Accessibility links

Бум резонансных дел


В абхазских судах сейчас рассматривается немало дел, имеющих широкий общественный резонанс. Другие, как говорится, на подходе

В абхазских судах сейчас рассматривается немало дел, имеющих широкий общественный резонанс. Другие, как говорится, на подходе

В абхазских судах сейчас рассматривается немало дел, имеющих широкий общественный резонанс. Другие, как говорится, на подходе. Об этом мы беседуем с первым заместителем председателя Верховного суда Абхазии Георгием Акаба.

Начали мы с весьма необычного эпизода в судебной практике. Большое общественное возмущение вызвало в прошлом месяце условно-досрочное освобождение из заключения на основании определения кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда Маглины Анкваб, задержанной в свое время с крупной партией – 53 грамма – метадона и приговоренной в октябре позапрошлого года к лишению свободы. После рассмотрения этого дела президиумом Верховного суда республики она была вновь задержана и водворена в изолятор временного содержания МВД для дальнейшего отбывания наказания. Беспрецедентный в Абхазии случай – погуляла на воле чуть больше месяца и вернулась в место заключения. Незаконный оборот наркотиков очень беспокоит наше общество. Неслучайно эта история побудила политических оппонентов – общественную организацию «Аруаа» и партию «Амцахара» – выступить с совместным заявлением. Ветераны войны поддержали в нем принятое в итоге судебное решение и выразили готовность стать активными участниками любых акций по борьбе с наркобизнесом. Вот что рассказал по этому делу Георгий Нуриевич:

«Маглина Анкваб была в свое время осуждена за сбыт наркотиков, но потом дело попало в президиум Верховного суда, который не нашел там признаков сбыта, а это уже другая статья, 223-я, часть 3-я. В рамках этого ей дали пять лет. Она отбыла свой срок на две трети. Закон допускает, если человек не нарушал правила содержания в местах лишения свободы, условно-досрочное освобождение».

Судья Сухумского городского суда Валерий Зантария отказал ей в УДО, но когда адвокат осужденной Иван Зарандия подал на кассацию в Верховный суд, кассационная коллегия под председательством Романа Кварчия отменила решение суда первой инстанции и Маглина была выпущена на свободу. Георгий Акаба так объясняет, чем руководствовалась кассационная коллегия:

«Они пришли к выводу, что неправильное, незаконное было решение горсуда. Почему? Дело в том, что суд первой инстанции опирался исключительно на показания сотрудников СИЗО, где она отбывает наказание, но ничем документально это не было подтверждено. А по закону, если человек находится в местах лишения свободы и что-то нарушает, это обязательно надо фиксировать. Рапорты надо посылать, объяснительные отбирать… Принимать, согласно исправительному кодексу, меры взыскания. Вот этого ничего не было. И поэтому они решили, что доводы Анкваб заслуживают внимания. Но потом сам знаешь, что началось: «Караул!» Генеральный прокурор подал на президиум Верховного суда. Президиум согласился с тем, что кассационная коллегия не имела права сама принимать решение. Или надо было оставить решение горсуда как есть, или, если есть какие-то сомнения, снова направить дело в суд первой инстанции».

В итоге кассационная коллегия Верховного суда уже в другом составе оставила решение горсуда в силе, и Анкваб была вновь помещена за решетку.

Сейчас рассматривается немало уголовных дел, к которым привлечено внимание общественности. Так, в Верховном суде проходит процесс по делу о вымогательстве взятки у предпринимателя Ермолаева, в котором обвиняются сотрудники Пицундского отделения милиции, в Сухумском городском суде – об избиении группой водителей сотрудника дорожно-постовой службы. В зале заседаний МВД Военный суд Абхазии рассматривает дело об убийстве курсанта школы МВД Мераба Гергедава, причем процесс сопровождается пикетами и митингами родных и близких покойного, которые требуют справедливого и сурового наказания убийц. Но в обществе постоянно спрашивают, когда начнется рассмотрение дела об убийстве российского предпринимателя Клемантовича и его подруги, в котором, в частности, в качестве обвиняемого фигурирует депутат абхазского парламента Нодик Квициния, почему на несколько месяцев застопорился судебный процесс о покушении на жизнь экс-президента Абхазии Александра Анкваба, который еще год назад многие называли судом десятилетия… Встреченный мной как-то член судебной коллегии по последнему делу сказал, что одной из причин данной паузы является то, что сегодня вместительный зал, в котором проходит этот процесс, занят – там рассматривается дело об убийстве Гергедава. Георгий Акаба согласился с этим и привел свои соображения о том, почему затягивается начало некоторых процессов по резонансным делам, в частности по убийству Клемантовича:

«Я же сказал: завален суд другими делами, судей у нас не хватает просто. Нет, там уже сформирована коллегия, но дело в том, что изучить это дело надо. Я почему говорю? Потому что один процесс изучения дела у нас порой длится многие месяцы. Почему? Объясняю. Дело по Клемантовичу – 12 томов. Дело по взятке – 4 тома. Это все надо скрупулезно изучить, выписки сделать. Дело о покушении на экс-президента – вообще 45 томов».

Кстати, процесс по последнему делу действительно долго не начинался после направления в суд обвинительного заключения – если не ошибаюсь, около года.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG