Accessibility links

Журналистка Хадиджа Исмаил остается под стражей


6 марта районный суд Баку продлил срок содержания под стражей журналистки Хадиджи Исмайловой еще на два месяца – до 24 мая

6 марта районный суд Баку продлил срок содержания под стражей журналистки Хадиджи Исмайловой еще на два месяца – до 24 мая

ПРАГА---6 марта районный суд Баку продлил срок содержания под стражей журналистки Хадиджи Исмайловой еще на два месяца – до 24 мая. Защита сотрудницы Радио Свобода, известной своими материалами о коррупции и конфликте интересов в высших эшелонах власти Азербайджана, считает это решение неправомерным и намерена обжаловать его. 5 декабря 2014 года Хадиджа была арестована. Изначально ее обвиняли в подстрекании к самоубийству, хотя Турал Мустафаев, подавший эту жалобу, исчез из поля зрения общественности уже давно. Затем появились новые обвинения – в хищении средств, незаконной предпринимательской деятельности, уклонении от налогов и превышении служебных полномочий. 23 февраля Хадиджу оштрафовали по обвинению в клевете на 2500 манат. Судья признал ее виновной в том, что она публично назвала бывшего активиста оппозиции Эльмана Гасанова агентом Министерства национальной безопасности. Исмайлова свою вину отрицала, поскольку в опубликованном ею документе имени Гасанова нет (оно зачеркнуто фломастером). Хадиджа должна была оставаться в тюрьме до 24 марта.

Арест Хадиджи Исмайловой, взятой под стражу в декабре, осудили международные правозащитные группы. Они назвали ее преследование частью санкционированной в высших эшелонах власти кампании, которая ставит целью запугать и заставить замолчать независимых активистов и журналистов. Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд ранее в связи с делом сотрудницы бакинского бюро Радио Свобода заявил, что, видимо, в Азербайджане еще слишком рано говорить о демократии. Недаром имя Хадиджа в переводе с арабского означает «ребенок, родившийся раньше времени». Мы поговорили с ее адвокатом Фаризом Намазлы.

Катерина Прокофьева: Следствие мотивировало продление срока ареста Хадиджи необходимостью проведения экспертиз. О каких именно экспертизах идет речь?

Фариз Намазлы: Речь шла о бухгалтерской, компьютерной и других экспертизах – это по делу Радио Свобода. Еще есть дело о суициде, которое раньше велось в Бакинской городской прокуратуре, а сейчас находится в следственных органах по тяжким преступлениям. В этом деле они должны также провести психологическую экспертизу потерпевшего. Они обосновали свое решение о проведении этой экспертизы.

Катерина Прокофьева: А что по поводу самоубийства? Как я понимаю, Хадиджа потребовала явки в суд Турала Мустафаева. Что известно о его судьбе?

Фариз Намазлы: Она сказала, что давно не было никаких известий о нем, потому что примерно месяц назад он на своей страничке в Facebook написал: «мне грозит опасность, я хочу взять свою жалобу назад и прошу адвоката мне помочь». Но после этого о нем не было никаких известий, поэтому Хадиджа требовала, чтобы он явился в суд и сказал, есть ли у него жалоба против Хадиджи. Однако суд не отреагировал на ее просьбу, а когда мы внесли ходатайство в апелляционный суд по поводу домашнего ареста, тогда тоже требовали его явки в суд, который не удовлетворил нашего ходатайства. Сейчас мы не знаем, находится он в Баку или нет, жив он или нет.

Катерина Прокофьева: А почему, по вашему мнению, это решение было принято именно сейчас, когда у следствия было время еще до 24 марта, когда истекал срок ее ареста?

Фариз Намазлы: По нашим законам, за пять дней до окончания срока ареста они должны направить ходатайство в суд. У нас примерно 10 дней будет праздник, и я думаю, что они обосновывают свое решение именно этим, т.е. в связи с праздником они внесли ходатайство заранее.

Катерина Прокофьева: Предоставило ли Следственное управление какие-либо комментарии по поводу продления срока ареста?

Фариз Намазлы: Они просто сказали, что им нужно провести экспертизы, какие-то следственные действия и т.д. Но они не уточнили, о каких действиях идет речь.

Катерина Прокофьева: В защиту Хадиджи подписаны петиции, воззвание организации «Репортеры без границ», заявление главы ПАСЕ, который поздравил ее с 8 Марта, и заявление одного из руководителей Радио Свободная Европа, который обвинил правоохранительные органы Азербайджана в подтасовке этих документов. Может ли все это как-то повлиять на ход дела?

Фариз Намазлы: Что будет в дальнейшем, покажет время. Сейчас я не могу ничего сказать.

Катерина Прокофьева: Какой срок грозит Хадидже, если ее признают виновной? Ранее говорилось о трех годах, потом о семи...

Фариз Намазлы: Сейчас уже говорится: от семи до двенадцати лет.

Катерина Прокофьева: Как комментирует это решение сама Хадиджа?

Фариз Намазлы: Хадиджа опровергает все обвинения. Она говорит, что ее ошибочно выбрали обвиняемой, она не несет никакой ответственности ни по делу о Радио Свобода, ни по делу о попытке самоубийства.

Катерина Прокофьева: Как она себя чувствует?

Фариз Намазлы: У нее все хорошо, просто ей не дают разрешения встретиться с родственниками. Несколько раз она и ее семья подавали заявления на имя начальника СИЗО, но до сих пор она не смогла встретиться со своими родственниками.

XS
SM
MD
LG