Accessibility links

Юрий Бутусов: «Не будем эффективны – нас раздавят»


Украинский журналист Юрий Бутусов

Украинский журналист Юрий Бутусов

ПРАГА---Украинская армия на этой неделе потерпела новое поражение, после тяжелых боев сдав город Дебальцево поддерживаемым Россией сепаратистам. Призывы уйти в отставку или даже застрелиться к начальнику Генштаба Виктору Муженко, идея создать «военный кабинет», появление координационного штаба добровольческого движения – все это следствие массового недовольства управлением украинскими войсками. Ситуацию анализирует в рубрике «Гость недели» известный украинский журналист Юрий Бутусов.

Юрий Бутусов: Отход из Дебальцево происходил без больших потерь, т.е. это не было Иловайском. Колонны сами себе прокладывали дорогу огнем, отход не превратился в бегство, это был настоящий, полноценный прорыв. И, слава богу, он завершился, учитывая тактическую обстановку. Если учитывать, что противник полностью контролировал с двух сторон, простреливал коридор выхода, то прорыв можно считать достаточно успешным. Потери в технике, которая была небоеспособна, – вывести из строя и оставить, – конечно, значительные. Что касается пленных, то вполне вероятно, что это более ста человек.

Валентин Барышников: Вы по-прежнему считаете, что Генштаб и тут показал себя слабо, или все-таки, учитывая, что это отступление вы оцениваете в целом как успешное, тут такой драмы, как под Иловайском, не было и, может быть, тут Генштаб чему-то научился?

Юрий Бутусов: К сожалению, у нас отсутствует Генштаб как орган военного управления. Выход был абсолютно не организован, все абсолютно спонтанно, все опять решается героизмом солдат и младших и средних командиров, но не высших. Называть это организованным по плану отходом – некоторое преувеличение. Реально этот прорыв лишь относительно успешный – мы потеряли много прекрасных людей, много техники. Это некоторый успех, потому что в той обстановке, в которой он проходил, это могла быть катастрофа, поэтому то, что нам удалось спасти подавляющее большинство, – это успех. У нас отсутствует Генштаб, потому что во главе его человек, который не способен быть менеджером, руководить процессом, это видно во всем, это видно каждому солдату, каждому, кто близок к фронту. С той силой, которая там была, если бы эти прекрасные офицеры и солдаты были объединены, им ставились бы адекватные задачи, адекватная была тактика и организация, то я уверен, что мы могли бы даже удержать позиции. Но для этого там должна была быть армия, а не большое количество необъединенных единым командованием подразделений.

Валентин Барышников: Вы уверены в том, что есть какая-то альтернатива, есть кто-то, кто может сейчас принять командование Генштабом и вести ситуацию более правильно?

Юрий Бутусов: Есть первый заместитель начальника Генштаба Воробьев, абсолютно адекватный и авторитетный в войсках человек. Хотя бы этот вариант. Можно провести конкурс и выбрать более объективно военных командиров более высокого звена.

Валентин Барышников: Мне трудно представить ситуацию, когда начальника Генштаба вы считаете плохим, а замначальника Генштаба неплохим. Что же, замначальника Генштаба никак не оказывает влияние на ситуацию?

Юрий Бутусов: Есть один человек, который контролирует все, и именно в результате того, что он пытается замкнуть на себя принятие любых решений, есть проблемы с выполнением всех этих решений. Я являюсь одним из участников расследования по Иловайску и четко вижу ответственность, кто на себя что берет в нашей военной иерархии, кто какие решения принимает и как. В той системе, которая действует у нас, начальник Генштаба делает вообще все, он даже лично подписывает списки на награждение, досрочное присвоение любых званий, даже самых мелких. У нас, к сожалению, феодальная система, где наверху сидит человек, который вообще не умеет делегировать полномочия и децентрализовать систему управления. Поэтому про Воробьева хорошие отзывы в войсках, про Муженко – нет.

Валентин Барышников: Но все-таки армия – это как раз система единоначалия, т.е. там строгая субординация. Когда вы предлагаете выбирать командование, кажется, что это не совсем армейская специфика.

Юрий Бутусов: Я не имею в виду публичный конкурс, где зрители голосуют по телевизору. Должен быть нормальный кадровый конкурс, где главнокомандующему приносят несколько папок, он определяет три-четыре группы экспертов, каждый из которых предлагает ему два-три варианта, и он выбирает, в конечном итоге сравнивает и принимает сам решение, общаясь с людьми. Это и есть конкурс. Должна быть альтернатива, всегда нужно, особенно в критической ситуации, когда нет времени, послушать разных людей. В окружении главнокомандующего и на фронте должны быть люди, у которых прежде всего есть волевые качества, способность брать на себя ответственность, патриотизм, желание и умение беречь жизни воинов, которые доверяют себя командованию.

Валентин Барышников: Вы уверены, что среди командиров низшего звена, которых вы знаете, из тех, кто воевал в Дебальцево или находится на линии фронта, Муженко не пользуется доверием? Эти люди готовы подчиняться командованию, или сейчас наступает ситуация, когда воюют отдельными группами и каждый сам за себя?

Юрий Бутусов: Нет, на самом деле слаженность растет, боеспособность армии растет, потому что растет боевой опыт, увеличивается количество людей, которые понимают, что они делают на этой войне. Но проблема в другом: противник – российские войска – тоже повышает свой профессиональный уровень. Они уже это применили для того, чтобы штурмовать Дебальцево, российское командование сформировало из своих российских наемников полнокровные механизированные батальоны и тактические группы. И именно благодаря тому, что они их ввели сразу, они смогли добиться этого продвижения. У нас армия не воюет разрозненно, просто, к сожалению, у нас управление войсками осуществляется в основном на уровне командиров рот и батальонов, а нам нужно наконец-то начать воевать соединениями и объединениями. Этого у нас нет, поэтому у нас все раздергивается.

Валентин Барышников: Полемика по поводу того, нужен ли сейчас «майдан» или нет, стоит ли протестовать в связи с действиями Муженко? Не на руку ли это сепаратистам России? Какова ваша точка зрения?

Юрий Бутусов: Нам нужно бояться не того, что мы внесем некую нестабильность в работу власти. Нам нужно бояться того, что эта власть неэффективно работает. Нам нужно не консервировать неэффективную систему, а нам нужно быстро строить эффективную. Потому что если мы не будем эффективны и конкурентоспособны, нас сомнут, уничтожат и раздавят. Поэтому я не призываю к третьему «майдану» сейчас, но я считаю, что если власть останется слепой, не поймет, что реформироваться нужно еще быстрее, чем она это делает, в разы, тогда эта власть своими руками и создаст предпосылки к тому, чтобы люди выходили. Поэтому я считаю, что лучше я буду писать об этом у себя в «Фейсбуке», чем это потом вдруг внезапно где-то взорвется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG