Accessibility links

«Желтая лихорадка» в Абхазии


Так уж совпало, что период наиболее интенсивного цветения мимозы в Абхазии приходится на канун Международного женского дня 8 Марта, который в Советском Союзе был поистине всенародным и любимым праздником и в половине стран постсоветского пространства остался государственным

Так уж совпало, что период наиболее интенсивного цветения мимозы в Абхазии приходится на канун Международного женского дня 8 Марта, который в Советском Союзе был поистине всенародным и любимым праздником и в половине стран постсоветского пространства остался государственным

Давно, еще с советских времен, период поздней осени и ранней зимы в Абхазии привыкли называть временем «оранжевой лихорадки» – когда на север вывозят поспевшие мандарины (два последние советские десятилетия к тому же их вывоз частными лицами был запрещен, что влекло за собой уйму ухищрений перевозчиков и коррупционных ситуаций). А гораздо более короткий период поздней зимы и самого начала весны по аналогии с этим можно было бы назвать периодом «желтой лихорадки» в Абхазии – по цвету вывозимых отсюда десятками тонн веточек с пушистыми желтыми шариками мимозы. Хотя на самом деле, по-научному, это дерево, завезенное в Абхазию из юго-восточной Азии полтора века назад, в 1860-е годы, и очень хорошо здесь освоившееся, называется серебристой акацией – за зеленовато-серебристый цвет ветвей и листьев.

Так уж совпало, что период наиболее интенсивного цветения мимозы в Абхазии приходится на канун Международного женского дня 8 Марта, который в Советском Союзе был поистине всенародным и любимым праздником и в половине стран постсоветского пространства остался праздником государственным. А потому веточки мимозы вошли в привычный «джентльменский набор» подарков женщинам в этот первый весенний праздник и почти обязательно изображались на поздравительных открытках к этому дню. Словом, мимоза – традиционный символ 8 марта, поэтому эти цветы никогда не выходят из моды.

Хороший все же праздник придумала больше века назад немецкая революционерка Клара Цеткин. В частности, не сомневаюсь, что с этим согласятся те жители Абхазии, для которых вывоз и продажа мимозы уже давно стали средством сезонного заработка. Тем более, что ее вывоз за пределы республики никогда не запрещался. А еще это дерево дикорастущее, которое не требует, как цитрусовые, лечения и другого ухода. Жаль только, что период ее цветения и сбыта, а также спроса на нее столь короток.

Впрочем, недавно в одном из абхазских СМИ прочитал следующее: «Последние несколько лет жителей и гостей Абхазии мимоза радует своими цветами уже в январе. Теплые зимы на побережье способствуют раннему цветению деревьев». Так-то оно так, но слово «радует» показалось мне весьма здесь неудачным. Кого-то, конечно, радует, но многих местных жителей, связанных с мимозовым бизнесом, наоборот, сильно огорчает. Ведь если мимоза отцветет слишком рано, то в начале марта, когда «дорога ложка к обеду», цветущей мимозы может остаться слишком мало.

Пару недель назад мы небольшой компанией ехали по трассе «Псоу – Сухум» и по дороге то и дело обращали внимание на нежно-желтые «облака» групп мимозовых деревьев по обеим сторонам трассы. «Неужели все это до праздника успеет отцвести?» – задался вопросом один из пассажиров машины. Другой, по-видимому, знаток, откликнулся: «Да, многие деревья еще в январе отцвели, но есть поздноцветущие породы, их для вывоза хватит».

Вывезенные за сезон похожие на маленьких пушистых цыплят соцветия мимозы считают на таможне в килограммах, как правило, по прошествии марта. А пока мы можем познакомиться с цифрами за предыдущие сезоны. В 2011-2013 годах из Абхазии было экспортировано в среднем по 35 тонн мимозы, а в 2014-м эта цифра подскочила почти вдвое – до 65 тонн. Еще более внушителен взлет выручки за соответствующие периоды – со среднегодовых 2 миллионов рублей до 9,5 миллионов в прошлом году. Посмотрим, что будет нынче.

Предварительные результаты внушают оптимизм. По сообщению одного из сочинских СМИ, только за последнюю неделю зимы на МАПП «Адлер» таможенники оформили более 55 тонн «ароматного груза». К сожалению, говорится также в информации, некоторые недобросовестные граждане пытаются провезти мимозу на личных автомобилях с нарушением правил таможенного оформления, и, вместо экономии, им приходится платить штрафы. С началом «сезона мимозы» Сочинская таможня возбудила 10 дел об административных правонарушениях. А еще три раза в течение месяца на фитосанитарном контрольном посту автомобильного пункта пропуска «Адлер» был воспрепятствован провоз партий мимозы по несколько килограммов, зараженных цветочным трипсом и обнаруженных во время досмотра ручной клади.

Что касается цен, то, как сообщает одно из липецких интернет-изданий, в этом городе абхазская мимоза продается по таким: «Самая маленькая и неприглядная веточка стоит 30 рублей, дальше по нарастающей и длина ветки, и цена – 50, 70, 100, 150 и даже 250 рублей».

Знатоки цветочного бизнеса объяснят вам также, что если соцветия мимозы почернели – значит, цветок подморожен. Чтобы мимоза была пушистой, продавцы могут опустить ветки в горячую воду, но такой цветок простоит не дольше суток. Дабы не купить вареную мимозу, надо обратить внимание на аромат: свежая ветка пахнет сильно, а побывавшая в горячей воде почти не имеет запаха. Не многие знают и то, что мимоза дольше стоит в вазе без воды.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG