Accessibility links

На суде Интигама Алиева. Часть 1


Интигам Алиев

Интигам Алиев

-

Судебное заседание по делу правозащитника и юриста от 17.02.2014

Февральским холодноватым утром я подхожу к зданию бакинского Суда по тяжким преступлениям, у входа стоит до сотни человек. Не все они ждут суда Интигама Алиева, есть и другие, однако подавляющее большинство пришло именно из-за него. Интигам Алиев - известный юрист, правозащитник и адвокат, который арестован по обвинению в незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов, присвоении финансовых средств, подлоге и злоупотреблении должностными полномочиями. Он уже полгода находится в заключении в СИЗО, а Amnesty International признала его «узником совести».

ОБЫСК И ИЗЪЯТИЕ ГАДЖЕТОВ

У маленького бокового входа беспорядочная очередь, почти давка. Молодой солдат периодически выкликает названия дел, по которым начинается очередной процесс, и родные, друзья подсудимых, стоявщие поодаль, протискиваются через группу журналистов и гражданских активистов, плотно стоящих у двери в здание суда. Известно, что мест в зале бывает немного, а желающих попасть в зал журналистов, которые освещают процесс, представителей гражданского общества, политиков, представителей посольств и международных организаций, родственников, друзей и так далее почти всегда больше.

Наконец, после обыска и изъятия диктофонов и телефонов, сдачи удостоверений личности, начинают пропускать в зал. Меня и мою сумку-портфель обыскивает судебный назиратель, проводит руками рукам, ногам, общупывает подмышки, похлопывает по спине. Я не заметил, чтобы обыскивали женщин, им проверяют только сумки. Пропускают сначала женщин-журналистов, потом несколько женщин, причем гражданская активистка Мелахет Бабаева любезно уступает мне очередь, как журналисту, потом журналистов-мужчин, потом всех остальных, пока все места не заполнятся. Я едва успеваю усесться, снять куртку, достать книжку, ручку, как звучит классическое:

«ВСТАТЬ. СУД ИДЕТ!»

Зал узкий и длинный, как кишка, а сесть мне удалось в предпоследний ряд на крайнее место, откуда не видно ни судьи, ни Интигама Алиева. Интигам бей, кстати, с разрешения судьи, удовлетворившего ходатайство адвокатов еще на предыдущих заседаниях, - спасибо ему, - сидит не в железной клетке, которая стоит в зале и предназначена для подсудимых, как положено, а в одном ряду с адвокатами.

В зал продолжают проходить люди, расхаживают конвойные из полиции Министерства юстиции в черной форме, солдаты внутренних войск в обычных зеленых мундирах, судебные надзиратели в синей форме, из коридора доносится гул, там полно людей, поэтому я слышу только, когда судья внезапно повышает голос:

- Это было предложено в прошлый раз!

ГНЕВ И СПОКОЙСТВИЕ СУДЬИ

Я приподнимаюсь, вытягиваю шею и вижу стоящего Интигама Алиева, который спокойно, но решительно возражает судье Расиму Садыгову:

- Подождите, это надо прояснить.

Судья в ответ кричит, в его голосе слышны явные истерические нотки:

- Что вы будете прояснять?!

Уже потом, в перерыве, переспросив у присутствующих в зале журналистов, которым удалось услышать диалог, узнаю, что судья хотел начать заседание с допроса свидетельницы Гюльшен Оруджевой, главного бухгалтера в организации Интигама Алиева, и судя по всему, главного свидетеля обвинения, однако защита настаивала, что ее допрос должен быть проведен только после рассмотрения поданных ходатайств. Одно ходатайство - о разъяснении обвинения подсудимому, так как Интигам Алиев заявил, что не понимает сути предъявленных ему обвинений, второе устное ходатайство о проведении процесса в самом большом зале Суда по тяжким преступлениям, которое в данный момент пустует и, наконец, протест и отвод составу суда, поданный от подсудимого.

Я в первый раз за свою жизнь слышу такие истерические нотки в голосе судьи, хотя повышающих голос и кричащих судей видеть и слышать довелось.

СТАТЬЯ 6 ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ

Встает адвокат Шахла Гумбатова, молодая, яркая и привлекательная женщина, которая сидит выше рядом с И.Алиевым, еще ближе к судье:

- Уважаемый суд, статья 324.3 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджана, ее пункты, а также статья 6 Европейской конвенции по правам человека требуют, чтобы обвинение было объяснено обвиняемому. Это должны сделать Вы, как председательствующий. Ведь обвинение написано так, что ничего не ясно. Разъясните, пожалуйста, обвиняемому сущность каждого выдвинутого против него обвинения и юридическую квалификацию вменяемых ему в вину деяний.

Судья Расим Садыгов отвечает адвокату удивительно спокойно и тихо, может быть, потому, что обращается к женщине. К сожалению, именно поэтому его плохо слышно, и я успеваю записать только часть его слов:

- Уважаемая защитница, ведь в прошлый раз обвинение было зачитано вашему подзащитному Алиеву Интигаму.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ИНТИГАМА АЛИЕВА

Дальнейшее не слышно, Ш.Гумбатова что-то говорит, в итоге судья предоставляет слово подсудимому и громкий, хорошо поставленный голос Интигама Алиева доносится до самых последних рядов длинного узкого зала. Не будем забывать, что подсудимый очень хороший и успешный адвокат не только по азербайджанским меркам, который выиграл много дел в Европейском суде по правам человека:

- Этот процесс не только против меня, моих коллег, но и против всего гражданского общества, поэтому и общественный интерес к нему велик. В течение последних 20 лет вы «нейтрализовывали» всех совестливых людей, затыкали рты. Заставить меня замолчать вы не сможете, я готов ко всему. Однако вы, проводя судебное заседание в тесном зале, нарушаете принцип гласности суда. Мне сообщили, что на улице и за пределами зала находятся десятки человек, который пришли, что понаблюдать за судебным процессом, среди них представители посольств, международных организаций, гражданские активисты, которые ведут мониторинг. А вы проводите процесс в маленьком зале, чтобы процесс остался за пределами общественного контроля.

«КОМУ ДАНЫ ПОЛНОМОЧИЯ?»

Судья Расим Садыгов обращаясь к государственному обвинителю, а возможно и к залу, громко:

- Обвиняемый говорит, что зал слишком мал, и это не позволяет всем желающим вести мониторинг. В здании Суда по тяжким преступлениям все залы маленькие, а этот один из самых больших. Кроме того, не знаю, кому даны полномочия вести здесь мониторинг?

В зале раздается негромкий смех. Интигам Алиев:

- О! Это и есть ваши знания о суде и конституционных правах? Каждый человек, гражданин может вести мониторинг!..

По залу прокатывается легкий гул. После некоторых препирательств судья предоставляет слово государственному обвинителю Фариду Нагиеву:

- То, что не все желающие поместились в этот зал, не нарушает принцип гласности суда и открытости судебного процесса. Ведь в зал суда допущены журналисты, родные, друзья подсудимого Алиева, наблюдатели из международных организаций и посольств. Разве этого мало? Что же касается того, что поместились не все… Надо исходить из реальных возможностей судебных помещений. Люди, которые пришли на суд, могут договориться между собой и распределить между собой места в зале.

Судья Гасымов проводит совещание на месте и решает отклонить ходатайство.

«ВЫ ЮРИСТ, ХОРОШО ЗНАЕТЕ СТАТЬИ УК»

Судья снова дает слово Интигаму Алиеву:

- Я просил вас – суд объяснить обвинение, которое непонятно мне. Хотите, еще раз скажу, что именно мне непонятно? Наша неправительственная организация «Центр правового просвещения» не занималось коммерческой деятельностью, а на средства зарубежных доноров организовывало мероприятия образовательного характера, проводило тренинги для юристов, обеспечивало правовую защиту граждан. Так что же за «предпринимательская деятельность», которую якобы я вел, и в которой меня обвиняют? В чем именно она заключалась?

Судья прерывает подсудимого:

- Алиев Интигам! Вы юрист, хорошо знаете и понимаете статьи уголовного кодекса. Обвинение в предпринимательской деятельности выдвинуто следствием.

Судья каждый раз обращается к подсудимому именно так, сначала фамилия, потом имя. И.Алиев:

- Именно потому, что я юрист, я не понимаю ваше обвинение. Простой человек согласился бы с вами, но не юрист же. Все это противоречит закону. Как и обвинение, и арест Хадиджи Исмаил, обвинения и аресты других активистов гражданского общества. Хадиджу арестовали по одному обвинению, а потом поменяли ей обвинение.

Судья Расим Гасымов говорит:

- Причем тут Хадиджа Исмаил, или другие? Мы тут расследуем вашу деятельность и ваши действия в соответствии с обвинением, - и объявляет перерыв.

В перерыве Мелахет Бабаева, активистка гражданского общества, которая утром великодушно пропустила меня вперед, и сидит на скамье рядом со мной, разговаривает через ряд солдат охраны с Интигамом Алиевым. И.Алиев говорит ей:

- Мелахет ханум, зачем вы пришли? Зачем так утруждаете себя?

- А разве вы не пришли бы, если бы на вашем месте была я?

Я смотрю не немолодую уже активистку, полную молодой энергии и задора, и думаю о том, чем именно гражданин страны, а тем более, гражданский активист отличается от обычного человека, обывателя? Видимо, и тем, что руководствуется сказанными Мелахет ханум выше словами, что умеет ставить себя на место другого.

Продолжение следует.

XS
SM
MD
LG