Accessibility links

Недавно я в очередной раз пересекал абхазско-российскую границу на посту «Псоу» и поинтересовался у своего родственника, молодого абхазского пограничника: «Ну, что, есть какие-то приметы, что границу скоро сделают «прозрачной»?». «Какое там, – усмехнулся стоявший рядом его сослуживец, – сколько здесь работаю – наоборот, все время только гайки закручивают. Вот сейчас русские карантинную, ветеринарную службу добавили».

И впрямь, порой складывается впечатление, что заявления политиков на эту тему звучат в какой-то одной реальности, а работа пограничников, таможенников проходит в другой, с первой совершенно не соприкасающейся. Сколько миллиардов рублей было вбухано в строительство новых мостов через реку Псоу, пограничную инфраструктуру, но для рядовых граждан, пересекающих границу в обе стороны, все это перечеркивается тем, что, скажем, из 12 кабинок пограничного пропуска работает одна, в результате чего даже зимой и совсем не в пиковое время суток стояние в очереди растягивается на час и больше. А сочинское пограничное начальство разводит руками; что мы можем, когда не хватает сотрудников? Но мне почему-то кажется, что сотрудников удалось бы достаточно быстро найти, если бы величина зарплаты этого самого начальства напрямую зависела от скорости преодоления людьми погранконтроля на Псоу.

16 февраля в ходе своего однодневного визита в Сухум помощник президента России Владислав Сурков, отвечая на вопрос журналиста по поводу ситуации на границе, заметил, что он сам видел в тот день, какая там очередь. И мне тогда же пришла в голову мысль: вот если бы Владислав Юрьевич в нарушение дипломатических канонов дал команду всей возглавляемой им российской делегации пересечь границу в общей со всеми автомобильной очереди! Конечно, они бы потеряли время, но зато какой пиар, как выросла бы популярность у Суркова в Абхазии! Но это так, в плане фантазий, напоминающих сказки про Гарун-аль-Рашида…

Короткая фраза, которую произнес после этого Сурков: «Границу надо снимать, между нами границ не должно быть», наделала, как известно, много шума. Некоторые особо подозрительные наблюдатели тут же стали трактовать ее по-своему. «Очереди на границах – вполне весомый предлог. Однако, как мне кажется, – рассуждает, например, в одном из российских СМИ Олег Чернов, – это только предлог. Снятие границ – это вполне серьезный шаг…». Я не знаю, что вкладывал в сказанное Владислав Сурков, просто хочу напомнить, что разговоры на эту тему ведутся на самом высоком уровне уже минимум шесть с половиной лет. Еще в сентябре 2008-го на встрече с абхазской общественностью в ходе первого официального визита в Сухум глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил «коротко и ясно», что в будущем граница будет убрана. И тогда это было встречено с энтузиазмом, и после этого подавляющим большинством подобные слова воспринималось как намерение просто максимально облегчить пересечение границы, так, как, скажем, это сделано между странами Евросоюза. (В позапрошлом году мне довелось ехать из Праги в Вену на экскурсионном микроавтобусе и запомнилось, как один из экскурсантов спросил: «Скоро ли граница с Австрией?», а гид ответил: «А мы ее уже проехали».)

Но вот тут-то и возникают вопросы, которые во многом объясняют, почему такое, казалось бы, простое и много раз продекларированное решение – «взять и отменить» границу по Псоу – остается на деле говорильней. Прозрачной границу можно делать там, где это не вызывает опасений. Мне показалось убедительным, как один форумчанин на «Эхо Кавказа» четко, по пунктам сформулировал проблемы, которые возникнут, если «завтра» открыть границу настежь. Было сказано и об оружии на руках у населения, которое в Абхазии со времен войны не собирали (попробуй собери) и целые домашние арсеналы которого могут стать предметом торговли в России. И о том, что «жалко бросать» построенную инфраструктуру. И о том, как к этому отнесутся Белоруссия и Казахстан, входящие в Таможенный союз. И о том, насколько скоординированы действия правоохранительных органов двух стран, чтобы не допускать укрытия у соседей беглых преступников. Многие скажут и о том, что это чревато, пока наглухо не закрыта грузино-абхазская граница. Наконец, вспомним про наркотрафик. Ведь нет-нет, а на посту «Псоу» и отлавливают наркокурьеров.

Когда я уже заканчивал писать этот текст, позвонил приятель, который на днях два с половиной часа просидел в своей машине в очереди на Псоу, возвращаясь в Абхазию, и начал рассказывать, как сегодня один наш общий знакомый при встрече стал расспрашивать его: «Это правда, что в мае границу уже точно уберут?»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG