Accessibility links

«Завтра другой объект может стать Сакдриси»


По словам защитников памятника Сакдриси, решение Апелляционного суда никак не повлияет на ведение работ на территории памятника компанией RMG Gold

По словам защитников памятника Сакдриси, решение Апелляционного суда никак не повлияет на ведение работ на территории памятника компанией RMG Gold

ПРАГА---Апелляционный суд в Тбилиси принял решение в отношении месторождения по добыче золота в Сакдриси. Коллегия по административным делам оставила в силе вердикт первой судебной инстанции и обязала Министерство культуры пересмотреть свое решение в отношении снятия статуса памятника культурного наследия. Однако, по словам защитников памятника Сакдриси, это решение никак не повлияет на ведение работ на территории памятника компанией RMG Gold. Что же касается комиссии, которая должна быть создана в парламенте по расследованию деятельности компании RMG Gold, то законодательный орган обещает вернуться к этому вопросу на будущей неделе. О ситуации вокруг Сакдриси мы поговорили с членом Ассоциации молодых юристов Грузии Сулханом Саладзе.

Кети Бочоришвили: Скажите, пожалуйста, что означает сегодняшнее решение суда и как это скажется на главной цели людей, которые защищают этот памятник?

Сулхан Саладзе: Это еще один повод говорить о том, что апелляционный суд оставил в силе те решения, которые были приняты в городском суде Тбилиси. Суд однозначно сказал, что Министерство культуры Грузии нарушило те права, с помощью которых надо было принять решение по поводу темы Сакдриси-Качагиани. Это уже однозначно сказал как городской суд Тбилиси, так и апелляционный. В этом уже никто не сомневается. Конечно, они еще могут подать иск в Верховный суд Грузии, но шансы изменить это решение довольно низкие. Главным вопросом на данный момент является то, насколько поможет это решение и другие решения, которые будут приняты по поводу Сакдриси-Качагиани, и осталось ли там что-нибудь, представляющее культурное наследие. Я думаю, что об этом нужно говорить с теми людьми, которые девять лет работали там совместно с грузинской и немецкой экспедицией, и нужно дать этим людям шанс все там рассмотреть, поскольку они обладают такой информацией, доступа к которой у других людей нет.

Кети Бочоришвили: То постановление, которое сегодня вынес суд, позволяет ли требовать приостановки работ, или, напротив, это не мешает продолжению работ?

Сулхан Саладзе: Дело в том, что до этого решения компания не имела права на работы по добыче золота, поскольку еще в прошлом году с помощью нашего иска городской суд Тбилиси приостановил право RMG Gold, с помощью которого компания намеревалась начать широкомасштабную добычу золота. Действие этого документа остановлено, и если компания говорит о том, что она уже взяла археологический объект и там уже нет никаких археологических артефактов, сразу встает вопрос: тогда что там делает компания? В ответ можно сказать, что компания может начинать там широкомасштабные работы, а права на это у компании нет, поскольку имеется решение суда, в котором однозначно указано, что до того, пока суд не примет окончательного решения, компания не имеет права проводить там широкомасштабные работы.

Кети Бочоришвили: Так или иначе, все эти судебные проволочки занимают время. А за это время имеет компания на то право или нет, она продолжает эти работы. Какой смысл во всем этом, когда там уже ничего фактически не будет, нечего будет спасать?

Сулхан Саладзе: Дело не в том, останется там что-нибудь или нет. Главным для нас на данный момент является не только приостановление работ, но и установить, кто нарушил право, кто должен отвечать за все это и были или нет другие интересы в сфере Сакдриси-Качагиани. Когда мы говорим о том, что парламент может поддержать создание комиссии, то мы это говорим исходя из того, что до сегодняшнего дня прокуратура Грузии не ведет расследование в такой форме, которая дала бы ответ на ключевые вопросы. Если в парламенте, который имеет доступ к такой информации, которой у нас нет, будет создана комиссия, то они могут все это делать публично, отправлять вопросы в министерства, агентства, и те обязаны отвечать, давать показания и т.д.

Кети Бочоришвили: Они могут, если захотят, давайте, будем говорить так...

Сулхан Саладзе: Они могут, если захотят, создать комиссию. А после создания комиссии все обязаны делать то, о чем их спросит комиссия. Я имею в виду – по закону.

Кети Бочоришвили: Значит, фактически весь судебный процесс нужно довести до конца только для того, чтобы другим неповадно было и чтобы больше такого не повторилось. А все, что касается самого Сакдриси, давайте, будем говорить, что это уже поздно...

Сулхан Саладзе: Я не могу дать такого ответа, поскольку до сегодняшнего дня те археологи, которые работали там на протяжении девяти лет, не имеют права зайти туда и осмотреть территорию. Да, конечно, с правовой точки зрения Сакдриси играет во всем этом ключевую роль, и поскольку Грузия до сегодняшнего дня не имеет политики работы с культурным наследием, я думаю, что Сакдриси, скорее всего, является иллюстрацией того, что происходит у нас в сфере культурного наследия. Если мы не доведем это дело до конца и не выявим, кто является виновным, кто нарушал закон, существуют или нет какие-либо другие интересы в этой сфере (мы даже говорим о том, что там имеют место коррупционные интересы, поскольку решение было принято за один день), и если мы это все не рассмотрим и не дадим окончательного ответа, то это, конечно, будет проблемой всей Грузии, и завтра другой объект может стать Сакдриси.

XS
SM
MD
LG