Accessibility links

Прогресс при отсутствии результата


Переговоры Джона Керри и Джавада Зарифи в Женеве

Переговоры Джона Керри и Джавада Зарифи в Женеве

В воскресенье и понедельник государственный секретарь США Джон Керри и министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф вели в Женеве переговоры об иранской ядерной программе. Во вторник Керри должен был вылететь в Вашингтон, чтобы участвовать в заседаниях Сената, утверждающего бюджет Госдепартамента на 2016 год. Переговоры возобновятся уже в ближайший понедельник, место их проведения пока не определено.

Переговоры проходили за закрытыми дверями, без обычных протокольных фотосъемок и пресс-конференций. В целях "улучшения коммуникаций" в Женеву прилетел младший брат и доверенное лицо президента Ирана Хасана Роухани Хусейн Ферейдун.

Как заявила американская сторона, на переговорах был достигнут "некоторый прогресс", стороны смогли "яснее представить себе дистанцию, отделяющую их от договоренности по ряду сложных вопросов". Иран тоже считает последний раунд диалога "полезным". Но серьезные расхождения не преодолены. "Принципиальная проблема, – заметил по завершении встречи Джавад Зариф, – носит, на мой взгляд, психологический характер. Некоторые западные государства и в особенности США рассматривают экономические санкции как рычаг давления на Иран. Пока сохраняется подобный настрой, приход к соглашению крайне затруднен". "В американском экспертном сообществе преобладает прямо противоположная точка зрения, что приход к соглашению был бы еще более трудным в отсутствие санкций", – сказал в интервью Радио Свобода сотрудник "Фонда защиты демократий" Эмануэль Оттоленги:

– Понятна задача, стоящая перед иранскими переговорщиками: как можно скорее добиться отмены как можно большего количества санкций при минимальных уступках в части сокращения полномасштабных ядерных разработок Ирана. Тегеран, видя крайнюю заинтересованность администрации Обамы в достижении соглашения, инструктирует свою делегацию не отступать от генеральной линии. Другой вопрос, насколько эта генеральная линия реалистична.

Чем Эмануэль Оттоленги объясняет столь острую потребность администрации в соглашении с Ираном?

Cтратегическое партнерство США и Ирана возможно, но, к сожалению, не при нынешнем теократическом режиме в Тегеране

– Полагаю, администрацией движут два взаимодополняющих мотива. Первый – желание Обамы вписать в свое президентское резюме, по крайней мере, один крупный успех в области внешней политики, и иных реальных возможностей этого, кроме как ядерной договоренности с Ираном, я не вижу. Второй мотив – восстановить стратегическое партнерство США и Ирана, чему, по мнению Обамы, мешает лишь неотрегулированность ядерной проблемы. История доказывает, что стратегическое партнерство США и Ирана возможно, но, к сожалению, не при нынешнем теократическом режиме в Тегеране, который ставит идеологию выше стратегии и считает, что его политическое выживание несовместимо с таким партнерством.

Перезагрузка отношений с Тегераном не состоится по той же причине, по которой провалилась перезагрузка отношений с Кремлем

Поэтому даже при наличии ядерного соглашения замирение Америки и Ирана крайне маловероятно. Перезагрузка отношений с Тегераном не состоится по той же причине, по которой провалилась перезагрузка отношений с Кремлем. Более реалистичен как раз обратный сценарий: соглашение, сохраняющее за Ираном его ядерный потенциал, только обострит гегемонистские устремления режима и придаст дополнительный импульс поддержке им антизападного терроризма и своего протеже Башара Асада.

Иран, констатирует аналитик "Фонда защиты демократий", сохраняет этот антизападный курс, несмотря на то что из-за санкций обменный курс его национальной валюты понизился в два раза, как и сократились вдвое его долларовые поступления от экспорта нефти.

Белый дом в стремлении предупредить принятие Конгрессом новых санкций, рассказывает Эмануэль Оттоленги, хочет к 31 марта представить миру рамочное соглашение с Ираном по ядерной проблеме. И завершить переговоры окончательно не позднее 1 июля, чтобы снова не сорвать крайний срок заключения соглашения, и так дважды переносившийся.

На последней встрече в Женеве присутствовала начальник Политического отдела секретариата верховного представителя Евросоюза по общей внешней политике и безопасности Хельга Шмидт. Впервые в переговорах принял участие и министр энергетики США Эрнст Мониз. Его роль сводилась к обсуждению технических проблем с главой иранской делегации Али Акбаром Салехи. Среди них: число центрифуг, которые сможет оставить у себя иранская сторона, режим их работы, возможности замены старых машин новыми, усовершенствованными моделями; продолжительность паузы в ядерных разработках Ирана в 20 лет, на чем изначально настаивал Белый дом, или в 10, к чему, похоже, под нажимом иранцев он склоняется сегодня, и график их возобновления (весь объем работ Ирана с атомным топливом предполагается вновь запустить не единовременно, а небольшими очередями); количество урана, которое на время паузы сохранит Иран, и степень его обогащения.

Тегеран, в свою очередь, ждет от Вашингтона предложений по графику отмены санкций. Как заметил в интервью Fox News эксперт Института Брукингса Майкл О'Хэнлон, соглашение, пусть и несовершенное, должно быть лучше вероятных последствий провала переговоров. "Соглашение, по меньшей мере, должно быть более продуктивным, чем односторонние и ограниченные военные акции Израиля, направленные на то, чтобы замедлить продвижение Ирана к созданию ядерной бомбы", – заявил на конференции в Херзлие ведущий сотрудник вашингтонского Центра международных и стратегических исследований Эдвард Лютвак.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG