Accessibility links

Человек – Дмитрий Гулия


Дмитрий Гулия с особой любовью относился к грузинскому искусству и культуре. Bменно он перевел на абхазский язык произведения Шота Руставели, Ильи Чавчавадзе, Важа-Пшавела и других грузинских писателей

Дмитрий Гулия с особой любовью относился к грузинскому искусству и культуре. Bменно он перевел на абхазский язык произведения Шота Руставели, Ильи Чавчавадзе, Важа-Пшавела и других грузинских писателей

Юбилей родоначальника абхазской литературы Дмитрия Гулия отметили сегодня в Национальной академии наук Грузии. Вечер открылся документальным фильмом «Человек» об известном творческом и научном деятеле, снятом в 60-х годах прошлого века. После чего началась конференция, посвященная 140-й годовщине со дня рождения Гулия.

«Я все могу. Перебороть года,

Чтоб жили в песне молодость и сила,

И сердце разрывать в себе,

Когда тебе, мой друг и брат, невыносимо».

«Я все могу» – отрывком из этого стихотворения Дмитрия Гулия начинается короткий черно-белый фильм-повествование о его жизни и творчестве. На кадрах – дом, в котором он жил. Во дворе, на скамейке в тени деревьев его сын – Георгий Гулия – рассказывает, каким отцом был известный абхазский деятель:

«В нем не было излишней сентиментальности. Он был деловит, но было в нем очень много нежности. Вот один из таких примеров: было это в году 1921-м, тогда свирепствовала т.н. испанка, а попросту грипп. И вот мы с братом заболели оба и потребовали, чтобы с нами лежал и отец. Мы уложили его посередине: он – совершенно здоровый человек – пролежал с нами несколько дней. Рассказывал нам сказки, читал стихи, говорил о поэтах, писателях. В этом и проявилась та особая нежность, которая была для него характерна».

Зал Академии наук Грузии сегодня был полон, некоторым из-за нехватки мест даже пришлось стоять. Большинство присутствующих – люди в возрасте, все «при параде»: мужчины в выглаженных костюмах, которые, это видно, они носят уже очень давно, но аккуратно.

Один из них, президент Академии наук Цхум-Абхазии Отар Жордания рассказывает о Дмитрии Гулия в свойственной профессорам манере – с чувством, с толком, с расстановкой. По его словам, говоря о научной и творческой деятельности Гулия, можно смело добавлять к каждому его достижению слово «первый». Так, будучи еще восемнадцатилетним подростком, он совместно с педагогом Константином Мачавариани становится создателем абхазской азбуки. Первый абхазский поэт, создатель первого абхазского романа и новеллы – список его заслуг на этом не заканчивается, говорит Жордания:

«Тех пунктов, которые я сейчас перечислил, было бы достаточно для того, чтобы Дмитрий Гулия навсегда вписал бы свое имя в историю. Но это еще не все. Дело в том, что Дмитрий Гулия стал первым редактором первой абхазской газеты. Помимо этого, он является создателем первой абхазской театральной труппы. Поначалу труппа играла только произведения самого Гулия, потом, когда круг абхазских писателей стал шире, репертуар тоже был расширен».

По его словам, Дмитрий Гулия был из простой семьи, классического образования он не получил, однако обладал особым даром, которым наделила его природа, и был крайне трудолюбив. Жордания также отмечает педагогический талант абхазского деятеля. Он преподавал как в сельских, так и в сухумских школах. И это тоже еще не все, продолжает профессор:

«Он первым написал историю Абхазии – с древних времен по десятый век. Некоторые аспекты вызывают споры в академических кругах, кто-то соглашается с Дмитрием Гулия, кто-то критикует. Но тот факт, что он создал ее и великие ученые дали положительную оценку его труду, говорит сам за себя».

Еще один профессор, взявший слово на сегодняшней конференции, Тите Мосия отметил, что Дмитрий Гулия с особой любовью относился к грузинскому искусству и культуре. По его словам, именно он перевел на абхазский язык произведения Шота Руставели, Ильи Чавчавадзе, Важа-Пшавела и других грузинских писателей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG