Accessibility links

Алиев взялся за СМИ


Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал закон, который облегчает правительству закрытие средств массовой информации, особенно имеющих иностранное финансирование

Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал закон, который облегчает правительству закрытие средств массовой информации, особенно имеющих иностранное финансирование

ПРАГА---Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал закон, который облегчает правительству закрытие средств массовой информации, особенно имеющих иностранное финансирование. В соответствии с этими изменениями в законе о средствах массовой информации любое издание – газета, радио, – которое получает финансирование из-за рубежа, если признается виновным в клевете более чем дважды в год, может быть закрыто решением суда. Что значит клевета по версии азербайджанского правительства? С этим вопросом мы обратились к председателю объединения журналистов Азербайджана «Ени несил» («Новое поколение») Арифу Алиеву.

Ариф Алиев: Там речь пока идет о том, что он подписал изменения в закон о доступе к информации, т.е. это другой закон. Хотя 16 декабря прошлого года парламент принял изменения в закон о СМИ, которые касались названия средств массовой информации: они не должны дублировать названия друг друга или быть похожими, второе – то, что средства массовой информации, которые дважды были предупреждены в судебном порядке, могут быть закрыты, и третье касалось иностранного финансирования СМИ.

Амина Умарова: Чем вызвана необходимость этого нового закона?

Ариф Алиев: Честно говоря, я думаю, что или парламент давно не рассматривал закон о средствах массовой информации, соскучился, или же это чисто психологическое давление, потому что у правительства была возможность в той или иной форме урегулировать эти вопросы. И если мы будет вникать в суть, то, несмотря на то, что в законе давно есть норма о том, что трижды предупрежденные судом в течение года СМИ могут быть закрыты, эта норма ни разу не применялась, в том числе с иностранным финансированием никогда этот вопрос не ставился, чтобы довести дело до наказания, до закрытия СМИ. То есть эти нормы в той или иной форме и так присутствовали в этом или иных законах, но ни разу не применялись. Даже после поднятия этого вопроса, после изменения законодательства пока нет информации о том, что его собираются тут же применять. Я думаю, что это больше работало на оказание психологического давления на журналистов, которое они, честно говоря, очень серьезно испытывают.

Амина Умарова: По вашим словам, это было больше психологическое давление. Но закон был принят парламентом 16 декабря 2014 года, а уже через 10 дней после того, как парламент одобрил поправки, следователи и вооруженные полицейские ворвались в бюро Радио Свобода в Баку, конфисковали компьютеры, неприятности у них продолжаются до сих пор – бюро закрыто. Это разве можно назвать психологическим давлением?

Ариф Алиев: Дело в том, что конфискация, обыски редакций происходили и до этого и не имеют к данной поправке никакого отношения. За последние два года эти обыски были проведены в газете Bizim Yol и в редакции сайта Moderator.az, мы помним последний случай с Райфом Миркадыровым в редакции «Зеркало» и т.д. Так что напрямую связать, я думаю, было бы не совсем правильно. Были эти изменения или нет, все равно эти явления, к сожалению, происходили и происходят. Если мы будем говорить об изменениях в законе, то, конечно, они несут ограничительный характер. Вообще, практически все изменения, которые были внесены в закон о средствах массовой информации за последние два года, я бы назвал шажком назад, т.к. это не очень сильно влияет на ситуацию, но общий фон, конечно, создает. В данном же случае, особенно последний пункт, на котором акцентируется внимание, – это незаконное финансирование средств массовой информации из-за рубежа. Я думаю, что проблема бюро Азадлыг не в финансировании из-за рубежа – скорее всего, раздражение вызывает контент Азадлыга и заявления руководства, в том числе его президента, и это понимание чувствовалось. Я помню фразу, в которой говорилось, что это месть за критическую позицию, критическое выступление и т.д. Я думаю, что здесь это не вопрос закона, а, скорее всего, проблема применения закона на практике, который очень часто слишком вольно интерпретируется и применяется исполнительными органами.

XS
SM
MD
LG