, не дожидаясь вопросов журналистов, заговорили сами представители СМА. Вот мнение Диониса Яланчиди:

«В Абхазии всегда у представителей всех национальностей были многодетные семьи. У моего деда было 13 детей, но все работали. Кто-то землю пахал, кто-то… не знаю… коз пас. Сейчас мы сталкиваемся с той ситуацией, что многие предпочитают просто-напросто просить. Это становится как бы неким мейнстримом – выбивать какие-то деньги у государства. И мы сталкивались с чем? Люди приходят в монастырь, и происходит подмена понятий. То есть люди думают, что они пришли в госорганы и могут, стукнув кулаком по столу, выбить для себя какие-то преференции. Тяжело доносить им, что эта помощь посильная и бесконечной быть не может. И главное при изучении заявления о помощи – это выяснение вопроса, не хочет ли данная семья быть просто на иждивении? Два-три заявления было, когда элементарно было узнать, что у этих людей и скот есть, и земля, которую можно вспахать, но они просто не хотят этим заниматься».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG