Accessibility links

«В Грузии еще осталось, что продавать, кроме совести»


Министерство экономики и устойчивого развития намерено организовать продажу государственной собственности, чтобы добиться стабилизации лари

Министерство экономики и устойчивого развития намерено организовать продажу государственной собственности, чтобы добиться стабилизации лари

ПРАГА---В рубрике «Некруглый стол» мы продолжаем экономическую тему. У нас на прямой связи из Тбилиси экономист, вице-президент Новой экономической школы Грузии Гия Джандиери и банковский эксперт, профессор Лия Элиава.

Дэмис Поландов: Сегодня мы хотим обсудить тему, которая наверняка волнует всех в Грузии – это ситуация с лари и попытки грузинских властей как-то справиться с ней. Лия, можно ли вообще сейчас говорить о том, что Грузия погружается в экономический кризис, каков ваш прогноз?

Лия Элиава: К сожалению, все признаки налицо. Из-за того, что наша страна очень сильно зависима от импорта, девальвация нашей национальной валюты очень резко и существенно имеет свое отражение на росте цен. Можно предположить, что в случае продолжения этой ситуации еще хотя бы в течение двух-трех недель, в Грузии явно назреет экономический кризис, который будет продолжаться до тех пор, пока Национальный банк Грузии не примет решительных мер для того, чтобы остановить падение лари.

Дэмис Поландов: То есть вы считаете, что такими монетарными методами, действиями Центрального банка можно все-таки подкорректировать курс и остановить девальвацию лари?

Лия Элиава: Я считаю, что не только можно, но и необходимо было это сделать еще в ноябре, когда курс начал падать. В отличие от других периодов, когда в Грузии падал курс национальной валюты, Национальный банк Грузии всегда применял валютные интервенции для того, чтобы остановить его падение. К сожалению, в ноябре, когда началось падение лари, Национальный банк Грузии не предпринял никаких действий. Когда было уже поздно и было потрачено 80 миллионов долларов, к сожалению, это не возымело соответствующего эффекта. Поэтому ситуация очень тяжелая, растут ожидания как населения, так и бизнеса, уже увеличилась цена на продовольственные товары, медикаменты, и если процесс не остановить, естественно, в Грузии разовьется довольно-таки тяжелый кризис. Вы знаете, что финансовый кризис начинается очень просто – валютный кризис, затем следует банковский кризис, а потом полностью разрушается экономика. К сожалению, я предполагаю, что такой сценарий вполне возможен, если Национальный банк Грузии не предпримет срочных мер для того, чтобы остановить падение национальной валюты.

Дэмис Поландов: Гия, вы согласны с прогнозом Лии Элиава и считаете, что меры Национального банка по сдерживанию валюты, в частности, валютные интервенции, могут сдержать падение лари?

Гия Джандиери: Я думаю, что девальвация, скорее всего, будет продолжаться еще некоторое время, пока не дойдет до той точки, когда спрос и предложение на грузинский лари будут совпадать. По моему мнению, спроса на лари нет потому, что экономика Грузии не работает правильно. Конечно, в этом можно винить Национальный банк, потому что нельзя сказать с уверенностью, что Национальный банк и другие финансовые институты делали все для того, чтобы избавиться от этого кризиса. С другой стороны, наверное, все довольны тем, что пока еще никто не оказывал политического давления на Национальный банк. Что касается того, почему все это происходило, то можно говорить о том, что можно применять какие-то инструменты Национального банка для изменения положения на монетарном рынке. Но сколько это может продолжаться? У нас имеется очень маленький резерв в 3 миллиарда долларов, и если падение экономики будет продолжаться, то израсходовать эти 3 миллиарда не составит проблем – через несколько месяцев их у нас уже не будет.

Главное, что это все происходит потому, что правительство Грузии во время своей работы допустило много ужасных ошибок, и это касается не только финансовых институтов, но и Министерства юстиции, а также многих политиков, которые являются лидерами большинства в парламенте. Они допускали не только ошибки законодательного порядка, но и много кричали о том, что в Грузии ничего не происходило в последние 10 лет. Они, наверное, думали, что все, что произошло в Грузии за последние 10 лет, – это заслуга только мировых институтов и друзей Грузии, которые давали нам деньги и надеялись на то, что все это будет продолжаться и все будет в порядке. Однако они глубоко ошиблись, потому что все, что происходило в Грузии за последние 10 лет, происходило благодаря либеральным реформам, в которые поверили инвесторы и стали вкладывать деньги в Грузию. Сейчас инвесторы напуганы и считают, что не стоит инвестировать в Грузию.

Дэмис Поландов: То есть вы считаете, Гия, что грузинские власти напугали инвесторов... Лия, в числе тех мер, которые сегодня собираются предпринять грузинские власти, есть, в частности, приватизация. Насколько я понимаю, помимо займов, это единственный источник денег и способ стимулировать интерес к лари. Но тут сразу возникает вопрос: есть ли в Грузии достаточно объектов, которые заинтересовали бы сегодня инвесторов? Помнится, Каха Бендукидзе говорил, что надо продавать все, кроме совести. Осталось ли вообще что-то, что может вызвать этот интерес, и помогут ли эти 300 миллионов долларов, которые предполагается привлечь, справиться с кризисом, или этих денег недостаточно?

Лия Элиава: Действительно, в Грузии еще осталось, что продавать, кроме совести, но дело не в том, что продавать и за сколько. Дело в том, что у Национального банка Грузии нет реальных денежных средств для того, чтобы остановить падение курса лари. Национальный банк Грузии 1 миллиард 600 миллионов долларов разместил в неизвестные фирмы, которые зарегистрированы в офшорах, и реально у Национального банка на руках всего примерно 600-700 миллионов долларов, он собирается пополнить свои резервы за счет того, что правительство продаст какие-то объекты и получит валюту. Я считаю этот шаг несвоевременным. Все, что бы не предприняло правительство, нацелено на будущее. А сейчас единственный, кто может принять оперативные, правильные решения, – это только Национальный банк Грузии. Надо остановить падение лари во что бы то ни стало, чтобы предотвратить развитие банковского системного кризиса. Это моя позиция, и я не знаю, что должно произойти, чтобы я ее изменила.

XS
SM
MD
LG