Accessibility links

ПРАГА---В рубрике «Некруглый стол» мы возвращаемся к заявлению президента Франции Франсуа Олланда о том, что на данном этапе странам, стремящимся в НАТО, нужно отказать в приеме в североатлантический альянс. У нас на прямой связи из Тбилиси экс-заместитель министра иностранных дел Грузии Серги Капанадзе, и с нами в студии обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе.

Дэмис Поландов: Только что в Грузии закончился скандал, вызванный заявлением представителя премьер-министра по вопросам отношений с Россией Зураба Абашидзе о том, что вступление в НАТО не стоит на повестке дня. Сейчас новый скандал вызвало абсолютно аналогичное заявление французского президента. Проблема только в том, что, в отличие от Зураба Абашидзе, французский президент участвует в принятии решения о приеме новых членов в НАТО и без его согласия такого просто не может быть. Батоно Серги, что это вообще значит? Франция фактически поставила крест на интеграции Грузии в альянс?

Серги Капанадзе: Конечно, это надо проанализировать, чтобы лучше понять, что именно подразумевается под этим заявлением, действительно ли это означает, что подход и политика Франции в отношении НАТО изменились. Пока рано что-либо говорить. Понятно, президент так сказал, но это не всегда означает изменение политики. Мы помним такие же заявления других политиков, в том числе президента США Барака Обамы несколько месяцев назад, а потом уже и дипломаты Соединенных Штатов и Государственный департамент поясняли, что именно подразумевалось под этими словами. Поэтому я бы не спешил с выводами, не говорил бы, что на этом все закончилось и интеграция Грузии в НАТО тем самым завершилась. Я хочу подчеркнуть, что мы всегда знали, что в НАТО и Европе есть государства, которые скептически относятся и к расширению НАТО, и к расширению Евросоюза, и вообще к нашему региону, поэтому ничего нового, в принципе, в этом нет, хотя, конечно, само заявление неприятно.

Дэмис Поландов: Почему это вообще прозвучало? Очень интересно, что как-то это совпало – и заявление Абашидзе, и французского президента. Главный вопрос: они говорят правду, это соответствует действительно, что планам альянса на какую-то обозримую перспективу - не принимать новых членов?

Серги Капанадзе: На политическом уровне пока что со стороны НАТО таких заявлений не делается. Мы хорошо помним заявления господина Аппатурая и верховного руководства НАТО в том числе, которые всегда подчеркивали, что те решения, которые принимались в отношении Грузии и на Бухарестском саммите, и на всех других саммитах, остаются в силе. То есть это означает, что Грузия станет членом НАТО. Когда это произойдет, конечно, неясно, и остается самой большой проблемой. Те слова, которые были сказаны президентом Франции, могут быть интерпретированы так же, как констатация факта, что Грузия станет членом НАТО, но не сейчас.

Самым главным для нашего правительства должно быть то, что мы должны удвоить и утроить нашу работу, потому что сейчас нужно работать и с французами, и с немцами, и с другими скептически настроенными государствами, чтобы такие заявления не переросли в новую политику НАТО. Политику альянса диктует не только Франция, но и другие большие государства, в том числе Соединенные Штаты, которые принимают решения. Поэтому для нас сейчас важно, чтобы такие заявления не переросли в политику.

Дэмис Поландов: Коба, прозвучала такая мысль, что грузинскому правительству нужно что-то делать. Грузинское правительство не делает всего, что нужно для вступления Грузии в НАТО, недостаточно работает? Как вы оцениваете эти усилия грузинского правительства сегодня?

Коба Ликликадзе: Я думаю, что грузинское правительство должно продолжать выполнять те планы, которые оговорены в формате комиссии Грузия-НАТО, и то, что входит в годовой план в отношении НАТО и Грузии, и ни в коем случае не думать, что заявление господина Олланда – это конец истории членства в НАТО, как это происходит в Черногории. Там антинатовская политическая элита расценила этот мессидж как конец истории интеграции Черногории в НАТО. Такое отношение не должно быть, и в этом я соглашусь с господином Серги Капанадзе.

Дэмис Поландов: Я имел в виду, что Грузия, в принципе, отличница в этом вопросе, ей постоянно ставят очень высокие оценки за те действия, которые она предпринимает по вступлению в НАТО.

Коба Ликликадзе: Да, но там есть некая домашняя работа, которую еще предстоит сделать Грузии, ведь в стране еще не все хорошо обстоит в области правосудия, политических реформ и т.д. Даже если мы представим, что Грузия станет следующей Македонией, которая выполнит все условия, то решать будет НАТО. В чем проблема грузинской политики? И нынешняя политическая элита Грузии, и предыдущая старались представить НАТО как балтийские страны – Польшу, и те страны, которые очень активно поддерживают Грузию. Но есть еще и Южная Европа, которая вообще против Грузии, в том числе Франция, которая на данном этапе не поддерживает расширение альянса. Так надо правде смотреть в глаза. Это горькая правда – заявление Олланда, естественно, не подкрепляет пронатовские политические силы в Грузии, а, наоборот. Но в этом отношении не стоит сейчас оплакивать будущее Грузии в НАТО.

Дэмис Поландов: Батоно Серги, сегодня была еще одна новость, правда, немного туманная: верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини говорила о вопросе безвизового режима с Грузией. Прозвучали очень осторожные фразы, что Евросоюз будет изучать этот вопрос и на ближайшем саммите не стоит ждать ничего конкретного, нужно просто внимательно слушать. Не кажется ли вам, что это тоже падает в копилку скепсиса Евросоюза? Не видите ли вы какого-то ухудшения отношения Евросоюза к Грузии?

Серги Капанадзе: Я пока не могу говорить о том, что можно наблюдать ухудшение отношений, хотя я согласен с тем, что такие высказывания господина Олланда, госпожи Могерини и господина Йоханнеса Хана все-таки идут в копилку России. Поэтому я бы больше всего волновался в этом направлении.

Дэмис Поландов: Это такое успокоение России в текущих достаточно сложных условиях?

Серги Капанадзе: Я о том и говорю, что не дай бог, чтобы эти заявления воспринимались Россией, как подтверждение того, что их политика в Украине и Грузии, в принципе, успешная, потому что многие в Кремле могут именно так это все интерпретировать. Я не думаю, что мотивация этих заявлений была направлена в сторону в России.

Дэмис Поландов: А почему бы не предположить, что это просто реакция на слова Лаврова о том, что Россия не допустит вступления Грузии в НАТО?

Серги Капанадзе: Потому что это давно говорится со стороны России, а шаги, которые сейчас предпринимаются Евросоюзом, в том числе санкции, как бы показывают, что отношения НАТО с Россией ухудшились за последний год. Поэтому я не думаю, что в контексте новых санкций, которые продлили еще на год, стратегические направления будут меняться. Я хочу сказать, что не стоит из-за таких заявлений поднимать большую тревогу. Конечно, мы хотели бы получить безвизовый режим уже завтра или послезавтра, но мы сейчас находимся во второй стадии имплементации плана действий по безвизовому режиму. После последних оценочных миссий, скорее всего, уже будет составлен позитивный документ, на основании которого будет ясно, что мы можем получить безвизовый режим.

Дэмис Поландов: То есть, вы, в принципе, довольно оптимистичны в этом вопросе...

Серги Капанадзе: Это вопрос времени. На Рижском саммите мы, конечно, не получим, еще рано, но речь еще шла о том, что может быть пересмотрена вся политика в отношении соседства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG